ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Их приветствовала старшая дочь погибшего короля Крейна, принцесса Харамис. Она была в государственной короне, на плечах — белоснежный плащ, знак отличия Великой Волшебницы. В руке она держала Скипетр Власти. Когда праздничное шествие было закончено, вперед вышел Антар и, преклонив перед ней колено, предложил принять капитуляцию армии лаборнокцев.

Харамис ответила:

— Встаньте, король. Я благодарна вам за это предложение, но, к сожалению, не могу его принять.

Она сняла с головы государственную корону и, отодвинув вниз Скипетр — тот спокойно повис в воздухе, — высоко подняла ее.

— Я, — торжественно сказала она, — присутствующая здесь законная наследница трона Рувенды, отрекаюсь от великой чести владеть этой короной и призываю свою среднюю сестру принцессу Кадию принять ее и исполнить долг, который выпал ей по праву рождения. Мне же назначен иной удел. На меня возложены обязанности хранить и беречь Рувенду. С сего дня по велению небес я — Великая Волшебница.

Кадия, стоявшая во главе огромной толпы оддлингов — эмблема в форме Триллиума поблескивала у нее на груди, медного отлива волосы свободно падали на плечи, — откликнулась со своего места. Голос ее, низкий для женщины, но сильный и звонкий, отчетливо прозвучал в наступившей тишине:

— Я, присутствующая здесь, ныне законная наследница трона Рувенды, торжественно заявляю, что отрекаюсь от короны в пользу моей младшей сестры Анигель, которая по праву заслужила ее своей храбростью и самоотверженностью в деле освобождения родины. Меня ждет иная судьба — не мне править людьми. Мой удел быть другом и предводителем болотного народа, призвавшего меня служить ему. Принцесса Анигель, прими корону из рук нашей старшей сестры.

Анигель на мгновение прикрыла глаза — и тотчас ее посетило прежнее, пугающее душу, томительное видение. Сколько раз во сне ей пришлось преследовать мать, королеву Каланту, неспешно, но неумолимо удалявшуюся от нее по дорожке, проложенной в высохшем погибшем лесу. На этот раз ей удалось догнать мать — никакие мрачные предчувствия больше не беспокоили девушку. За один миг королева Каланта успела умыть, причесать, одеть, как подобает, свою младшую дочь и шепнуть ей напутствие.

Свершилось то, что было предназначено. К чему лукавить! Анигель была спокойна и уверена в себе — как ни прикидывай, среди своих сестер она лучше всего справится с этой ролью. Харамис слишком рассудочна, Кадия — гневлива… Да, это ее долг — тот, о котором не так давно говорила Великая Волшебница Бина. Она открыла глаза и приблизилась к Харамис. Опустилась на одно колено, но голову не склонила — держала ее высоко. Когда старшая сестра возложила украшенную рубинами и изумрудами корону — в центре сиял крупный овал из медового цвета янтаря, в котором светился Черный Триллиум, — на голову Анигель, та встала, повернулась к притихшей многочисленной толпе и осенила ее священным знамением — выписала в воздухе трехлучевую звезду.

Антар, стоявший рядом, обратился к ней:

— Великая королева, соблаговолите принять нашу капитуляцию.

— А заодно мою, — ответила Анигель, — так как я не в силах устоять перед вашим благородным сердцем. Поскольку теперь я являюсь законной королевой Рувенды и считаю, что мне не к лицу править без супруга и короля, я предлагаю вам, монарх равнинного Лаборнока, объединить наши королевства на основе брачного союза, — она взяла его за руку и подняла ее высоко-высоко. — Жители Рувенды! — воскликнула она. — Я, присутствующая здесь хранительница трона, во славу земли и воды, дарю вам нового короля — человека испытанного, разумного и благородного.

Тогда и Антар объявил на всю площадь:

— Жители Лаборнока, я, присутствующий здесь полноправный монарх и хранитель государственной короны, во славу нашей земли, дарю вам вашу королеву — женщину добрую, решительную и милосердную.

После мгновенной тишины площадь взорвалась криками ликования и бурной радости. Все оддлинги разом подхватили торжественный гимн, маршалы празднества между тем распахнули ворота во внешнюю часть крепости, где были расставлены столы с обильным угощением и богатой выпивкой.

Три сестры сошлись вместе и крепко обнялись. Затем Харамис взяла Скипетр Власти и разделила его на три части. Помертвелый, с покрывшимся чернотой лезвием, меч — веки на его рукояти закрылись наглухо — она вручила Кадии. Та сразу засунула его в ножны, подвешенные на поясе. Серебряный венец, на лицевой стороне которого по-прежнему кривлялись три таинственные рожи, точно поместился внутри государственной короны Рувенды, теперь лежавшей на золотистых волосах Анигель. Волшебный жезл со сложенными крыльями — янтарная капелька тускло светилась в их центре — Харамис подвесила на золотую цепочку.

— Мы были едины, — сказала старшая сестра, — нынче мы вновь растроились. Благодарение Богу, что в мире восстановился баланс, и Скипетр Власти вряд ли теперь когда-нибудь понадобится.

— Клянусь Цветком! — тихо буркнула Кадия. — Мне бы твою уверенность. Только Триединый знает, как мы все нуждаемся в мире и покое. Стоит только подумать, сколько нам еще предстоит узнать, — дух захватывает. Ани еще надо научиться управлять государством. Тебе — овладеть магией. У меня накопилось множество вопросов, которые я обязана задать таинственному существу, обитающему в безлюдном городе. Кроме того, только вдумайтесь — сколько проблем во взаимоотношениях между людьми и оддлингами. Подозреваю, нам долго придется искать удовлетворительные ответы.

Анигель так же тихо обратилась к Харамис:

— Когда ты собираешься вызвать ламмергейера? Сразу после праздника? Ты отправишься в Нот и будешь жить там, как прежняя Белая Дама?

Харамис отвела взгляд в сторону — глянула в сторону входа в главную наблюдательную башню. Взор ее затуманился…

— Нет. То место умерло с уходом Бины — там все зачахло. У меня есть другое прибежище — высоко в горах, на неприступной скале.

Антар приблизился к сестрам и, улыбнувшись, сообщил, что его только что посетила высокая делегация подданных во главе с лордами Палундо, Ованоном и Пенапатом и от имени присутствующих здесь жителей Лаборнока и Рувенды просила их величества открыть праздник первым танцем.

— Да! — засмеялась Кадия. — Нелегкая участь быть королями. Не так ли, королева Анигель? Ну, ступай, ступай, а мы тут с Великой Волшебницей побеспокоимся, чтобы всем хватило еды и питья. Когда же ваши величества собьют каблуки и протрут дырки в подошвах, можете присоединиться к нам.

Взявшись за руки, Анигель и Антар поспешили в круг.

Грянула музыка…

Узун остановился, огляделся. Земля после первых дождей еще не просохла, и травы на лугу дружно пошли в рост. Что в этом удивительного, спросил себя старый музыкант. Он присел, глянул на пробивающийся из земли росток. Рядом еще один, подальше — еще… Какие-то странные растения. Что-то они ему напоминали… Как же, он видел этот цветок в Ноте. Точно!

Узун выпрямился, вдохнул полной грудью. По всему лугу часто распускались цветы о трех черных лепестках. Их было множество, можно набрать букет. Они росли повсюду.

Беззаботно рассмеявшись, он набрал полную охапку священных цветов — ему будет чем порадовать людей, собравшихся на праздник. Он несет им добрую весть…

Прощай, Рувенда, край земли и воды! Прощай, наша песня!

На третий день, уже в сумерках, покрывших обширный луг на скалистом холме в окрестностях Цитадели, Узун услышал танцевальную мелодию и ускорил шаг. Слух не обманывал его — оркестр волынок и арф играл в крепости! Захваченной врагом?

Не может быть!

И мелодия очень знакомая. Да это же ритуальный танец, посвященный слиянию Трех Лун! Но ведь праздник должен был начаться три дня назад. В то время он с несколькими друзьями чинил лодку, на которой они спешили к месту сбора, назначенному для ниссомов. Чертова мысленная глухота! И товарищи его тоже были туги на ясновидение. Телепатические сигналы едва доходили до них. Что-то удалось разобрать про великую битву, говорят, одержана решающая победа; его дражайшая принцесса Харамис сгубила наконец этого проклятого Орогастуса. Все, он все пропустил!

136
{"b":"20840","o":1}