ЛитМир - Электронная Библиотека

На нашей стороне потока больше не было визжащих существ. За потоком ярче вспыхнул костер, и нам стало лучше видно. Я разглядел людей и блеск мечей. На самом краю потока, наполовину погрузившись в воду, лежало тело лицом вверх, глаза слепо смотрели на меня.

Я услышал крик Годгара и подхватил бы его, если бы все мои силы не уходили на то, чтобы не потерять сознание. Потому что боль в бедре превратилась в страшную пытку, ни одна другая рана не причиняла мне таких страданий.

Существо, лежавшее у воды, оказалось маленьким и сморщенным, с тонкими руками и ногами, если его конечности можно так по-человечески назвать; конечности покрыты жесткой щетиной, что делало их похожими на корни. Тело, напротив, толстое и раздутое, серо-белого цвета, оно быстро, на глазах, светлело. Тело тоже поросло щетиной, не похожей на волосы, какие бывают у человека или животного, но очень грубой и стоящей дыбом.

Шея очень короткая; череп словно непосредственно покоится на покатых плечах. Маленький подбородок заострен и сильно выдается; вместо носа небольшое треугольное возвышение с двумя отверстиями. По обе стороны от этого возвышения глубоко посаженые глаза. Никакой одежды, вообще никаких признаков, что это не животное… однако я знал, что это существо разумно.

— Что это? — спросил Годгар.

— Не знаю. — Инстинкт говорил мне, что это один из слуг зла, как Серые и расти.

— Смотри! — указал Годгар. — Вода…

Столб, недавно бывший таким высоким и проливавший огромное количество воды, становился все ниже и ниже. Поток, отрезавший нас от костра, с каждым мгновением все больше сужался. Я тупо смотрел на него, зная, что если утрачу опору о камень, то упаду. И сомневался, что смогу снова встать. Река превратилась в ручей, ручей — в тонкую нить.

— Кемок! — услышал я крик со стороны костра и попытался ответить. Крик Годгара привлек к нам помощь. Почувствовав, как меня охватили руки Киллана, я упал вперед — не только в его объятия, но и во тьму, в которой забылась всякая боль.

Довольно скоро я очнулся и обнаружил, что надо мной совещаются Кемок и Дахаун. Казалось, я с сонным равнодушием осознаю, что мои раны нанесены тасами — теми подземными жителями, которые напали на нас, — что раны эти отравлены и что, хотя Дахаун может использовать кое-какие средства, чтобы облегчить боль, само лечение должно происходить в другом месте.

Не я один был ранен. Падающие камни ломали кости, некоторые защитники тоже пострадали от ядовитых укусов. Но у меня раны были самые тяжелые, и они замедляли наше отступление.

Киллан быстро заговорил. Он сказал, что останется со мной и дождется помощи. Но, уловив взгляд Дахаун, я понял, что нам грозит большая опасность; в том полусонном состоянии, в которое меня погрузили лекарства, я не боялся езды верхом. Я понимал: хоть при помощи необычного наводнения мы отразили нападение тасов, оно будет не последним. Быть захваченным вдали от Долины, значит, быть обреченным на поражение.

— Привяжите меня к Шилу, — сумел сказать я, хотя самому мне слова эти показались слабыми и еле слышными. — Поедем — или умрем… мы все это понимаем.

Дахаун посмотрела мне в глаза.

— Такова твоя воля, Кемок?

— Да.

Итак, на рассвете мы выехали; как я и просил, меня привязали к Шилу. Дахаун дала мне листьев, которые я должен был жевать. Сок их оказался горьким, но они поддерживали барьер между мной и болью: я чувствовал боль, но она не терзала меня. Мы двигались под тучами, по-прежнему тяжелыми от так и не разразившейся бури. Я был как во сне, иногда видел окружающее ясно, сознание прояснялось, потом снова все погружалось в дымку.

И только когда мы добрались до реки, я очнулся от этого состояния. Вернее, меня разбудил мысленный удар, полный такой враждебности, что я ахнул и попытался приподняться на спине Шила. Рентанец громко заржал, развернулся и поскакал прочь от отряда, вниз по реке. Сзади слышались крики и топот копыт.

Словно спасаясь от преследования, Шил с берега прыгнул в воду. Река сомкнулась надо мной, я бился в путах, пытаясь справиться со скакуном, который словно совершенно взбесился.

Что-то подалось, я высвободился, тяжело дыша и отплевываясь. Откелл, искалеченный салкарский моряк, которого нанял нам в учители отец, научил меня хорошо плавать. Но из-за раны одна нога не слушалась меня. Я, по-прежнему задыхаясь, ударился о камень и отчаянно вцепился в него. Сознание прояснилось, резкая боль в ране делала меня слишком слабым; я не мог держаться, сопротивляясь течению.

Что-то схватило меня сзади. Киллан! Я пытался произнести его имя. Но не мог. Тогда я использовал мысленное прикосновение… И ничего не встретил!

Хватка была очень сильной, меня оттащили от камня и потянули в поток. Я закричал, забил руками, тщетно стараясь повернуть голову, чтобы разглядеть, что меня держит.

Но меня продолжали тащить, только голова моя оставалась над водой. Я все больше удалялся от берега и от убежища меж скал.

Я увидел Киллана верхом на Шапурне. Он смотрел туда, где меня уносило в неизвестное. Я подумал, что он должен меня видеть, однако он никак этого не показывал. Снова попытался позвать… но не мог произнести ни звука. И мысленный посыл словно наткнулся на глухую стену без единого просвета.

Киллан ехал по берегу, он явно что-то искал. Но меня ведь должно быть хорошо видно. Страх охватил меня, я все больше удалялся, покидая Киллана и тех, кто шел за ним. Я видел, как Шил попятился от воды и остановился с поникшей головой. Затем изгиб берега скрыл их от меня, и я утратил последнюю надежду.

Глава 5

Больше меня не несло, беспомощного, в потоке. Напротив, я лежал на чем-то устойчивом и сухом. Но я не сразу открыл глаза: удержала какая-то примитивная потребность узнать все, что возможно, при помощи других чувств, прежде чем показать, что я очнулся. Боль в бедре все усиливалась. Я старался не думать о ней, чтобы иметь возможность заняться чем-нибудь другим.

Дул холодный ветер, заставляя меня трястись и дрожать. Прижав руку к поверхности под собой, я ощутил песок и гравий. Прислушался: недалеко от меня журчит вода; слышен легкий шорох, как от ветра в растительности. Но больше ничего я не узнал.

Я открыл глаза. Высоко, очень высоко, по-прежнему висят тучи, превращая день в сумерки. Но между ними и мной ветка, серо-белая, без всякой листвы, словно памятник давно погибшему дереву.

Я оперся на руки и попытался приподняться повыше. Мир снова качнулся. Меня вырвало, изо рта хлынула вода, тело содрогалось от спазм.

Когда рвота прекратилась, я снова приподнялся, с отчаянной решимостью пытаясь разглядеть, где лежу. Осторожно поворачивая голову, огромными усилиями воли борясь с дурнотой, я увидел полоску берега и всего в нескольких дюймах от себя воду. Справа от меня груда камней, между ними старый побелевший плавник обозначает предельный уровень подъема воды во время наводнения.

Мои шлем и меч исчезли. Повязки, наложенные Дахаун на рану, ослабли, на них появились новые пятна крови. Но насколько могу судить, я один. То, что унесло меня по течению от брата и друзей, не потопило, но предоставило, может быть, более горькой судьбе — одиночеству в таком месте, где рана не даст мне возможности спастись.

Но мы, уроженцы Эсткарпа, упрямый народ: известно, что мой отец никогда без борьбы не смирялся с любым злом, которое приносила ему судьба. Поэтому, несмотря на боль, я подполз к камню, который может послужить опорой. Со стонами, весь покрывшийся потом, я встал на ноги, тяжело опираясь о камень, и принялся внимательней разглядывать, где оказался. То, что я увидел, не внушало надежд.

Я находился не на берегу реки, а на маленьком островке в самой середине течения. Судя по тому, что меня окружает, временами этот островок полностью уходит под воду. На нем ничего не растет. Только камни и застрявшие между ними куски плавника. Я вспомнил о том острове, на котором мы укрывались в ночь, когда Каттея отправила порожденного ею духа в прошлое Эскора, которое нам нужно было узнать. Но тогда я был не ранен, и нас было трое, мы все были устремлены к одной цели.

11
{"b":"20839","o":1}