ЛитМир - Электронная Библиотека

Судебный исполнитель вскрыла коробку с запасом консервированного шоколада.

— Не ешь его, — угрожающе произнесла продавщица.

— Я буду делать то, что захочу.

— Это для всех нас!

— Успокойся, — небрежно бросила судебный исполнитель.

— Толстуха!

— Я не толстуха, — невозмутимо ответила судебный исполнитель и встала.

— Куда ты идешь? — удивилась продавщица.

— К ручью, чтобы попить.

Вода в капсуле проходила сложный процесс очистки, который требовал времени. Вода из ручья значительно пополнила запасы беглецов, оказавшись чистой, холодной и свежей. Она не отдавала мочой, в ней не было привкуса металла. Она понравилась даже судебному исполнителю. На Тереннии вода из городских резервуаров сильно пахла различными дезинфицирующими химикатами.

Шоколад, который судебный исполнитель жевала по дороге к ручью, вызвал жажду.

— Толстуха! — кричала ей вслед продавщица.

Судебный исполнитель высокомерно не обращала на нее внимания.

Ручей был совсем рядом. Судебный исполнитель прошла между высоких деревьев. Это было тенистое место, даже днем в нем стоял сумрак. У берега она остановилась. Впереди у кромки воды лежал какой-то странный предмет. Подойдя поближе, она рассмотрела ведро, с которым Оона ушла за водой. Почти сразу она услышала справа тихий, сдавленный стон. Повернувшись, она, к собственному изумлению, увидела Оону. Та стояла спиной к толстому дереву, ее запястья были скручены веревкой позади ствола. Нижняя часть лица Ооны была замотана тряпкой.

Судебный исполнитель не знала, что делать. Она шагнула к пленнице, но та решительно задергала головой. Судебному исполнителю показалось, что среди деревьев промелькнула тень. Слабых, сдавленных стонов пленницы было достаточно, чтобы она насторожилась. Судебный исполнитель во весь дух побежала к капсуле. Она ворвалась на маленькую поляну, где располагался лагерь, и подбежала к перепуганной продавщице, сидящей на земле. Вытаращив глаза и задыхаясь от быстрого бега, она несколько раз махнула рукой в сторону ручья.

Едва ей удалось перевести дыхание, как на противоположной стороне поляны показался офицер. Он тут же споткнулся и упал — казалось, его толкнули в спину, тем не менее рядом с ним никого не было. Женщины успели заметить, что торс офицера перехватывали веревки, а еще одна веревка была зажата в зубах.

— Скорее! Прячься! — завопила судебный исполнитель и бросилась к капсуле. Перепуганная до смерти продавщица кинулась за ней.

В капсуле они поспешно закрыли дверь, заперли ее и сжались в темноте.

— Дышать нечем, — простонала продавщица.

— Выходи наружу, — сердито посоветовала судебный исполнитель.

Некоторое время они молчали, а потом обе тревожно вскрикнули, заслышав неожиданный скрежет металла рядом с капсулой.

— Они не смогут войти, — прошептала судебный исполнитель.

— Кто «они»? — спросила продавщица.

Судебный исполнитель подползла к одному из маленьких иллюминаторов.

— Ничего не вижу, — пробормотала она и тут же отпрянула — в иллюминатор ударил кулак с зажатым камнем. — Они не войдут, — еще раз повторила она.

Снаружи усилился шум. Кажется, неизвестные пытались крутить внешнюю ручку, но им не удалось открыть запертую изнутри дверь. По иллюминатору ударили еще несколько раз, и стекловидное вещество растрескалось, осколки посыпались внутрь капсулы.

— Мы в безопасности, — дрожащим голосом повторила судебный исполнитель. — Они не войдут.

Продавщица тяжело вздохнула. Теперь в капсуле было уже не так душно — воздух проникал через разбитый иллюминатор.

— Это мужчины? — спросила продавщица.

— Не знаю, — отмахнулась судебный исполнитель.

— Так посмотри!

— Лучше ты посмотри.

Продавщица встала, осторожно выглянула в ближайший иллюминатор и тут же отдернула голову.

— Кто они? — спросила судебный исполнитель, беспокойно прижимаясь к полу.

— Мужчины.

— Какие мужчины?

— Судя по их одежде — варвары, — еле слышно прошептала продавщица.

— Будь довольна, — горько отозвалась судебный исполнитель. — Ты станешь хорошенькой рабыней.

— Ты тоже, — огрызнулась продавщица.

— Нам повезло, что это варвары. Нам почти нечего бояться.

— Как это? — удивилась продавщица.

— Как все варвары, они тупы, — терпеливо разъяснила судебный исполнитель. — Они нетерпеливы и скоро уйдут.

— А если нет?

— Уйдут, — уверенно заявила судебный исполнитель. — Они глупы.

— Я слышала, что варварам нравится обращать в рабство культурных женщин, — прошептала продавщица.

— Да, когда им это удается.

— Что, если они будут ждать? У нас же нечего есть и пить.

— Они об этом не знают, — возразила судебный исполнитель.

— Мне страшно, — сжалась продавщица.

— Не бойся — это всего лишь варвары. Они глупы. Им скоро надоест ждать, и они уйдут.

— Тогда мы выйдем из капсулы и убежим — ничего сложного!

— Мы должны перехитрить их.

— Конечно, — кивнула судебный исполнитель. — Мы гораздо умнее их. Мы образованные женщины.

— Тогда почему нас продают и покупают на стольких планетах и содержат как беспомощных рабынь? — поинтересовалась продавщица.

— Снаружи все тихо, — заметила судебный исполнитель.

— А что стало с Ооной и офицером? — спросила продавщица.

— Надо подумать о себе. Они были достаточно глупы, чтобы позволить схватить себя.

— Как тихо! — удивилась продавщица.

— Наверное, они уже ушли, — обрадовалась судебный исполнитель.

Продавщица встала и выглянула в иллюминатор.

— Они не ушли… — прошептала она.

— Значит, они не так нетерпеливы, как я считала.

— Нет, — покачала головой девушка. — Они гораздо нетерпеливее, чем ты думаешь.

— Они уходят?

— Нет.

— Не понимаю…

— Они не так глупы, как кажется, — продолжала продавщица.

— Ничего не понимаю!

— Они собирают ветки и раскладывают их вокруг капсулы!

Вскоре капсулу окружило ревущее пламя.

— Я задыхаюсь! — плакала продавщица.

Судебный исполнитель коснулась раскаленной стены и вскрикнула. Вскоре ей пришлось поочередно отдергивать ноги от нагретого пола. Продавщица плакала от боли, дуя на обожженные руки.

— Что же нам делать? — кричала судебный исполнитель.

— Это уже решили за нас, — ответила продавщица.

— И какой у нас выбор?

— У нас нет выбора! Мы можем только стать рабынями!

Судебный исполнитель задохнулась, шатаясь в пекле капсулы. Она увидела, как продавщица пытается открыть дверцу.

— Я первая! Первая! — закричала она и оттолкнула девушку. Она жестоко обожгла руки о стальную ручку, распахнула дверь и чуть не заплакала, коснувшись ногами пылающих железных ступеней лестницы.

Снаружи капсула раскалилась докрасна. Судебный исполнитель с криком вырвалась из двери и глотнула свежего воздуха. Она чувствовала, как мощные руки схватили ее и бросили ничком в грязь рядом с пылающей капсулой. Она отвернула лицо от жара и почувствовала, что ей заламывают назад руки и связывают их. Она поняла, что подобная участь постигла и продавщицу, выпрыгнувшую из капсулы следом за ней. Она дрожала и едва переводила дыхание, лежа на животе, когда ей на шею накинули веревку. Повернувшись в сторону, она увидела, что у продавщицы тоже связаны руки и на ее шее болтается веревка.

47
{"b":"20832","o":1}