ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Гильдия, получив монопольные права на торговлю с Рувендой, богатела год от года, ее политическая мощь неимоверно возрастала, однако пришел день, когда великий маг, которого звали Орогастус (настоящего его имени никто не знал), прибегнув к волшебной силе, выведал сокровенную тайну Рувенды.

Торговый караван, обычно возглавляемый четырьмя купцами, как правило, был невелик и состоял из двух десятков вместительных повозок и пятидесяти человек. Добравшись до подножия Охоганских гор, предводитель каравана сообщал командиру передовой крепости пароль, и экспедиция начинала взбираться на перевал. Дорога была очень опасна — никаких указателей, предупреждений, после обвалов и опытные проводники порой не узнавали прежних мест… Между горами и Цитаделью было около двухсот лиг, и участки с твердой, надежной почвой попадались только местами. Самая обширная осушенная область страны, лежавшая к востоку от главного торгового тракта, называлась Дайлекс. Перегороженная плотинами, дамбами, насыпями, она была испещрена квадратиками полей, пятнами лугов, укрепленными городами. В Вирке, главном городе провинции, драгоценные камни, купленные у ниссомов, подвергались первоначальной обработке. Вирк являлся вторым по значимости торговым центром Рувенды. Хозяйственным же сердцем страны рувендиан была их столица, которую испокон века называли Цитаделью.

По прибытии в столицу караванщики сразу вносили в королевскую казну установленную пошлину. При отъезде они снова платили налог, причем никогда не было заранее известно, сколько на этот раз возьмут местные власти. Это своеволие служило одним из главных пунктов разногласий между двумя королевствами. После уплаты дани купцы получали право свободной торговли не только на главном рынке столицы, но и по всей стране. Здесь они обменивали свои товары на драгоценные камни, металлы, строевой лес… Последним торговали купцы из племени вайвило. Потом караванщики в поисках редких древних вещей отправлялись еще дальше, на сотню лиг к востоку — сначала на плоскодонках, плотах или ладьях добирались вверх по течению почти неподвижной реки Нижний Мутар до слияния ее с Виспаром. Здесь лежали развалины древней Тревисты. На многочисленных островах в окрестностях знаменитого города в сухие сезоны устраивались сказочные по разнообразию и количеству товаров ярмарки. Когда же с Южного моря налетали муссоны и на землю проливались дожди, добраться сюда было невозможно.

Только оддлинги в эту пору спокойно бродили по болотам, только они знали местные дороги и способы, с помощью которых их можно было одолеть.

Руины Тревисты до сих пор остаются величайшей загадкой всего нашего Полуострова. Город возник в невообразимой древности и был необычайно красив и обширен — об этом можно судить даже по развалинам. Лабиринт каналов, обрушившихся мостов (кое-где, правда, они сохранились), завораживающие воображение руины некогда прекрасных зданий, изобилие благоухающих цветов… Даже беглый осмотр Тревисты свидетельствовал, что древние строители владели такими машинами, таким искусством, какие не снились самым культурным народам Полуострова.

Историки утверждают, что тысячи лет назад большая часть Рувенды представляла собой обширное, подобное морю озеро, питаемое таявшими ледниками на склонах Охоганских гор. То тут то там из воды поднимались острова, которые в настоящее время превратились в более или менее сухие возвышенности. Теперь почти на каждом из них можно обнаружить руины древних городов. Сколько их, не могут сказать даже оддлинги, единственное, о чем они могут поведать, — это о каком-то легендарном исчезнувшем народе. Время напрочь поглотило его — когда предки рувендиан переселились на болота, развалины существовали уже в нынешнем виде. Сама Цитадель, уникальное явление (крепость, сооруженная на сохранившейся гигантской скале-останце, представляет собой хитроумно спроектированное скопище неодолимых стен, бастионов, башен, ворот, связанных крытыми переходами с главной башней), тоже явилась к нам из неразличимого прошлого. К приходу рувендиан все здесь сохранилось в целости и сохранности, следовало лишь кое-что подправить, надстроить, подремонтировать, обновить. Они так и поступили, и вот уже семь веков эта крепость считается образцом инженерного искусства. Говорят, что там, в достопамятные времена сидели правители, владевшие всем Полуостровом.

Свидетельства минувших дней, руины порождали удивительные загадки! Из непроходимых джунглей, заповедных уголков своей утопающей в грязи страны оддлинги иногда привозили захватывающие воображение находки: предметы искусства, оружие, таинственные, невеликие по размерам механизмы. Они необыкновенно дорого ценились не только коллекционерами из Лаборнока, но и в дальних, заморских землях. За этими редкостями охотились особо, они составляли главный приз в торговле с Рувендой. Торговля эта стала чахнуть после того, как на трон вступил наследный принц Лаборнока Волтрик. Именно с его воцарением началась все убыстряющая ход цепь событий, приблизившая нас к долгожданной цели — захвату Рувенды.

Волтрику пришлось долго ждать своего часа, пока его дядя, король Спорикар, не процарствовал предназначенную ему судьбой сотню лет. Наследный принц не желал терять времени даром и, повзрослев, занялся добыванием короны в чужих краях. Он много путешествовал по белу свету и из одной такой поездки на север, за пределы земли Рэктам, вернулся с человеком, который, в конце концов, помог ему добиться заветной цели — покорить Рувенду. Этого человека было принято называть Орогастусом…

В свои тридцать восемь лет Волтрик представлял из себя рослого чернобородого детину, не лишенного известного изящества и некоторой привлекательности. Он умел стелить мягко, однако те, кто знал его поближе, никогда не доверяли ласковым речам нового короля — характер у него был схож с нежданно-негаданно налетевшей грозой. Первая его жена, прекраснейшая принцесса Джениль, родила ему единственного сына Антара. Вторая жена Шонда погибла при невыясненных обстоятельствах во время охоты. К несчастью, за десять лет, прошедших со дня свадьбы, она так ни разу не забеременела… Разгульную принцессу Нейрис, третью жену Волтрика, вместе с ее любовником, с которым она пыталась бежать от мужа, посадили в большой мешок, набитый колючей шерстью, и сожгли заживо.

Маг Орогастус стал главным советником короля. Со временем его начали страшиться не только придворные, но и все лаборнокцы. Поговаривали о том, что он сумел подчинить себе душу короля… По сути дела, именно он правил страной… Он запретил Волтрику жениться в четвертый раз, приказал жить только ради исполнения самого заветного своего желания — победы над рувендианами. Если же он ослушается великого мага, пророчил Орогастус, не видать ему соседнего королевства, как своих ушей.

Орогастус не был лишен благоразумия. Он ни в коем случае не желал торопить события и семнадцать лет с трудом удерживал нетерпеливого Волтрика, тогда еще наследного принца, от безрассудных действий. До самой кончины короля Спорикара…

Поселился колдун на недоступной вершине горы Бром, которая возвышалась над Охоганским хребтом. Там-то он и творил свои магические действа. По распоряжению короля Волтрика, редкостные и необычные вещи Исчезнувших теперь доставлялись волшебнику. Ходили слухи, что в этих вещицах заключена необычайная сила, и тому, кто овладеет ею, будут подвластны все силы природы. Орогастус нашел себе помощников — троих пользующихся дурной славой людишек, которые вскоре стали называться его Голосами. Они полностью подчинили свои души волшебнику, служили его посланцами, и честные граждане боялись их не меньше, чем самого хозяина.

На противоположных склонах увенчанных снегами Охоганских гор — там, где река Нотар поворачивала на восток и, вырвавшись из скальных теснин, разливалась по холмистой равнине широким потоком, — стояла усадьба еще одной не чуждой оккультных наук особы. Звали ее Великая Волшебница Бина, кое-кто именовал ее Белой Дамой. Бессчетное количество лет прожила она в развалинах Нота, древнего города, построенного Исчезнувшими. Она являлась живой легендой народов, проживавших на болотах, хотя редко кто мог похвастать встречей с ней. Белая Дама как бы взяла на себя роль хранительницы этой земли, к ней обращались в часы испытаний, в ней, как утверждали, заключалась мудрость и память земли рувендиан. Только оддлинги и члены королевской семьи знали правду — ни стихийные бедствия, ни непроходимые топи, ни грозные крепости, ни хорошо обученная армия не помогли бы остановить захватчиков. Одно великое искусство Белой Дамы сдерживало устремления хищных соседей. Однако годы, десятилетия, столетия брали свое — впрочем, так бывает со всяким, кто подвержен течению времени… К моменту воцарения Крейна III защитные чары Бины, сетью накрывшие Рувенду, одряхлели, истончились, в то время как могущество внушающего ужас Орогастуса все возрастало и возрастало…

2
{"b":"20840","o":1}