ЛитМир - Электронная Библиотека

ПРАВОСУДИЕ ТРОГОВ

Кислая вонь была такой сильной, что желудок Шэнна наконец не выдержал. Он еле успел перевернуться на бок, как его вырвало с такой силой, что острый запах блевотины перебил даже вонь корабля. Юноша плохо помнил, как попал сюда. Все тело тупо болело, как после ожогов. Ожогов? Может, Троги попробовали на нем один из своих энергобичей? Последнее, что он помнил, — это отступление по расщелине, Трог, ковылявший следом, и шум за спиной.

В лапах у Трогов! От боли и запаха это показалось ему вдвойне ужасным. Земляне не сдавались Трогам живыми, если у них только были средства не сдаться живьем. Но Шэнн остался жив, а его руки и ноги были скреплены за спиной каким-то замком, наподобие того, какой использовали и земляне, чтобы связывать преступников.

Он лежал в полной темноте. Судя по легкой вибрации палубы и переборок, корабль находился в полете. Они могли возвращаться либо в родной лагерь, либо на корабль-матку пиратов. И если та догадка Торвальда насчет пленных землян была правильной, то сейчас его везут именно на захваченную Трогами базу.

Пока человек жив и не сломлен, у него остается надежда. Шзни стал думать о лагере — и о мизерных шансах на побег. На поверхности Колдуна у него будет хотя бы мизерный шанс, а вот на корабле-матке — никаких вообще.

Торвальд — и вайверны! Стоит ли ждать от них помощи? Шэнн закрыл глаза и, лежа в темноте, попытался связаться с ними, коснуться мыслями Торвальда с его диском или, может быть, той молодой вайверн, с которой они говорили о Трэве и снах. Шэнн сфокусировал свои мысли на молодой ведьме, вспоминая любые подробности, какие только мог: блестящие узоры на деликатных руках, хрупкие нежные кисти, украшения на голове. Он мог представить ее себе, но в голове она оставалась всего лишь безжизненной и бесполезной куклой.

Может быть, Торвальд? Теперь Шэнн нарисовал мысленный портрет офицера. Вот он стоит у окна, сжимая в руках диск. Солнце играет золотом в его волосах, на бронзовой коже. Серые ледяные глаза, плотно сжатые губы, крепкий подбородок…

И Шэнн вошел в контакт! Он коснулся чего-то, легкая вспышка, как расстроенный трехмерный проектор, расплывчатый образ, куда размазаннее, чем те мысленные картинки, которыми хвасталась вайверн. Но он вошел в контакт! И Торвальд почувствовал его.

Шэнн попытался еще раз связаться с товарищем. Он снова и снова терпеливо представлял себе Торвальда, вспоминая каждую деталь, каждую мелочь, которые он запоминал чисто подсознательно, — крошечный шрамик в виде стрелки над ключицей, завитки длинных волос, как изгибается его бровь, когда он в чем-то сомневается. Шэнн старался создать такой же живой образ, какими были Логэлли и Трэв за завесой иллюзий.

«… где?»

На этот раз Шэнн был готов, он не позволил образу расплыться, как в первом контакте, ошалев от радости, что связь восстановлена. «Корабль Трогов», — сказал он вслух, повторил, повторил еще и еще, не позволяя образу Торвальда исчезнуть.

«… буду…»

И это было все, что юноша услышал в ответ, — связь снова оборвалась. Только теперь Шэнн почувствовал изменение в вибрации. Они садятся? Но где? Только бы это был лагерь!

Посадка прошла без малейшего толчка, просто вибрация, которая говорила ему, что корабль в воздухе, в какой-то момент сменилась мертвой тишиной. Они сели. Шэнн в напряжении ждал, что его тюремщики предпримут дальше.

Он лежал в темноте, по-прежнему задыхаясь от вони, слишком накрученный, чтобы еще раз связаться с Торвальдом. Над головой раздался тупой стук, юноша поднял глаза и был ослеплен ярким светом. Руки с когтями подхватили его под мышки, проволокли по короткому коридору и выбросили наружу, на утоптанную землю. Он несколько раз перевернулся, зашипев от боли в обожженной спине.

Теперь Шэнн лежал на спине, вскоре его глаза привыкли к свету и он увидел на фоне неба кольцо трожьих рыл, бесстрастно глядевших на находку. Один с еле слышным щелканьем шевельнул жвалами. Шэнна снова подхватили под руки и поставили на ноги.

Трог, отдавший приказ, подошел ближе. Его когти сжимали маленький металлический диск с проволочным кольцом, на котором трепетала паутинка тоненьких нитей. Он поднес это кольцо ко рту, снова щелкнул жвалами и эти звуки трансформировались в примитивные слова галактического языка:

— Ты еда Трогов!

На мгновение Шэнн испугался, а не следует ли понимать это буквально. Или это обычное обращение к пленнику?

— Делать как говорю!

Вот это было достаточно ясно, и в настоящий момент землянин не имел другого выбора. Но он не стал выражать своего согласия вслух. Вероятно, Троги и не ожидали этого. Тот, что поднял юношу с земли, продолжал поддерживать его, но внимание Трога с транслятором переключилось в другую сторону.

Из корабля чужих появилась еще одна группа. Трог, шагавший в середине, был безоружен и прихрамывал. Хотя на взгляд землян один Трог ничем не отличается от другого, Шэнн сразу понял, что это именно тот Трог, который прятался в подземной пещере. Судя по всему, из одной тюрьмы он попал в другую, попал в немилость среди своих. Почему?

Трог подковылял к начальнику с транслятором, конвоиры остались позади. Снова защелкали жвалы. Шэнн не понимал, о чем они говорят, хотя однажды разговор явно коснулся его, потому что раненый Трог махнул в его сторону рукой. Закончился разговор совершенно неожиданно, и то, как он закончился, просто потрясло Шэнна.

Двое охранников шагнули вперед, схватили раненого Трога за руки и отволокли его в сторону, за корабль, потом быстро вернулись. Офицер прощелкал приказ. Поднялось несколько бластеров, и хромой Трог скорчился под смертоносными лучами. Шэнн охнул. Он вовсе не любил Трогов, но такая хладнокровная жестокость казни оказалась куда ужаснее, чем все, что он видел в своей жизни, даже на пользовавшихся весьма дурной славой Свалках Тайр.

Покачиваясь, он смотрел, как Трог-командир развернулся и пошел. Спустя секунду юношу уже волокли вслед за командиром, к куполам бывшей базы землян. И не просто на базу, сообразил он, а к куполу, в котором располагалась система космической связи с кораблями, находящимися в космосе. Значит, Торвальд был прав. Им потребовался землянин, чтобы связаться с транспортом и заманить его в ловушку.

Шэнн не знал, сколько времени он провел в городе вайверн; транспорт с ничего не подозревающими поселенцами мог быть уже в системе Цирцеи, выйти на орбиту Колдуна и передать опознавательный сигнал и запрос на посадочный луч. К счастью, в этот раз Трогам не повезло. Им попался как раз такой пленник, который не сможет помочь, даже если бы и захотел. Сложное техническое оборудование представляло для Шэнна Лэнти абсолютную тайну. Он не имел ни малейшего понятия, как запускать передатчик, не говоря уже о правильных кодах.

И вот тут он похолодел от ужаса. Троги не поверят ему, это точно. Они подумают, что его отказ — не что иное, как упрямый отказ от сотрудничества. Того, что последует за этим, не мог вынести еще ни один человек. А может быть, блефовать, попробовать выиграть время? Но что это ему даст? Только оттянет неизбежное. В конце концов Шэнн решился на блеф. И вся его надежда основывалась на том коротком контакте с Торвальдом.

В куполе связи произошли некоторые перемены. На полу стоял квадратный ящик, верхняя поверхность которого была утыкана лампами, очевидно, какой-то аналог земного оборудования на столах.

Трог-командир щелкнул в транслятор:

— Звать корабль!

Шэнна бросили в кресло оператора, не развязывая рук, так что ему пришлось наклониться вперед, чтобы усидеть. Затем толкнувший юношу Трог натянул ему на голову наушники с микрофоном.

— Звать корабль!

Кажется, его время истекало. Сейчас или никогда. Шэнн замотал головой, надеясь, что они поймут этот жест отрицания.

— Я не знаю код! — крикнул он.

Выпуклые глаза Трога уставились на его губы. Потом ко рту Шэнна поднесли транслятор. Он повторил, услышал, как его слова превратились в серию щелчков, и стал ждать. Теперь все зависело от реакции жука-командира. Решится ли он сразу применить силу, чтобы выполнить приказ, или все же поймет, что не каждый землянин знает этот код, и что ему не вытянуть из пленника знание, которого там никогда не было, даже с помощью физического убеждения?

36
{"b":"20838","o":1}