ЛитМир - Электронная Библиотека

– Демонстрация силы духа и храбрости – это, конечно, замечательно, но все хорошо в меру. Вы все теперь Понтье, так что вставайте с пола и впредь ведите себя так, как подобает членам нашей семьи.

Элен слезла с Гаса, и тот сразу же вскочил. Воинственно подбоченившись, девочка заявила:

– Если хотите знать, я не Понтье, а Маккензи. Старик сдвинул брови.

– Маккензи? Это какой же муж по счету?

– Маккензи – моя девичья фамилия, – пояснила Мэг.

Месяца через три после смерти Теда, примерно в то время, когда им пришлось переехать из их общего дома, Элен заявила, что отказывается от фамилии отца и берет девичью фамилию матери, хотя и знала, что Маккензи – не настоящая ее фамилия, а фамилия приемных родителей, которых Мэг потеряла, когда ей было десять лет.

– Ну, как вижу, в этом клане есть женщины, которым палец в рот не клади, – усмехнулся Понтье-старший, смягчившись.

Тедди подошел к сестре.

– Я не нуждался в твоей помощи! Элен пожала плечами.

– Мы же близнецы. Я генетически запрограммирована всегда бросаться к тебе на помощь.

Тинси, по обыкновению повисшая на руке доктора Прежана, удивленно подняла голову.

– Сколько лет этому ребенку?

– Десять, – ответила Элен. – Вас, наверное, удивляет мой словарный запас? Да, я довольно хорошо развита для своего возраста, это потому, что с нами занимается наша мама.

Мэг сразу поняла: Тинси и доктору Прежану не верится, что их незваная гостья, провинциалка из Вегаса, да еще окончившая школу со справкой, способна так много дать своим отпрыскам. Мэг не стала спорить. Для одного дня на ее долю и так выпало слишком много шума и суеты. Было уже поздно, но, несмотря на поздний час, Паркер, по-видимому, до сих пор не вернулся домой. Ни суматоха, ни долгожданная встреча с детьми не могли заставить Мэг забыть о его отсутствии. Без Паркера дом казался пустым.

– Пора спать, – объявила Мэг.

Как и следовало ожидать, дети ответили дружными возгласами недовольства.

– Ко мне это не относится, – заявил Гас, освобождая Джима из хватки прадеда.

– Почему это не относится? – недовольно поинтересовался Тедди, все еще настроенный на воинственный лад.

– Я ложусь спать, когда сам решу.

Тедди посмотрел на Мэг. Он явно хотел спать и сдерживал зевок, но ему было любопытно посмотреть, как мать отреагирует на это демонстративное проявление неповиновения.

Мэг погладила непокорные кудри Саманты, стараясь выиграть время и придумать, что ответить. Наконец она решила, что лучше всего предпринять обходной маневр.

– Пойдем посмотрим, не найдется ли у Хортона чего-нибудь вкусненького перекусить перед сном.

– Кто такой Хортон? – спросила Саманта.

– Один очень милый человек, который знает, где хранится молоко и печенье.

Мэг направилась к двери, Саманта, Элен и Тедди последовали за ней.

– Вы идите, а я пока развлеку разговором миссис Феннистон. – Понтье-старший развернул свое кресло к гостье. – Миссис Феннистон, – проговорил он самым что ни на есть любезнейшим голосом, – позвольте предложить вам стаканчик шерри.

Мэг подавила улыбку.

– Гас, а ты не хочешь перекусить?

Гас пожал плечами и пробормотал, что молоко и печенье любит только малышня. Но после того как Мэг с детьми вышли из гостиной, он поплелся следом. За ним неотлучно, как тень, шел верный Джим.

Мэг, конечно, с помощью Хортона покормила и искупала детей и определила их на ночлег. Саманту и Элен она поселила в комнату, расположенную напротив комнаты Паркера, хотя почти не сомневалась, что Саманта пожелает спать с мамой, а значит, и Элен наверняка присоединится к ним. Тедди Хортон собирался поселить в свободной комнате на первом этаже, но Гас удивил всех, предложив мальчику вторую кровать в своей комнате.

Когда все были устроены, близнецы и Саманта забрались на широкую кровать Мэг и приготовились к ритуалу вечернего разговора на подушке. Саманта по-прежнему льнула к матери, чем вызвала у Мэг новый приступ угрызений совести: не следовало оставлять детей так надолго. Она решила утром первым делом поблагодарить Понтье-старшего за то, что он распорядился привезти детей, пусть даже очень скоро они все вместе полетят обратно в Лас-Вегас.

Мэг сидела на кровати, Саманта положила кудрявую головку к матери на колени, ее маленькая ручка покоилась в руке Мэг, лежащей на подушке посреди кровати. Тедди прислонился к изголовью и лишь слегка касался подушки ногой. После смерти Теда мальчик уже не так охотно, как раньше, принимал участие в общем ритуале. Элен вытянулась на кровати в полный рост, положив голову на подушку и прикрыв глаза.

– Настало время разговора на подушке, – начала Мэг спокойным, умиротворяющим голосом. – И прежде всего, поверьте, я очень рада, что вы все снова со мной.

– Никогда больше не уезжай, – с чувством сказала Элен, подняв голову и широко раскрыв глаза. – Это так страшно, когда ты уезжаешь.

Мэг наклонилась и поцеловала дочь в щеку.

– Мне жаль, что так получилось, дорогая. Иногда приходится заниматься довольно сложными делами, но я стараюсь поступать так, как будет лучше для всех нас.

Элен вздохнула.

– Я только хочу, чтобы мы всегда были вместе.

– А я бы хотел, – вставил Тедди, – чтобы ты хоть раз не вмешивалась в мою драку.

Элен села. Мэг решила вмешаться.

– Эй, ребята, это ведь разговор на подушке. Давайте-ка вести себя тихо и спокойно, ладно?

Элен снова легла.

– Дурачок, я бы не полезла, если бы не любила тебя! Тедди состроил гримасу.

– Кто этот мальчишка?

– Сын одного из внуков дедушки Понтье. Его отец недавно умер.

– Как наш папа? – мрачно спросил Тедди. Мэг кивнула.

– А…

В дверях послышался какой-то шорох. Мэг оглянулась и увидела, как в приоткрытую дверь просовывается нос Джима. А где Джим, там недалеко ищи и Гаса. Мэг хотела было окликнуть Гаса и позвать в комнату, но интуиция подсказывала ей, что не следует торопить события. На долю мальчика выпало много испытаний, и он сам присоединится к ним, когда будет готов.

– Мамочка?

– Что, Саманта?

– Я хочу, чтобы ты нашла нам нового папу, и чтобы тебе больше никогда не пришлось уезжать.

62
{"b":"20836","o":1}