ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Он пожал плечами.

— Что можно понять по следам в грязи? Две крупные подкованные лошади, остальные пони. Я бы сказал, отряд из шести человек. Направлялись на юго-восток.

Юго-восток — направление, куда и они должны двигаться. В трансе Тирта почувствовала, что ее цель не очень далеко. Возможно, хребет с черной полосой всего в дне пути. Однако если придется идти в обход, путь намного удлинится, а припасов у них очень мало и не будет времени, чтобы охотиться или собирать свежие съедобные ростки.

— Как ты думаешь, давно они проехали?

— На рассвете.

Его короткий ответ принес некоторое облегчение. Можно ли верить, что ее ночное путешествие не имеет никакой связи с этой случайной встречей?

Этот след может свидетельствовать о том, что поблизости другой лагерь. Или о том, что их ищут.

Этот Джерик — зачем бы ему их преследовать?

Тирта могла подумать только об одной приманке — Алон. Если бы разбойники догадались, что человек Древней Расы, обладающий необычными способностями, уцелел от бойни, — достаточно ли этого, чтобы заинтересовать их? Кто такой этот Джерик? Разбойник? Или человек какого-то честолюбивого лорда, который теперь сражается за остатки богатств Карстена? Она помахала Алону, и все трое поехали рядом.

— Кто такой Джерик? Кто-нибудь стоит за ним? — она задавала вопросы быстро и увидела, что сокольничий повернул голову. Он как будто понимал направление ее мыслей.

— Он разбойник, — медленно ответил Алон, — и только в прошлом году появился в этой местности.

Его люди, они… — Лицо мальчика побледнело, он кончиком языка облизал губы. Тирта хорошо понимала, что она возвращает его к воспоминаниям, которые он оставил за собой. Но они должны узнать, что возможно.

— Его люди… — Алон выпрямился в большом седле. Одну руку он положил на шею торгианцу, как будто в прикосновении к животному черпал силу и храбрость. — Они… — Он повернул голову и прямо посмотрел на Тирту и сокольничего. — Теперь я знаю. — Голос его дрогнул. — Я считал, что они те, кого Парлан называл сбродом: «Пустые щиты», которым никакой лорд не позволяет ехать под своим знаменем, убийцы и тому подобное. Но теперь я понимаю — среди них был настоящий Темный!

Тирта плотнее ухватилась за узду, и ее кобыла едва не остановилась. Рука сокольничего сомкнулась на рукояти ружья.

— Этот Джерик, он и есть Темный? — каким-то образом Тирте удалось задать вопрос ровным голосом.

Алон покачал головой.

— Не уверен. Он злой, но… Нет, я думаю все же, что он человек, настоящий человек, хотя есть в нем… — Его замешательство перешло в отчаяние. — Когда они гнались за мной, я слишком испугался. Теперь я здесь и знаю больше, и я понял, что боялся не просто смерти — хотя и ее тоже, но чего-то гораздо более плохого.

— Может, они узнали, что в тебе есть Сила? — мысли сокольничего следовали по тому же пути, что и размышления Тирты.

— Но тогда я сам этого не знал. Я думаю, страх перед ними сломал во мне какой-то барьер.

— В прошлом бывало так, что в детях устанавливали барьер против Силы. — Тирта снова вспоминала узнанное в Лормте. Ей часто там приходилось уходить на боковые ответвления от своего главного поиска. — Может, так было и с тобой, Алон.

Его расстройство было очевидно.

— Значит, может, именно меня искал Джерик? Я принес смерть…

— Нет. — Из-под полумаски шлема виден был только рот сокольничего. Он был строго сжат. — Не думай так, маленький брат. Этот Джерик разбойник, а на ферме нашлось что грабить. К тому же, у него могли быть давние счеты с хозяином.

Лицо Алона слегка прояснилось.

— С Джериком был человек, которого Парлан выгнал два месяца назад. Яхне предупредила Парлана, что этот человек опасен, хотя он явился с посланием от лорда Хоннора и, как мы позже узнали, послание было истинное. Этот человек был у моего лорда двенадцать месяцев и хорошо служил ему.

После того, как Парлан заболел, Яхне ушла искать травы для его лечения. А этот человек был с Джериком, я ясно видел его лицо. Но он не был из Тьмы, из полной Тьмы.

— Но ты сказал, что там был и такой, — настаивала Тирта. — Кто он?

Снова лицо Алона омрачилось.

— Не могу сказать. Не помню, правда. Знаю только, что он охотился за мной на лугу, и они хотели… — Он замолчал, выпустил узду и закрыл руками лицо.

Тирта быстро поняла его.

— Выбрось это из головы. Если тебе предназначено вспомнить, воспоминание придет само в нужное время. Не ищи его сейчас.

Алон снова опустил руки. На лице промелькнула тень, сделавшая его гораздо старше.

— Не буду больше прятаться в этом внутреннем убежище. — Это прозвучало как твердое обещание. — Но и полных воспоминаний у меня нет. Может, как ты говоришь, придут со временем.

Тирта посмотрела на сокольничего.

— Как ты думаешь, это Джерик нас ищет?

Он слегка наклонил голову, но не ответил. Подлетел сокол и сел на свой насест. Снова Тирта услышала обмен щебечущими звуками. Потом сокольничий отвернулся от птицы и заговорил.

— На юг медленно движется отряд. В нем шестеро, и один необычен. — Он колебался. — Мой брат не может объяснить, в чем его необычность. У него внешность человека, но внутри он не такой, как мы.

Но он не колдер и не один из тех живых мертвецов, что служили колдерам. Тех мы, в Гнезде, хорошо знали. Но здесь что-то другое. И очень плохое.

— Он из Эскора? — со времени встречи с тварью Тирта все время настороженно ждала новых столкновений с чудовищами, которые теперь могут бродить здесь. Дикая местность, погрузившаяся в хаос после того, как ее разграбили люди, привлекает к себе зло. По старым преданиям, Тьма расцветает в таких обстоятельствах.

Или — в голову ей пришла новая мысль — или это то же самое, что проявило себя холодом в Доме Ястреба? Может ли и оно притягивать к себе? Если так, она не должна вести спутников туда. Не сознавая этого, Тирта начала торопливо оглядываться по сторонам, словно преследуемый, который ищет убежища.

— Что-то здесь… — Голос Алона не нарушил ее тревожных мыслей, но следующие его слова сразу привлекли к себе внимание. — Госпожа, у тебя меч, и на нем символ…

Наверно, она так пристально посмотрела на него, что привела в замешательство, потому что он запнулся, и прежде чем Тирта смогла спросить, заговорил сокольничий.

— А что в этом символе, маленький брат? Леди глава Дома Ястреба, последняя в своем роде. Она несет меч Дома. Что ты о нем знаешь?

— Ты сокольничий, мастер меча, и твоя птица едет с тобой, — ответил Алон. — Но такую птицу, которая на мече леди, я тоже видел, и еще до нашей встречи.

— Где? — спросила Тирта. — На какой-то добыче, взятой в крепости и за эти годы переходившей от вора к вору?

— Незадолго до Луны Ледяного Дракона к нам пришел человек. Тогда выпал густой снег и закрыл горные проходы. Человек гостил у Парлана десять дней, поменял свою лошадь на другую. У него на левой руке было металлическое кольцо, не из золота и не из серебра, какое-то красноватое, и на нем рисунок, такой же, как на мече. Он имел привычку вертеть это кольцо, когда говорил, все время поворачивать на пальце, и поэтому все его замечали.

— Как его звали? — спросила Тирта.

— Он назвался Эттином и сказал, что он «Пустой щит», раньше служил с пограничниками, а потом решил вернуться в Карстен. Он… — На лице Алона снова появилось удивленное выражение. — Не думаю, чтобы он был из Древних: у него светлые волосы и голубые глаза.

Услышав это имя, Тирта резко выдохнула и тут же заметила, что привлекла внимание сокольничего.

Мертвец, которого они нашли, тоже имел герб ястреба. Он ей незнаком. Но этот… Так много лет прошло.

Неужели это правда?

— Ты знаешь человека с этим кольцом лорда? — в голосе сокольничего снова слышалась подозрительность.

— Много лет назад был ребенок. Древняя Раса иногда скрещивается с сулкарами. И среди пограничников встречаются сулкары, хотя прежде всего они верны морю.

— А кольцо лорда? — он снова бросает ей вызов.

25
{"b":"20837","o":1}