ЛитМир - Электронная Библиотека

Глава 7

Обруч петлял в каменном лесу, и мне много раз казалось, что он поворачивает назад и ведет меня кругами. Но он оставался моей единственной надеждой: только с ним я могу миновать это зачарованное место. Иногда солнце светило мне в глаза, и я вспоминал древнее предупреждение: когда тень человека лежит за ним и он не может на нее взглянуть, зло может незаметно подобраться к нему. Но хотя это место было мне совершенно чужим, я не воспринимал его как злое; скорее это препятствие на пути тех, кто ему чужд. Наконец мы вышли по другую сторону столбов, и обруч покатился по открытой местности. Он раскачивался из стороны в сторону, как будто поддерживавшая его энергия иссякала. Но по-прежнему катился прямо вперед; здесь не было высеченной в скалах дороги, только каменная поверхность, изъеденная бурями и временем.

Обруч привел меня на самый край этого плато и упал, снова превратившись в обычный шелковый шарф. Если сила, которую я привлекал, подействовала, значит Каттея проходила здесь. Но зачем? И как она прошла дальше?

Я снова сложил шарф и спрятал его, идя вдоль каменного обрыва и глядя вниз. Никаких видимых средств для спуска: обрыв крутой и глубокий.

Убедившись в этом, я вернулся и внимательно осмотрел место, на котором упал мой обруч. При свете заходящего солнца увидел углубление в скале. Сюда когда-то упиралось что-то очень тяжелое. Я посмотрел на противоположную сторону пропасти. Там ровная площадка. Должно быть, когда-то через пропасть был переброшен мост. Но если даже и так, мост исчез. Я потер бедро — рана почти не напоминала о себе — и попытался мысленно измерить расстояние до противоположного края.

Только отчаявшийся человек может решиться на такой прыжок. Но теперь, подгоняемый страхами, я и есть отчаявшийся. Я привязал меч к мешку с припасами. Взял мешок за лямку, дважды покрутил над головой и бросил. Услышал, как лезвие звякнуло о камень на той стороне, увидел, что мешок упал в футе от края пропасти.

Затем я снял сапоги, связал их своим поясом и тоже перебросил. Камень под босыми ногами оказался теплым, нагретым солнцем. Я отошел к опушке каменного леса, хотя не стал углубляться в него. Затем собрал всю решимость и энергию, побежал к краю пропасти, изогнулся в прыжке, не смея думать ни о чем другом, только о благополучном приземлении по ту сторону.

И ударился о камень с такой силой, что мог сломать кости. Лежал, тяжело дыша, совершенно истощенный, пока с радостью не осознал, что все-таки пересек пропасть. Но когда сел и принялся осматриваться, все тело у меня болело. Прихрамывая, я обулся и надел мешок на спину.

По эту сторону следы, которыми я руководствовался, видны были яснее. Вот царапины, как будто здесь что-то тащили. Не имея других указателей, я пошел по ним и обнаружил мост. Он был сделан из трех бревен, связанных кожаными ремнями. То, что мост спрятали, означает, что им собираются снова воспользоваться. Я задумался. Неужели это тайный путь в Долину? Может, в интересах тех, кого я покинул, уничтожить этот мост? Но как? У меня нет сил, чтобы передвинуть его и сбросить в пропасть. Поджечь… Но дым выдаст мое присутствие. К тому же я сомневался, что те, кого мы опасаемся, могут легко проходить через каменный лес.

Спрятавшие мост оставили и другие следы. В горах Эсткарпа я получил хорошую подготовку как следопыт. Эти люди — конечно, если это люди — не скрывали свой след. На полоске почвы отчетливо видны следы рентанцев. Клок шерсти прицепился к ветви куста. Да, по эту сторону пропасти не только голый камень. Здесь есть растительность, хотя и чахлая: слишком сильный ветер и тощая почва.

Я пошел по следу, который на почве читать было легче, спустился по крутому склону и оказался среди причудливо изогнутых деревьев, которые вначале едва достигали мне до подбородка. Но постепенно они становились выше, хотя и оставались изогнутыми, и вскоре я оказался в лесу, куда не проникал луч солнца. Здесь царила сероватая полумгла. Я увидел, что со стволов свешивается густой мох, так что деревья, хоть и лишенные листвы, заслоняют свет. Кое-где мох образовал длинные раскачивающиеся полотнища, словно между деревьями развесили порванный занавес. Отряд, за которым я шел, проходил здесь, и оборванный мох грудами лежал на земле, издавая легкий пряный аромат.

Мох не только свисал с деревьев, он рос прямо на земле. Мягкий и пружинящий под ногами, и тут и там из него поднимались стройные стебли, увенчанные бледными цветами. Когда я проходил мимо, цветы начинали дрожать. В этом моховом подлеске мелькали какие-то огоньки. И сам лес, в котором становилось все темнее, начал светиться призрачным фосфоресцирующим светом. Огоньки имели форму шестиконечной звезды. Когда я наклонился, чтобы рассмотреть их, они побледнели и стало видно нечто вроде сероватой паутины поверх щупалец мха.

Приближалась ночь, в темноте я не могу идти по следу. Но ночевать в этом месте мне не хотелось. До сих пор я не слышал и не видел никаких признаков жизни в лесу, но это вовсе не означает, что в нем не скрываются какие-нибудь неприятные неожиданности.

Нужно найти место для отдыха или возвращаться назад. Чем дальше я углублялся в лес, тем гуще становились заросли мха. Я обнаружил, что время от времени останавливаюсь и внимательно прислушиваюсь. Легкий ветерок, проникавший в глубину леса, шевелил вершины, и в лесу постоянно слышался глухой шепот. Мне казалось, что я улавливаю какие-то странные слова, обрывки речи, которой обмениваются преследующие меня существа.

Наконец я остановился у толстого ствола, который, несмотря на свой серо-зеленый занавес, давал возможность ощутить за спиной прочную и надежную стену. Мне нужно поесть, попить и отдохнуть. Я устал, все тело ноет, я не могу заставлять себя идти дальше, да и не хочется мне неосторожно наткнуться на вражеский лагерь.

Прижавшись спиной к стволу, я почувствовал себя в безопасности. Тьма сгустилась, и свечение цветов и шестиконечных звезд стало заметней. Ощущался легкий приятный аромат, который доносил ветерок.

Я умеренно поел и отпил несколько глотков воды. К счастью, пищевой рацион зеленого племени рассчитан так, чтобы нескольких глотков хватало на день. Но желудок продолжал требовать наполнения. Поэтому я испытывал легкое неудовлетворение, хотя сознание говорило мне, что крошек, которые я слизал с пальцев, достаточно для насыщения.

Накануне вечером подъем по лестнице утомил меня до изнеможения; теперь же меня охватила какая-то дрожащая слабость. Уснуть сейчас — настоящее безумие… настоящее безумие… Я помню, как какое-то внутреннее предупреждение пыталось меня поднять, но волны сна накатывались, смыкались надо мной.

Вокруг вода, она все выше и выше, я задыхаюсь. Я потерял Орсию и тону в реке…

Задыхаясь, я проснулся. Нет, это не вода. Я погребен под грудой мха, который достигает подбородка, его щупальца раскачиваются над головой. Страх придал мне силы, я попытался сбросить это одеяло. Но руки и ноги были связаны, словно прочной веревкой. Я не мог даже отодвинуться от дерева, к которому прислонился, потому что мох привязал меня к нему! Неужели я на самом деле утону в нем? Я принялся вертеть головой и понял, что мох держит меня за плечи, но не касается головы. И хотя движения у меня ограничены, меня сжимают не настолько сильно, чтобы затруднить кровообращение или помешать дыханию. Я в плену, но жизни моей пока ничто не угрожает.

Однако это слабое утешение. Я прислонил голову к стволу и перестал бороться. Было очень темно, и в темноте ярко светили звезды. Они привлекли мое внимание. Раньше я не замечал никакого порядка в их расположении, но сейчас увидел два ряда, ведущие от места моего пленения влево. Как будто сознательно намечена тропа! Тропа для кого — или чего?

Под ветром мох шептался. Но не слышно ни насекомых, ни голосов ночных охотников.

Я обратил свое внимание на мох. Жесткие пряди растут не из земли, а с ветвей. При фосфоресцирующем свете звезд я видел, что они отсоединились от ветвей, чтобы опуститься на меня. Я вспомнил рассказы моряков салкаров о странных южных растениях, которые питаются живой плотью и кровью, они хватают добычу, как звери. И тут, бессознательно попытавшись облегчить боль в теле, я обнаружил, что могу слегка двигаться. Как будто то, что держало меня, уловило эту мою потребность и ответило на нее.

17
{"b":"20839","o":1}