ЛитМир - Электронная Библиотека

Этот выстрел, который надолго парализовал бы любое млекопитающее, только замедлил движение Трога. Шэнн еще раз перекатился в сторону, найдя временное убежище за поврежденным кораблем. Он сжался за металлом, еще раскаленным после взрыва, и заметил отсвет второго выстрела из бластера, опоздавшего всего на секунду.

Он попал в западню. Но чтобы поразить его, Трогу придется показаться самому, и у Шэнна теперь был один шанс из пятидесяти. Лучше, чем три секунды назад, когда ставки шли один к ста. Росомах он больше не натравит. Испуг Тэгги был слишком очевидным, Шэнну повезло, что животное решилось даже на одну быстротечную атаку.

Может, из-за нападения Тэгги, а может, из-за того, что землянин увернулся, чужак потерял всякую осторожность. Шэнн не знал, как у этих тварей протекает мыслительный процесс, но Трог, хоть и спотыкаясь, вышел из-за обломков. Его пальцы, больше похожие на когти, возились с оружием. Шэнн выстрелил еще раз, надеясь замедлить продвижение врага. И понял, что обречен. Если он попробует взобраться на скалу у него за спиной, то жукорылый легко снимет его оттуда.

И тут сверху упал камень, с убийственной точностью ударивший по круглой безволосой голове Трога. Его защищенное панцирем тело качнулось вперед, ударилось о корабль и, отскочив, грохнулось на землю. Шэнн прыгнул за бластером, пнул в сторону когти, все еще сжимавшие оружие, и снова распластался у скалы, с инопланетным оружием в руке и бешено стучащим сердцем.

Этот камень упал со скалы не случайно. Он был брошен, и не просто брошен, а брошен точно в цель. Но ведь Троги не убивают друг друга. Или убивают? Может быть, поступил приказ взять землянина в плен, а этот Трог нарушил приказ? Тогда почему камень, а не выстрел из бластера?

Шэнн прокрался вдоль приподнятой вверх, неповрежденной стороны флаера, прикрывавшей его от нападения сверху. Он ждал, пока его неизвестный спаситель сделает следующий ход.

Кла-кла опустились к самой земле. Один уселся на панцирь неподвижного Трога, бесплодно пытаясь проникнуть под хитиновый гребень. Землянин ждал, сжимая бластер. Его терпение было вознаграждено, когда любопытный кла-кла взмыл в воздух, испустив возмущенный вопль. Шэнн услышал стук ботинок о камень. Впрочем, так же стучала бы и хитиновая кожа Трога.

Затем, совсем недалеко, кто-то явно оступился. В нескольких ярдах от него, вместе с небольшим оползнем камней и пыли по склону съехала человеческая фигура. Шэнн с облегчением разогнулся, опуская бластер. Ни форму, ни человека, который ее носил, спутать с кем-либо было невозможно. Шэнн не знал и не хотел знать, как и почему Рагнар Торвальд оказался именно в этой точке Колдуна. Но к юноше приближался именно он, в этом не было никакого сомнения.

Шэнн бросился к офицеру-разведчику. Только увидев Торвальда, он наконец понял, насколько был одинок здесь, на этой планете. А теперь — теперь на Колдуне вступят в борьбу двое землян. Тем временем Торвальд уставился на него, не узнавая.

— Ты кто такой? — вопрос прозвучал почти подозрительно.

Такая нотка в голосе офицера поколебала уверенность Шэнна, надорвала что-то внутри, выросшее и укрепившееся с того момента, как он оказался один. Эти же слова вновь низвели его до положения Лэнти, неквалифицированного работника.

— Лэнти. Я с базы…

В вопросах Торвальда явно слышалось нетерпение:

— Сколько вас спаслось? Где остальные? Он посмотрел за спину Шэнна, на склон, словно ожидая, что из травы появится еще кто-нибудь с базы.

— Только я и росомахи, — ответил Шэнн бесцветным голосом. Он машинально убрал руку с бластером за спину.

— Ты и… росомахи? — Торвальд определенно озадачился. — Но… как? Почему?

— Троги напали вчера, рано утром. Всех остальных застали в лагере. А росомахи сбежали из клетки, я уходил их искать…

— Насчет остальных — это точно? — в голосе Торвальда прозвенела стальная нотка гнева. Шэнн подумал, что офицер, чего доброго, еще рассердится за то, что чернорабочий уцелел, а остальные, куда важнее, погибли.

— Я видел атаку с обрыва, — ответил юноша оправдывающимся голосом. В конце концов, имеет же он право на выживание? Или Торвальд думает, что он должен был ринуться вниз, чтобы встретить Трогов огнем своего бесполезного станнера?

— Они били силовыми лучами… не останавливались, пока все не кончилось.

— Я понял, что что-то не так, когда база не ответила на наш запрос при входе в атмосферу, — кивнул Торвальд. — Потом одна из их тарелок напала на нас, когда мы шли на тормозной орбите, пилота убили. Пришлось садиться на автоматике. Я ушел в холмы, едва хватило времени, чтобы устроить маленький сюрприз для преследователей…

— Взрывом одного сбило, — заметил Шэнн.

— Да. Они разбили стартовый двигатель, корабль уже не Поднялся бы. Но Троги вернутся, чтобы собрать остатки. Шэнн обернулся к мертвому Трогу.

— Спасибо за помощь, — в этот раз его тон был таким же холодным, как и у офицера. — Я направляюсь на юг…

А про себя добавил: «и не сверну с этого пути». Нападение Трогов уничтожило экспедицию землян, а вместе с ней и субординацию. Он теперь не обязан подчиняться Торвальду. В конце концов, после того, как лагерь разбили, он прекрасно справлялся сам.

— На юг, — кивнул Торвальд. — Почему бы и нет. Но о крепком союзе речи пока не шло. Шэнн позвал росомах, которые подбежали к нему, подальше обходя останки обоих кораблей. Торвальд же взобрался на скалу и спустился обратно, с рюкзаком, болтающимся на плече. Он смотрел, как Шэнн собирает животных.

Затем Торвальд протянул руку и потянул за ствол бластера. Шэнн вцепился в оружие, но разведчик потянул с такой силой, что ему пришлось повернуться.

— Дай-ка сюда…

— Почему? — Шэнну показалось, что из-за камня, убившего Трога, офицер хочет присвоить себе их единственный трофей, и в нем вспыхнуло жаркое негодование.

— Мы оставим его здесь, — Торвальд резким движением вырвал у юноши бластер.

И к изумлению Шэнна, офицер Разведки вернулся к мертвому Трогу и нагнулся над ним. Он подсунул рукоять бластера под безжизненные когти врага, отошел и полюбовался результатом, как художник, готовящий декорацию для важной постановки. Шэнн выразил свой протест вслух:

— Но ведь нам самим нужен бластер!

— От этого бластера будет больше пользы здесь… — Торвальд помолчал, а потом добавил, с нетерпением в голосе, словно с неохотой поясняя:

— Нам вовсе необязательно кричать налево и направо о том, что мы живы. Если Троги обнаружат, что бластера недостает, они задумаются и посмотрят по сторонам. А мне еще хочется подышать немного, прежде чем стать дичью на охоте.

Если посмотреть с такой точки зрения, в этом был смысл. Но Шэнну все равно не хотелось терять такое мощное оружие. Теперь они не смогут обыскать и тарелку. Он молча повернулся и побрел на юг, даже не оглядываясь, идет Торвальд следом или нет.

Удалившись от выжженной земли, росомахи снова весело побежали впереди, своим неуклюжим, но удивительно быстрым галопом. Шэнн знал, что врожденное любопытство делает их разведчиками, превосходящими любого человека, и люди, идущие следом, будут заблаговременно предупреждены о любой опасности. Не оглядываясь на своего молчаливого спутника, он направил путь животных к полоске деревьев, которая поможет им укрыться от флаеров Трогов.

Время шло и Шэнн стал подыскивать место для ночлега. Этот лесок показался ему подходящим местом.

— Здесь есть вода, — нарушил молчание Торвальд, в первый раз с тех пор, как они покинули место катастрофы.

Шэнн понимал, что его спутник не только лучше знает местность, но владеет еще и техникой выживания и разведки — умения, которыми Шэнн не обладал. Но напоминание об этом только раздражало, а не успокаивало. Промолчав, он отправился на поиски обещанной воды.

Росомахи нашли маленькое озерцо первыми, и уже плескались у берега, когда подошли люди. Торвальд принялся за работу, и к удивлению Шэнна, он даже не отстегнул висевший на поясе вибротопор. Склонившись над молодым деревцем, он принялся рубить зеленую древесину камнем, в нескольких дюймах от корней, пока не перерубил тонкий ствол. Шэнн вытащил нож и тоже было принялся за работу, но офицер остановил его:

6
{"b":"20838","o":1}