ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Она взяла Ангара за бронированную перчатку, потянула — тот покорно шагнул вперед.

— Перед вами — следующий полноправный король Лаборнока. Он — человек хороший… В рувендианской Цитадели засел его отец Волтрик. Он — плохой человек… Злой, обезумевший от ненависти. Утром я отправлюсь в дорогу и скоро появлюсь под стенами древней крепости. Я сброшу Волтрика с престола, который тот занимает не по праву. Састу-Ча, если ты и твои люди действительно верны мне, вы должны сопровождать и охранять меня в походе.

— Великая принцесса, у нас достаточно воинов, и все они пойдут туда, куда ты прикажешь. Наш военачальник Лумому-Ко легко ранен, но сможет отправиться с ними. Если ты еще что-то потребуешь, мы все исполним.

Анигель объявила:

— Командующим назначаю принца Антара. Как и в любой армии, его слово решающее. Он имеет право казнить и миловать. Благодарю тебя, Састу-Ча, и твоих людей… От всего сердца благодарю. Не буду скрывать — наши враги очень сильны…

— Но у нас есть талисман, которым ты себя увенчала, — сказал Састу-Ча.

Принцесса сняла корону, спрятала маленький венец у себя на груди.

— Остаток ночи я должна отдохнуть… Сил больше не осталось, — призналась она.

— Прошу тебя и принца быть моими гостями, — сразу предложил Глашатай. Старейшины заулыбались, принялись кланяться, как и все остальные вайвило. Толпа расступилась, и под приветственные возгласы Анигель и Антар направились к дому вождя. Они шли по улице, по обеим сторонам которой еще дымились сгоревшие дома. Небо совсем очистилось от туч, свет Трех Лун серебрил великую реку.

Анигель поместили в комнате, которую занимал старший сын Састу-Ча — тот, что поделился с принцессой своей одеждой, когда она в поисках талисмана покидала Лет. Уже раздевшись и устроившись в постели, принцесса не могла отделаться от ощущения, что кто-то наблюдает за ней. Поднявшись, она выглянула в окно, осмотрела ванную, не поленилась встать на колени и проверить под кроватью — никого! Тут она обратила внимание на тусклый свет, пробивавшийся из-под одежды. Она неохотно достала корону. Черный цветок в среднем выступе полыхал золотистым огнем.

— Ну, что тебе надо? — взмолилась Анигель. — Опять какие-нибудь ужасы покажешь? Неужели нельзя отложить до завтра?

Надень!

— Да что же это такое, черт побери! — вскрикнула она.

Надень! И следом мелодичная трель колокольчика.

Анигель опустилась на край роскошной рувендианской кровати, робко протянула руку и надела корону.

— Кади! — воскликнула она.

Сестра, при мысли о которой сердце Анигель сжималось от отчаяния — она уже не верила, что Кадия жива, — теперь была видна ясно. Настроение у средней сестры было доброе, глаза сияли, на грязном исхудавшем лице светилась улыбка. Она сидела у походного костра — вокруг теснилось множество вооруженных уйзгу. На коленях у нее лежал какой-то посверкивающий в отблесках огня вытянутый предмет, напоминающий чуть изогнутый меч с рукоятью, на конце которой виднелись три сросшихся бутона. В центре между ними светился янтарь со священным цветком.

— Наконец-то! Слава Триединому, ты откликнулась, — с некоторым раздражением воскликнула Кадия. — Ты была настолько увлечена собой, что не обращала внимания на мои вызовы. Никогда бы не подумала, что ты способна так выражаться.

— Кади, Кади! Ты жива, ты в безопасности! — Анигель смеялась и плакала одновременно. Сестра взмахнула мечом.

— Это только благодаря моему талисману — Трехвекому Горящему Глазу.

— Я же видела тебя — мое Трехголовое Чудовище показало мне такую страшную картину… Ты в плену у генерала Хэмила. Там еще был огромный скритек с бедным уйзгу в лапах. Он его пожирал…

Лицо Кадии осталось спокойным.

— Они схватили меня вскоре после того, как я отыскала талисман. Я тогда понятия не имела, на что способен этот предмет. — Она показала сестре оружие. — Красный Голос проклятого Орогастуса дал мне первый урок. — Лицо Кадии даже не дрогнуло. — Он попытался взять меч силой и был жестоко наказан за это. После того случая охотников побаловаться с мечом не нашлось. Кроме генерала Хэмила… Эта тупоголовая скотина надеялась, что сможет заставить меня уступить ему талисман. С этой целью он и отдал скритеку женщину уйзгу, чтобы его просьба звучала более убедительно.

— О, Кади, это ужасно! Средняя сестра нахмурилась.

— В той войне, которую мы ведем, нет места милосердию. Неужели ты еще не поняла этого? Сердцем не осознала? Теперь все решает сила. — Она погладила лезвие. — Но это тяжелая ноша, и обращаться с ней следует очень осторожно. Это не игрушки, Анигель. Когда в руках сосредоточена такая мощь, нельзя терять голову. Даже ярость и гнев могут сослужить добрую службу, только нельзя бездумно давать им волю — вот к чему я пришла после всех испытаний.

— Должно быть, твой талисман, — прошептала Анигель, — изменил тебя. Мой тоже излечил меня от бесконечного хныканья…

— Этот меч, — Кадия как будто не обратила внимания на слова сестры, — дал мне силу, которой еще следует научиться пользоваться. Кстати, лучшего защитника справедливости и не сыскать. Генерал Хэмил и те из скритеков, что стояли поблизости, в полной мере оценили это. От них остались одни головешки…

— Мне… Мне тоже пришлось воспользоваться талисманом. Я тоже погубила живое существо, — запинаясь, призналась Анигель. — Правда, только раз, и это вышло случайно. Просто я была настолько разгневана, что не сдержалась. Не знаю, сумею ли я еще раз повторить этот опыт. Очень не хотелось бы…

— А мне хотелось и хочется! — спокойно ответила Кадия. — Если будет необходимо, я не стану колебаться! Значит, так тому и быть! Послушай, что я тебе скажу — остатки корпуса лаборнокцев под командованием Осоркона стараются пробиться к Цитадели. Между тем моя армия пополняется каждый день. Поднялись все — и уйзгу, и ниссомы. Командование армией доверено мне. Возможно, все дело в талисмане, но это не так важно. Я с ними заключила устное соглашение…

— Они помогут нам восстановить королевство? — Да, они дали клятву. Представляешь, уйзгу, которые казались такими хрупкими, робкими — помнишь, мы встречали их на ярмарке в Тревисте? — на самом деле — бравые ребята. Выносливые, сильные… Главное, не дураки. На болотах нет воинов лучше них. А то, что мелковаты, — это ничего. Попробуй попади в них стрелой или обнаружь в засаде. Конечно, в строю, против закованных в броню лаборнокцев, им, по-видимому, не устоять, но для этого нам нужно собрать всех оставшихся рувендиан. Дело в том — так мне доносят разведчики, — что лорды из дальних краев не пострадали и сохранили свои дружины. Да, вот еще что — эти уйзгу ухитрились приручить каких-то водяных животных и носятся по воде с умопомрачительной скоростью…

— Знаю, — улыбнулась Анигель. — Я побраталась с римориками — мы испили из одной чаши, и они потащили мою лодку.

Теперь Кадия рассмеялась.

— Я уже видела. Завтра — так я полагаю — ты отправишься со своим отрядом в поход на Цитадель. К тому же, как мне удалось разглядеть, в твоем страстном сердечке появился свой генерал?

Анигель вспыхнула и возразила:

— Вовсе нет! Никто в моем сердце не появился. Ты не можешь отрицать, что он благородный и преданный человек, к тому же он дал мне обет верности…

Сестра промолчала. Анигель подумала немного и завела разговор о том, что все эти дни сильно тревожило ее.

— Кадия, знаешь, твое пленение потрясло и огорчило меня. Теперь, когда ты свободна, у меня камень с души свалился. Но в тот день, когда я увидела тебя, я с помощью своего талисмана разглядела и Харамис в компании Орогастуса, и, как мне показалось, она полностью поддалась его чарам.

Кадия сразу посерьезнела.

— Если бы дело было только в чарах! — сказала она. — Ани… я тоже несколько раз наблюдала за ней, и, боюсь, случилось самое худшее. Она влюбилась в него. Или соблазнилась тем могуществом, которое он предложил ей разделить с ним.

— Этого не может быть, Кади!

— Может, может… — кивнула средняя сестра. — Я связалась с помощью своего талисмана с Белой Дамой сразу после освобождения из лаборнокского плена. Той же ночью. Великая Волшебница при смерти и очень хотела бы повидаться с Харамис, но та определенно не желает расставаться с колдуном. Я попыталась связаться с ней, но она мне не ответила. Ты тоже можешь сделать попытку, но не удивляйся, если она откажется разговаривать с тобой. Люди, которые так безумно влюбляются, уже ничего не видят и не слышат вокруг себя.

110
{"b":"20840","o":1}