ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Сядь! — неожиданно громко сказала Белая Дама. — Что ты скачешь! Разве в этом дело? Корона здесь и надежно спрятана.

Она чуть приподнялась на локтях и позвала:.

— Даматоль.

Харамис не думала, что оддлинг услышит этот зов — так тихо шепнула старуха. Однако тот немедленно поспешил к постели госпожи.

— Время пришло, — по-прежнему еле слышно проговорила Великая Волшебница.

Даматоль степенно кивнул, направился к массивному, угловатому, красного дерева шкафу у дальней стены, вытащил сверток белой материи и с поклоном поднес его Белой Даме. Та села, приняла сверток и протянула его Харамис, но тут же выронила — материя, разворачиваясь, начала сползать с пододеяльника. Девушка бросилась вперед, нечаянно развернула сверток…

У нее в руках был белоснежный плащ Великой Волшебницы Бины. Принцесса удивленно глянула на старуху.

— Надень его, Харамис, — шепотом приказала Белая Дама. — Теперь он твой. Принцесса оторопела.

— Вы имеете в виду, что теперь я — Великая Волшебница? Нет, не хочу! Не испытываю никакого желания! Вполне достаточно быть королевой — в конце концов, меня готовили к этой роли. Но быть новой Великой Волшебницей? Меня даже не спрашивали об этом.

— Это — твое призвание, — прошептала Вина, — твой выбор. Я благословляю тебя, дарю свою любовь. Ты — храбрая девочка… Решительная, умная… Справишься… Помни, что грань между углубленным самопознанием и сверхзнанием условна, легко преодолима. Храни себя и поступай мудро…

Волшебница замолчала, ее дыхание стало прерывистым.

Принцесса со страхом глядела на нее.

Этого быть не может, подумала она. Сказки, детские выдумки… Я сплю… Спокойствие — я лежу в своей кровати, в комнатке, в замке Бром. Мне снится кошмарный сон. Я начиталась слишком много книг по магии… Я…

Даматоль подошел и тронул ее за плечо.

— Белая Дама…

Она в изумлении повернулась к нему.

— Что, Даматоль?

— Госпожа, какие будут распоряжения?

Что? Распоряжения? Чепуха какая-то! Он что, всерьез верит, что я — Великая Волшебница? Зачем, ну зачем я вылезла из постели сегодня утром? Зачем я вообще восемнадцать лет засыпала, просыпалась? Чтобы со мной сыграли такую шутку? Но ведь надо что-то сказать оддлингу. Он ждет. Ведь это его работа…

К несчастью, ничего толкового в голову не приходило.

— Позвольте, я принесу воды — вы умоетесь, а потом позавтракаете, — предложил он. — Вы, наверное, голодны.

Голодна? Да, она не отказалась бы съесть что-нибудь вкусненькое, но уместно ли это? Как-то все не вяжется… Бред, безусловно, бред.

Она пустыми глазами глядела на Даматоля, потом выражение их изменилось, словно до нее только теперь дошел смысл сказанного.

— Спасибо, Даматоль, это было бы замечательно.

Оддлинг приготовил простую еду, потом проводил ее в маленькую уютную комнату, где стояла узкая кровать. Она прилегла и сразу заснула. Проснулась в полдень… Возле кровати был сервирован столик — тоже все просто, вкусно, обильно. Харамис ела с аппетитом, с удовольствием жевала каждый кусочек. Потом пошла разыскивать Даматоля.

Он находился в комнате Бины. Кровать ее, к удивлению Харамис, оказалась пуста.

— Ты уже похоронил ее? — спросила она слугу. — Я бы могла помочь.

— Нечего было хоронить, — ответил оддлинг. — Вы разве не помните? Нет? Мне показалось, вы обратили внимание. Плоть, в которой заключался дух Бины, превратилась в пыль. Это случилось сразу, как только вы вышли…

Харамис внимательнее вгляделась в ложе Великой Волшебницы. Легкий желтоватый налет на подушке действительно сохранял форму человеческой головы.

— Где корона Рувенды? — спросила принцесса.

Даматоль опять направился к шкафу, вытащил оттуда узел и передал его Харамис,, Она развернула материю — слава Богу, корона цела и невредима.

— Я приготовил специальный баул для нее, — сказал Даматоль и поспешил из комнаты.

Харамис прикинула, что бы еще сделать, но так ничего и не придумала. В это время вернулся Даматоль — в руках он держал небольшой продолговатый кожаный сундучок с выпуклой крышкой. Очевидно, он заранее подготовился к ее отъезду. Вызвал ламмергейера… Тут до нее дошло, что ему тоже придется покинуть дом.

— Даматоль, а тебе есть куда пойти? Он кивнул.

— За мной приедет родственник. Это уже обговорено. Осталось только исполнить одно, последнее дело.

Он подобрал плащ Великой Волшебницы, сложил его и сунул в баул, где лежала королевская корона.

— Зачем мне это? — спросила Харамис, когда они вышли на улицу. К сожалению, она уже знала ответ на этот вопрос.

— Потому что отныне он принадлежит вам, Белая Дама. А теперь прощайте…

Поднявшийся ветер закрыл ей волосами лицо. Она подняла голову — в небе собирались облака. Завтра канун Праздника Трех Лун.

Хилуро вынырнул из-за туч и камнем упал вниз. Над самой верхушкой крепостной башни он расправил крылья и спланировал прямо к подъемному мосту.

Куда мы летим, Белая Дама?

— Не называй меня так, — тихо попросила Харамис. — Пока не называй… — уже совсем шепотом добавила она.

Принцесса влезла по крылу на спину гигантской птицы, пристроила кожаный сундучок, и Хилуро взмыл к облакам.

ГЛАВА 42

Король Волтрик и Зеленый Голос стояли у парапета на верхней площадке главной наблюдательной башни. Густые облака висели так низко, что почти скрывали флагшток с развевающимся на нем знаменем Лаборнока. Казалось, рукой можно достать до стремительно несущейся над головами туманной завесы. Внизу, во внешнем дворе, и в узких городских переулках стояла гулкая, вязкая тишина. Странное для полудня, для поры самой напряженной работы безмолвие! Только откуда-то справа доносились басовитые удары — кто-то размеренно колотил молотом по наковальне. Это постоянство, четкая последовательность ударов выводили из себя — никакой кузнец не может с такими интервалами стучать по заготовке. Словно кто-то нарочно созывал духов Тьмы потешиться, разгуляться в канун Праздника Трех Лун.

— Значит, завтра наступает этот мерзкий праздник? — спросил король и машинально передернул плечами. Его знобило — он поплотнее укутался в плащ. — Это в его честь побитые рувендиане увиливают от работы? Добрая половина населения и дворцовой прислуги заявили, что страдают от лихорадки и не могут встать с постели. Те же, кто вышел, бездельничают. Или на них на всех действительно напала слабость? Никто ничего не может поднять…

— Что-то витает в воздухе… — признался Голос. — Такое… — Он повертел пальцами. — Определенно, не пройдет и нескольких часов, как вновь разразится жуткая гроза.

— Я не о том, — фыркнул король. — Дураку ясно, что готовится какая-то гнусность. Мне казалось, ты в курсе, что за каша здесь заваривается, а ты мне все про бури рассказываешь.

Зеленый Голос пониже надвинул капюшон и, поклонившись, сказал:

— Ваше величество, скоро сюда должен прибыть всемогущий маг. Он обрисует вам ситуацию и ответит на все ваши вопросы. Мне самому мало что известно, но уверяю вас — ничего серьезного не случилось.

Король сухо рассмеялся — вернее, выдавил из себя надтреснутый смешок, резко повернулся и прошелся вдоль парапета. Постоял около флагштока, пристально вглядываясь в зелень джунглей, что лежали к северу от Цитадели. Несмотря на пасмурную погоду, луга, перелески и — далее — густая поросль леса сегодня были по особенному нарядны, отливали приятным глазу густо-изумрудным блеском. И запах — сладковатый, болотный — был заметно крепче, чем обычно.

С природой, как и с людьми, творилось что-то непонятное. Откуда эта обильно косящая людей лихорадка? Почему так грозно несутся тучи? Почему так неестественно ярки пейзажи за рекой? Кто, наконец, с выматывающим душу упрямством колотит и колотит по железу? Что за адский кузнец испытывает их терпение?

— Значит, говоришь, ничего серьезного не происходит? — задумчиво спросил он. — Говоришь, скоро будет буря? Тогда почему, черт тебя побери, маг приказал отозвать практически все гарнизоны, почему вся армия должна оставить страну, сосредоточиться в Цитадели, более того, готовиться к решающей битве?

118
{"b":"20840","o":1}