ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Что ты мелешь! — взорвался всегда вежливый и почтительный охотник.

— Нет, правда, — уверяла Кадия, — я схватила медальон, взмолилась — и вот это случилось! Мне Владыки воздуха помогли…

— Боже мой, тебе просто померещилось!

— Я же говорю — я не падала, а летела и опустилась так мягко. Ты же слышал.

Джеган поставил фонарь на край ступеньки в стене. Тусклое сияние легло на колеблющуюся воду, в этом свете принцесса разглядела плавающего рядом оддлинга. Странные же они существа. Чужие!

— Пророчества, магия… — недовольно забормотал Джеган. — Время ли сейчас для них? Магия может подождать, пока мы не выберемся отсюда.

Затем он отплыл в сторону и крикнул, призывая Анигель прыгать.

Принцесса судорожно схватила Имму за руку. Они вместе встали на самый край провала.

— Прыгайте! — донесся снизу требовательный голос. — Не бойтесь!

Следом снизу долетел голос Кадии:

— Ани, не медли. Крепко ухватись за амулет и попроси Владык воздуха, чтобы они поддержали тебя. Так и будет! Наш Триллиум обладает волшебной силой, обопрись на нее.

— О чем это она? — встревожилась Имму и, склонившись над колодцем, воскликнула: — Принцесса Кадия, что там у вас происходит?

— Это случилось! Случилось! Милая Имму, мы даже не подозревали об этом. Прыгай, Ани. Доверься Белой Даме…

Зубы у Анигель отчетливо застучали, она обеими руками схватила амулет и вдруг задрожала так, что Имму испугалась — не потеряла ли девушка сознание?

— Я не могу. Боюсь… — с трудом прошептала Анигель. — Что, если волшебная сила мне не поможет?

Тусклые отблески света заплясали в той стороне, где располагался туннель, ведущий в подземный зал. Дробью рассыпался металлический звон, сияющими всполохами брызнули во все стороны светлячки. Отчетливо долетел чей-то возглас:

— Принц Антар, здесь проход… Вот они, светящиеся следы. Сюда, все сюда!

— Ты должна собраться. Смелее! — умоляла Имму. — Ани, они уже близко. Я здесь, рядом с тобой, дай мне руку, другой крепче зажми амулет. Ну же!

Девушку внезапно повело в сторону, она отступила от края колодца. — Нет! Нет!

Из глубины донесся голос Джегана:

— Чего вы ждете? Глупые женщины! Скорее… Рыцари не отважатся прыгать сюда, доспехи тут же утянут их на дно. Давайте же!

— Принцесса совсем перетрусила, а я не могу оставить ее! — отчаянно выкрикнула Имму.

— Тогда столкни ее, неразумная ты баба! — заорал Джеган.

Имму удобнее перехватила фонарь, потянула принцессу, но девушка уже совсем потеряла голову. В выкатившихся глазах уже не было и капли здравого смысла, рот перекосило от страха. Подрагивающие губы говорили о том, что сегодняшние испытания вконец доконали ее. Она отпрянула от колодца так, что ее платье в руке Имму затрещало. Имму бросилась за ней, схватила за руку и снова потащила к мрачному отверстому зеву. Но видеть его, а тем более прыгать туда, уже было выше сил Анигель. Она начала отчаянно сопротивляться. Обе женщины даже не заметили, как в пылу борьбы оступились и упали с возвышения в жидкую, отвратительно пахнущую грязь. Они принялись барахтаться, пытаясь выбраться на сухое место.

В этом вонючем месиве и обнаружил их принц Антар со своими воинами.

Анигель и Имму тут же схватили, поставили на ноги. Они наконец-то пришли в себя и теперь стояли, опустив головы. Почти дюжина крепких, бородатых, одетых в броню мужчин окружила их. Несколько человек держали дымящиеся факелы — колеблющийся свет придавал их ухмыляющимся лицам зверское, глумливое выражение. Только принц Антар, казалось, был совершенно спокоен. В глазах его стояла странная отрешенность, словно за всем происходящим он следил как бы со стороны, словно не он недавно разрубил надвое лорда Манопаро, а кто-то другой.

Имму показала ему необыкновенно длинный, извивающийся язык. Один из рыцарей тут же шагнул вперед, выхватил меч… Его остановил окрик принца:

— Подожди, Ринутар!

Воин, что-то недовольно пробормотав, отступил, вложил меч в ножны.

Принц осторожно взял за руку испачканную с ног до головы Анигель, взглянул ей в лицо. Она как будто ничего не соображала — взгляд ее был пуст и холоден, — но тем не менее сразу обтерла лицо рукавом платья.

— Принцесса, остальные спрыгнули в этот колодец? — Он указал на черное пятно в центре площадки.

Анигель ответила сразу:

— Да. Они успели… Теперь можете убить нас, но помните, что моя сестра Кадия овладела великой магической силой. Наступит день, когда вы все поплатитесь жизнями за то, что совершили сегодня.

Собравшиеся рыцари на мгновение затихли, потом обрушили на Анигель град вопросов, но девушка больше не вымолвила ни слова. Ринутар опять выхватил меч.

— Подожди! — уже раздраженным голосом остановил его принц. — Их надо хорошенько допросить. Мы должны наверняка знать, что это за магическая или какая-нибудь другая сила, которая может помешать нам овладеть Рувендой до конца.

— Тогда позвольте мне хотя бы заняться этой грязнухой аборигенкой, — энергично заявил Ринутар, снова вкладывая меч в ножны. -Я тут поразвлекусь с ней, и она сразу все выложит.

— О нет! Пожалуйста! — вырвалось у Анигель, и она без чувств рухнула в грязь.

Принц Антар взял ее на руки, поднял — она была необыкновенно легка, — глянул в ее лицо и невольно затаил дыхание. Ему никогда не доводилось встречать более красивую женщину. Ее лик не могли испортить ни грязь, ни мокрые, слипшиеся в сосульки волосы. Он перевел дух и неожиданно подумал — как вовремя она лишилась сознания! Теперь не надо делать вид, будто не замечаешь, как его солдаты насилуют уродину, не надо будет останавливать их, чтобы они не трогали эту прекрасную женщину, чья голова покорно прильнула к его панцирю. Все, что угодно… Только без меня… Он был взволнован, но разгоравшийся в душе огонек не лишил его разума. Антар хмуро, с угрозой оглядел рыцарей — те невольно выпрямились под его взглядом — и сказал:

— Здесь нам делать нечего. Ясно, те двое ускользнули от нас, преследовать их мы не в состоянии. Этих двух заключенных доставить целыми и невредимыми. Мой отец разберется с ними…

Рыцари охотно исполнили его повеление — никому не хотелось прыгать в жуткий колодец. К тому же все эти подземелья, тайные ходы произвели на них угнетающее впечатление. Антар приказал своему маршалу Ованону связать ведьму-аборигенку и донести до королевских покоев. Тот весело исполнил приказание и, довольный, перекинув Имму через плечо, зашагал вслед за принцем.

ГЛАВА 4

Харамис изо всех сил старалась поспеть за придворным музыкантом. Она никогда не подозревала, что способна на такую прыть. То ли отчаяние прибавило ей мужества, то ли, наоборот, она окончательно утратила его.

Они мчались вверх по каким-то упрятанным в стенах башни лестницам, скрытым переходам, пыльным, узким…

Продирались сквозь вековые паутины лигнитов — Узун на ходу уверял ее, что нога человека не ступала по этим коридорам с той поры, как первые рувендиане много веков назад появились здесь. Наконец они добрались до подножия нескончаемой каменной винтовой лестницы, уводящей к самому верху главной башни, который, как пояснил музыкант, был надстроен уже ее предками. Откуда-то снизу до беглецов донеслись выкрики — неужели враги уже проникли в тайный ход?

Харамис и Узун одолели несколько этажей и неожиданно попали в королевскую библиотеку, где принцесса провела столько приятных и полезных часов. В нескольких залах, уместившихся в теле башни, было пусто, однако Харамис с негодованием заметила, что новые хозяева успели и здесь побывать. Бесценные тома, древние рукописи кое-где были сброшены с полок и валялись на полу. Хотя, в общем-то, большой погром пока обошел хранилище книг стороной.

Несомненно, Орогастус отдаст приказ сохранить все это богатство, на бегу мелькнула мысль у принцессы. Я бы на его месте так и поступила.

Странно, но в ту минуту она невольно с уважением подумала о ненавистном маге. Этот человек сумел приручить молнию! Он оказался достаточно прозорливым, чтобы определить безопасный путь через Гиблые Топи. Ясновидящий? Тогда как он овладел этим даром? Если бы не Орогастус, лаборнокцы никогда бы не смогли покорить Рувенду. Харамис с детства испытывала преклонение перед знающими людьми, пусть даже их могущество, в конце концов, обернулось против нее и ее родины. Орогастус был ей интересен, и, спасаясь от преследователей, в сущности, от слуг этого кудесника, она тем не менее постоянно думала о нем.

12
{"b":"20840","o":1}