ЛитМир - Электронная Библиотека

– Итак, вы собираетесь возвращаться в Лас-Вегас? Мэг сцепила руки между колен и молча кивнула.

– Когда?

– Скоро. – Она отвернулась и стала смотреть в едва тлеющий огонь. – Детям нужно возвращаться в школу. К тому же скоро Рождество, а у меня еще ничего не готово.

– Понятно.

Паркер подумал, не напомнить ли ей, что дети предпочли бы провести Рождество в Новом Орлеане.

– А если я попрошу вас не уезжать, это что-то изменит? Глаза Мэг засияли, и у Паркера появилась надежда, но потом она сказала:

– Почему?

– Что – почему?

Черт, как же это трудно! Нужно было сесть с ней рядом, обнять ее, увести наверх, в спальню, а уж потом просить остаться. Паркер поднял было руку, чтобы провести пальцем под воротником рубашки, но потом сообразил, что он в свитере с эмблемой университета Тулейна.

– Почему я должна оставаться в Новом Орлеане?

«Потому что ты зажгла в моей жизни свет, потому что я не смогу жить без тебя, потому что ты мне нужна».

Все истинные причины прямо-таки кричали о себе в мозгу Паркера, но, посмотрев на Мэг, он понял, что не в силах произнести все это вслух. Что, если он ошибается и для нее все, что произошло между ними, лишь легкая интрижка, которую она затеяла, чтобы убить время? Что он вообще знает о ней?

Паркер забарабанил пальцами по колену и понял, что невольно копирует жест деда, выдающий волнение и возбуждение. В конце концов он сказал:

– Детям понравится Рождество в Новом Орлеане. Они еще не были ни в городском парке, ни в зоопарке, да и вы тоже. Кроме того, нужно уладить массу вопросов, касающихся недвижимости Жюля. Вам понадобится помощь адвокатов по юридическим и финансовым вопросам…

Когда Паркер впервые увидел Мэг в номере Жюля и высокомерно предположил, что брат купил ее на одну ночь, она отреагировала очень бурно. Но даже тогда он не заметил ни ярости в ее глазах, ни поджатых губ. Мэг встала и засунула руки в карманы джинсов.

– Благодарю вас, Паркер. Планируя в следующий раз поездку на каникулы, возможно, мы подумаем о Новом Орлеане. Но сейчас мы возвращаемся домой.

Он все испортил! Мэг подошла к камину, и Паркер уставился на ее прямую спину. Может, еще не все потеряно? Может, она передумает, если он скажет: «К черту все эти причины, останься со мной, потому что я хочу узнать тебя поближе, хочу заниматься с тобой любовью, хочу разделить с тобой жизнь»?

Мэг повернулась, встав спиной к камину и сцепив пальцы сзади. Глядя на Паркера, она вдруг со всей определенностью поняла, что пожинает только то, что сама посеяла. Мэг с самого начала не была честна с Паркером. Если бы она повела себя иначе, может, у них и был бы шанс. Может, даже сейчас, оказавшись в надежном кольце его рук, ей удалось бы прошептать: «Я хочу остаться, потому что я хочу быть с тобой».

«Скажи ему правду. Тебе все равно придется вернуться домой, ясно же, что он не чувствует к тебе того же, что ты к нему».

Паркер собирался нарушить молчание, когда заговорила Мэг:

– Паркер, я хочу попросить вас кое-что для меня сделать, а еще мне нужно вам кое-что сказать.

Он встал с дивана и подошел к Мэг.

– Говорите.

В его голосе слышалось радостное предвкушение, и Мэг отметила это почти с ужасом. Ему не понравится то, что она скажет. Мэг вздохнула поглубже.

– Во-первых, мне понадобится ваша помощь в учреждении доверительного фонда. Я хочу, чтобы все, что я должна унаследовать как вдова Жюля, перешло в собственность Гаса и было положено в его доверительный фонд.

– Все?

– До последнего пенни.

– Вы отдаете себе отчет в том, что речь идет об огромной сумме?

Мэг пожала плечами.

– Все. А еще я готова подписать все бумаги, какие потребуются, чтобы вы распоряжались моими акциями в компании.

– Это еще что такое? – Теперь в голосе Паркера не осталось и намека на радостное предвкушение. – Умываете руки?

Мэг сделала над собой усилие, чтобы выдержать его взгляд.

– Вы как-то сказали, что не понимаете, почему я вышла замуж за Жюля. Так вот, я расскажу почему, и вам не понравится то, что вы услышите.

– Что ж, послушаем.

– Жюль предложил мне тридцать тысяч долларов за то, чтобы я на три дня стала его женой и голосовала в его поддержку по вопросу о продаже компании.

Паркер прищурился.

– Неужели мой братец действительно это сделал?

Мэг кивнула. Вдаваться в подробности не было необходимости, она и так достаточно его ранила. Паркер отступил от нее на шаг и тихо пробормотал:

– Жюль говорил, что пойдет на все, и когда вы объявились, я поначалу даже что-то подозревал, но… – Паркер встрепенулся и свирепо посмотрел на Мэг. – Вы заставили меня забыть об осторожности! О да, вы и ваше лживое тело – вы вместе. Вы добились своего: все подозрения начисто вылетели у меня из головы.

– То, чем мы занимались, не имеет к этому никакого отношения.

Паркер рассмеялся.

– И вы рассчитываете, что я поверю? Что я вообще поверю женщине, способной на такое? – Он потер пальцами переносицу. – Боже правый, вы и Жюль… Два сапога пара.

– Паркер, все было не так. Я пошла на это только из-за денег.

– Из-за денег! – со злостью повторил Паркер.

Он заходил по комнате, подошел к дивану, снова вернулся к Мэг и остановился так близко, что она видела, как вздымается и опадает его грудная клетка в такт дыханию. Паркер вцепился в каминную полку так, будто боялся упасть.

– Тридцать тысяч долларов, говорите? – Он взял Мэг за подбородок и приподнял голову, заставляя смотреть ему в лицо. – И что же еще мой братец получил за эти деньги?

– Что вы имеете в виду?

Губы Паркера дернулись и искривились.

– Я говорю о сексе. Кто-кто, а уж Жюль своего бы не упустил, он бы получил за свои денежки сполна.

– Я уже говорила вам, мы с ним не занимались сексом. Мэг старалась, чтобы ее голос не дрожал, но ей не удавалось этого добиться.

– Ну да, конечно. Почему не скормить мне очередное вранье? – Отпустив ее подбородок, Паркер глубоко засунул руки в карманы джинсов. – Черт подери, я же чувствовал, вы слишком хороши, чтобы быть настоящей! У Мэг перехватило дыхание.

– Паркер, прошу вас, не надо. Я знаю, вы осуждаете меня, но у меня были причины так поступить. Я не хотела вам рассказывать, но тогда я думала, что поступаю правильно.

86
{"b":"20836","o":1}