ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Андрэ Нортон

Черный Триллиум

УВЕ ЛЮЗЕРКЕ — ЧЕЛОВЕКУ, ЗАРОНИВШЕМУ ИДЕЮ ЭТОЙ КНИГИ

ПРОЛОГ

Из летописи Лампиара, последнего великого историка Полуострова

Спустя семь столетий после того, как народ рувендиан переселился в Гиблые Топи — на огромную болотистую низину, расположенную на южной оконечности Полуострова, — наступили гиблые времена. Легенда и исторические хроники слились воедино в описании великого переворота, изменившего лицо нашего мира.

Сначала культурные народы — особенно мы, лаборнокцы — смотрели на это утопающее в грязи королевство Рувенда как на досадную, пусть и безвредную помеху. Что-то вроде медвежьего угла в краю энергичных, достигших высокого уровня развития людей. Сказать по правде, Рувенду и королевством никто не считал — за столько лет ее правители так и не смогли железной рукой усмирить племена аборигенов, населявших пограничные районы. Более того, короли Рувенды проявляли непонятную покладистость и дозволяли диким племенам так называемых оддлингов упорствовать в буйстве и отрицании государственной власти. Те преспокойно творили разбой и беспорядки в областях, принадлежавших короне, нарушая естественные права королевского дома.

Даже самые мирные из оддлингов — низкорослые ниссомы — были отъявленными негодяями. Что уж говорить об их ближайших родственниках — надменных уйзгу! Это были даже не люди, а полуобезьяны, самой судьбой предназначенные служить высшей расе, давать клятву верности сюзерену — королю Рувенды… Каким же образом они строили свои отношения с короной и купцами-рувендианами? На равных! Более того, некоторые роды ниссомов даже имели доступ в Цитадель, столицу Рувенды, а кое-кто из этих неуклюжих созданий был допущен до высших административных и придворных должностей.

Два других племени оддлингов — горцы виспи и обитающие на юге, во влажных джунглях, полуцивилизованные вайвило — тоже не очень-то любезно относились к людям, однако от торговли с рувендианами не отказывались. Кроме того, эту обширную низину за Охоганскими горами населяли глисмаки, чьи первобытные логовища соседствовали с селениями вайвило. Люди с ними встречались редко. И слава небесам! Это были злобные, жестокие дикари, время от времени устраивавшие набеги на своих соседей и родственников — оддлингов. Подобные кровопускания ввергали их в безумную радость… Последними в списке самых известных племен, живших в тех краях, можно упомянуть отвратительных скритеков. Их еще называли «топителями». Вот уж были чудовища — двуногие водяные ящеры! Жили они повсюду, однако наиболее плотно заселяли северную часть равнины, если считать от Цитадели — столицы рувендиан. Эта область называлась Тернистый Ад.

Все это дьявольское отродье, хоронящееся в Глухих Топях, устраивало засады на торговые караваны. Дикари совершали набеги на поместья и усадьбы переселенцев и либо сразу топили свои жертвы, либо сначала подвергали несчастных зверским пыткам, а потом уже швыряли в трясину. Конец у попавших в лапы аборигенов был один — смерть. Менялись государи в Глухих Топях, однако ни один из них даже не пытался освободить землю от этой нечисти.

Много разговоров ходило о причинах подобной терпимости, но большинство сходилось в том, что за семь веков зловонные испарения, гниль, промозглая сырость вконец обессилили тела и души рувендиан. Короли их, по общему мнению, отличавшиеся редкостной бесхарактерностью и преступной беззаботностью, понятия не имели, что такое крепкая дисциплина, верность долгу и умение властвовать. Особенно терпим к своеволию местных племен, был образованный, но до крайности упрямый и надменный Крейн III. Его близорукая политика в отношении подвластных ему туземцев неизбежно ускорила ход событий и привела всех здравомыслящих людей к единственно возможному выводу: так дальше продолжаться не может. Пришло время, перейти к более прогрессивным и цивилизованным методам государственного управления. Иначе неизбежны хаос и многие беды — от них в былую пору изнемогал и наш великий королевский дом лаборнокцев.

К сожалению, вскрыть созревший нарыв оказалось не так-то просто. Слишком важна была для Лаборнока торговля с этими беспомощными, не приспособленными к жизни рувендианами. Когда-то покрытые зарослями и обильные дичью, наши просторы теперь заметно обезлесели. Куда ни бросишь взгляд, всюду фермы, поля, луговины, а без хорошей строевой древесины как поддерживать в приличном состоянии флот? А без него ни о какой заморской торговле и речи быть не может! Этой торговлей кормились многие жители нашей страны, ею богатело государство… Кроме того, лес требовался для постройки домов, изготовления мебели, ценными породами украшали здания в Дероргуиле, нашей столице.

Или вот еще причуда природы. Обращенные в нашу сторону склоны Охоганских гор, к несчастью, очень бедны полезными ископаемыми, в то время как противоположные, обрывающиеся в сторону болотистой низины, исключительно богаты золотом и платиной, а особенно россыпями драгоценных камней. Проливные дожди, стремительные горные реки вымывали ценные минералы и сносили их к подножию гор. Оддлинги-виспи собирали разноцветные камни, намывали на мелководье драгоценные металлы и использовали их в меновой торговле с уйзгу; те, в свою очередь, продавали их ниссомам, а уж потом они попадали в руки рувендиан. Кроме того, аборигены снабжали общий рынок ценнейшими лекарственными травами и специями — мечтой всех кулинаров. Далее, здесь били зверя и выделывали замечательные меха и шкуры… И вот еще одна важная статья — редчайшие древние вещицы, которые находили в руинах городов исчезнувшего народа, или Исчезнувших. Эти таинственные развалины были упрятаны в самых гибельных местах зловонной низины.

Даже в лучшие времена торговля между Лаборноком и Рувендой была делом рискованным, иной раз смертельно опасным. У скольких наших королей при виде дерзкого высокомерия соседей от ярости начинали подрагивать кончики усов! Сколько раз наши августейшие повелители требовали от своих полководцев представить продуманные планы сокрушения королевства рувендиан. К сожалению, долгие годы задача казалась невыполнимой… Как можно захватить страну, в которую ведет только один путь — труднейшая и узкая дорога через Виспирский перевал, к тому же охраняемая удачно размещенными рувендианскими крепостями. Из тех же блаженной памяти монархов Лаборнока, кто отважился совершить военную вылазку в Глухие Топи, ни один не вернулся живым.

Воины, которым повезло добраться до родной земли, выпучив глаза, рассказывали байки о дьявольских, леденящих кровь болотах, о могучих ураганах, из которых, казалось, какие-то чудовища вглядывались в чужаков, о внезапно налетавших снежных бурях в горах, о безостановочных ливнях на болотах, о стремительных обвалах, молниеносно распространяющихся болезнях, косивших всех подряд. Рассказывали и о других бедствиях, которые наперебой сыпались на перепуганных солдат, так что казалось, сама природа всеми силами противится захватчикам. Если передовые форты, охранявшие перевал, могли быть взяты штурмом, то впереди армию ждали куда более опасные испытания.

Байки байками, но каждый торговец, отважившийся отправиться в страну болот, знал, что многое из поведанного, правда.

Знал и помалкивал… Все они, смелые и посвященные в тайну люди, добровольно объединились в могущественную гильдию купцов — владельцев караванов, в которой по наследству передавалось и право на личную неприкосновенность в стране рувендиан, и полноправное участие в выборах главы сообщества. Только этим гражданам нашего королевства был ведом путь к сердцу Рувенды, и данное обстоятельство на протяжении веков особенно бесило наших храбрых генералов — ведь у них самих не было не только хорошей и точной карты, но и мало-мальски сносного словесного описания дороги, ведущей к Цитадели. И ничто не могло изменить положение! Даже караванщики, не входившие в гильдию, на допросах молчали, словно воды в рот набрали, — колдовская сила напрочь запечатывала им уста.

1
{"b":"20840","o":1}