ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

А сокол, который претерпел такое странное превращение, что стало с ним? И кто такая Нинутра?

Мысль об этом имени словно открыла в ее сознании новые просторы. На этот раз Тирта не увидела женское лицо, но ощутила тепло во всем теле, тепло в душе, а не в омертвевшей плоти. А тем временем…

Воздух сгустился, перевернулся. Может воздух сгуститься и перевернуться? Несмотря на постоянную качку, которая мешает ясно видеть, Тирта заметила движение над головой. Оно в воздухе! Собирается туман. Откуда взяться единственному клочку тумана в такой ясный день? Маленькое облачко могло повиснуть прямо над ними и двигаться с той же скоростью. Но, кажется, она одна его видит. Не слышно голосов всадников.

Туман? Нет, тень! Но невозможно увидеть тень в полуденном воздухе! Она извивается, удлиняется, становится плотнее. И вот показался тот самый меч, который висел над тремя спутниками в доме Ястреба. Но здесь он длиннее и шире. Они едут под ним, и в нем таится угроза.

Но не для нее: Тирта в этом уверена. Это проявление той же Силы, что помогла им в доме Ястреба.

Как и серая птица, он представляет собой вызов и предупреждение. Она ждет, что сейчас раздастся крик птицы, может, снова будет произнесено это имя.

Но на самом деле слышит громкий крик, который издает человек, ведущий ее пони. Он дернул узду, заставив пони остановиться. Голова ее слегка упала набок, и она видит его протянутую руку. Всадник показывает наверх. Послышалось множество восклицаний. Потом голос того, кого она еще ни разу непосредственно не видела, — этого Темного лорда, который распоряжается Джериком вопреки его желанию.

— Это только видение. Неужели вас пугают тени?

— Бывают тени и тени, — дерзко ответил Джерик. — Если это видение, лорд, то чье? У него сверхъестественный вид. И не думаю, что это дело твоих братьев по Чаше. Ты сказал нам, что в Эскоре нас встретят приветливо, скажут: «Хорошо сделано!» Ведь мы везем мертвую ведьму с этим дьявольским ящиком и мальчишку, которого ты приказал везти, хотя он, кажется, приближается к смерти. Ну что ж, мы в Эскоре. Где же твои друзья? Разве тебе не кажется, что нас первыми нашли те, кто тебя не очень любит? Я говорю, — его голос теперь слышался громче: он подъехал к пони, на котором лежала Тирта, — что мы выполнили свою часть договора, лорд. Эти дела с Силой — оставь колдовство тем, кто знает о нем больше нас. В герцогстве достаточно добычи для нас, зачем нам напрашиваться на неприятности?

Человек, которого видела Тирта, был явно согласен с Джериком. Потому что он выпустил повод пони и отъехал от Тирты. Чуть погодя к нему присоединился еще один, очень на него похожий и явно родич того, что остался сзади на тропе.

Меч над ними стал теперь таким материальным, что казался Тирте очень прочным предметом. Человек ростом с холм мог бы взять его в руки.

Темный лорд рассмеялся.

— Слишком поздно, Джерик. Как я тебе уже сказал — хотя ты, мне, наверно, не поверил, — те, кто служит моему повелителю (и помогают мне, как помогал ты), не могут освободиться по своей воле.

Нет, не могут, пока он их не использует до конца!

Попытайся уйти — если сможешь!

Двое всадников, которые находились в поле зрения Тирты, выглядели бледными под грязью и загаром. Оба, как один, повернули, используя шпоры. Их маленькие лошади двинулись по тропе назад. Но не успев сделать нескольких шагов, остановились и люди в ужасе закричали.

Перед ними в траве сидело существо, какого Тирта никогда не видела, хотя тварь, которую она встретила в горах, тоже была невиданной и злой. Но это гораздо хуже, потому что в нем ничего не напоминало обычных животных. Скорее, оно было похоже на насекомое, как будто безвредный паук, который по утрам плетет паутину в траве, вдруг мгновенно вырос до размеров пони. Существо покрыто жестким ярко-алым волосом, на суставах длинных конечностей этот волос превращается в густую массу. Поперек головы тянется ряд темных глаз выше щелкающих клешней, и из этих угрожающих щипцов капает густая зеленая слизь.

Всадники пытались справиться с лошадьми, но те повернули, проскакали мимо Тирты, унося с собой седоков подальше от этого существа. А оно сидело неподвижно и пристально смотрело на отряд.

— Яаахххх! — должно быть, сам Джерик, человек, который отказался повиноваться лорду, справился со страхом. В руке у него было тяжелое копье, он держал его с легкостью человека, побывавшего во многих победоносных сражениях. Он железной рукой управлял своей сходившей с ума, косящей дикими глазами лошадью, потому что заставил ее двинуться вперед, нацелив копье прямо на чудовище, преграждающее путь к отступлению по тропе.

17

Паук не стал дожидаться нападения Джерика. Он прыгнул, готовый получить копье в волосатое тело, но дотянуться до врага. Попятилась и увернулась лошадь Джерика. Безумный страх придал ей необыкновенное проворство. Потеряв равновесие, лошадь упала набок, прихватив с собой всадника, но тот успел пронзить копьем толстое брюхо чудовища.

Остальные увидели, что с чудовищем можно сражаться. Подействовал и пример предводителя. Те, кто вначале пустился в бегство, теперь были готовы к схватке. Они вернулись в поле зрения Тирты, двигались туда, где на земле сцепились лошадь, чудовище и человек, обнаживший меч. Джерик рубил мечом паука, бил по его громоздкому телу.

Упавшая лошадь забилась в ужасе. Но всадник не кричал. Возможно, потрясение от удара сделало Джерика легкой добычей, но и само чудовище находилось в тяжелом положении. Дважды пыталось оно собраться для нового прыжка. Капли ядовитой жидкости из его пасти превратились в сплошной поток.

Оно потеряло две лапы, их отрубили нападающие.

Удачно нацеленный меч попал в полный злобой и разумом глаз. Тот, кому это удалось, попытался ударить снова. Его окатил фонтан зловонной зеленой слизи, отбросил кричащего человека, выронившего меч, рвущего обеими руками кожу с лица. Разбойник забегал кругами, воя, как зверь в смертельной агонии, Частично ослепшее, потерявшее две конечности, с копьем в брюхе, чудовище смогло оторваться от дергающегося, но уже молчащего пони и повернуться ко второму нападающему. Передняя конечность, вооруженная когтем длиной с предплечье Тирты, устремилась к воину, тот попятился, но устоял и начал наносить пауку удары. Его меч встретился с когтем и отскочил. Казалось, эта часть чудовища не так уязвима. Снова из пасти паука вылетела струя ядовитой жидкости.

Человек отскочил, ему повезло больше, чем товарищу. Паук сделал попытку следовать за ним. И тут, этого места, где сидел, скорчившись, паук, показались голова, рука, верхняя часть туловища. Джерик стоял на коленях. Обеими руками он держал меч и вонзил его в круглое тело, теперь оказавшееся к нему боком. Если коготь смог отразить сталь, то тело чудовища не было так защищено. Меч со всей силой, какой владел человек, вонзился в широкий бок, погрузился по самую рукоять. Джерика залил поток черной жидкости, и он снова упал и скрылся из виду.

Но чудовище не повернулось, чтобы покончить с ним. Оно попыталось добраться до человека, который нападал на него спереди. Тот торопливо отступал. Но наконец дрогнул, повернулся и побежал, а тварь попыталась прыгнуть ему вслед.

Но вот существо упало, оставшиеся конечности уже были не в состоянии поддерживать его толстое тело. Но оно не признавало поражения, потому что продолжало выбрасывать в воздух струи зеленой жидкости. Когда такая струя падала на землю, поднимались столбы пара или дыма, а воздух наполняло зловоние.

В этот момент повод пони, к которому привязали Тирту, кто-то схватил и дернул, и животное перешло на рысь. Отряд уходил с поля битвы, не оказывая помощи раненому, который полз по земле, его изуродованное лицо превратилось в ужасную маску, а крик оборвался бульканьем в горле. Не видно было и Джерика. Тот, кто последним сразился с чудовищем, бежал за отрядом. Но пони и тот, кто его вел, уходили все дальше от этого выжившего в сражении.

41
{"b":"20837","o":1}