ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Кто она такая? Вы встречались с ней раньше? — спросил Антар. Он, его свита, старшие офицеры уже были в своих парадных доспехах. На голубоватом шлеме принца, украшенном крылышками, была прикреплена маленькая корона.

— Эту провидицу, ваше высочество, нельзя считать королевой этих мест в том смысле, в каком мы понимаем королевскую власть, — ответил купец. — Но она по праву представительствует от имени своего народа, является неким связующим звеном между чужестранцами и ниссомами. Конечно, она относится к числу тех, кто управляет местным населением и, по крайней мере, пользуется очень большим авторитетом. Ее совершенно невозможно обмануть. Говорят, она способна читать чужие мысли…

— Это правда? — встрепенулся Орогастус, до той поры с неподвижной, чуть презрительной гримасой наблюдавший за приближающейся стеной джунглей.

Мастер Эдзар нервно прочистил горло.

— Ничего определенного сказать не могу, господин министр. Мой опыт общения с этой дамой подсказывает, что она, безусловно, обладает сверхъестественной проницательностью, но читать мысли… Я не знаю, как выразиться точнее.

— Вы хотите сказать, что эта провидица способна отличить говорящего правду человека от лжеца? — сказал принц.

— В общем-то, да. И это создает определенные э-э… трудности во время деловых переговоров. Это особенно касается розыска принцесс. Мы должны быть очень тактичны.

— К дьяволу ваш такт! — не выдержал генерал Хэмил. — Если оддлинги попытаются ставить нам палки в колеса, мы возьмем заложников и надавим на них. А эту вещательницу от имени так называемого народа поручим заботам нашего Осоркона. Он знаменит своей обходительностью. И еще кое-чем… Может, ей даже понравится:

Первый помощник Хэмила, огромного роста рыцарь в доспехах, украшенных чернью, захохотал.

— Уж я-то своим правом воспользуюсь, уж у меня-то она повертится:

Эдзар пожал плечами.

— Если вы схватите провидицу Фролоту, ниссомы просто назначат другую такую же прорицательницу. И вполне вероятно, что все это многочисленное племя растает в болотах, как при полуденном солнце тает туман. На этом всякие контакты с аборигенами будут прерваны, и никому из нас нельзя будет даже сунуться в топи. Верная гибель…

Все засмеялись, а Эдзар невозмутимо продолжал:

— Я все время пытаюсь объяснить вам, генерал, что нам жизненно важно установить нормальные отношения с ниссомами.

Хэмил тут же обратился к королевскому магу:

— Тогда вы должны проявить все ваше искусство, чтобы прижать хвосты этим болотным гаденышам.

— Мы работаем в этом направлении, — коротко ответил Орогастус.

— До того момента, пока меня не снимут с должности командующего экспедицией, — заявил принц Антар, — только я обладаю властными полномочиями в полном объеме. Только я могу вести переговоры с провидицей Фролоту. Вторжение в Рувенду было предпринято с единственно важной государственной целью — устранить всякие помехи в торговле с Гиблыми Топями и обеспечить бесперебойное снабжение Лаборнока минералами и строевым лесом. Я уже говорил отцу, что нашей торговле не должно быть нанесено никакого ущерба. Вот это для нас самое важное, а не таинственные древние безделушки, которых так жаждет министр, или маниакальное стремление отыскать трех несчастных девиц. Итак, вы намерены исполнять мои приказания, господин министр?

— Безусловно, ваше высочество, — улыбнулся Орогастус.

— А вы, генерал?

Генерал Хэмил, едва сдерживая раздражение, метнул взгляд в одну сторону, в другую… Рыцари из свиты Антара теснее сплотились за его спиной; те, кто стоял у перил, подошли как бы невзначай поближе. Наступила тишина.

Генерал хмыкнул.

— Я — солдат и всегда подчиняюсь приказу. Да, мой король действительно назначил вас, Принц Антар, командовать походом, поэтому я беспрекословно буду выполнять ваши распоряжения. Пока король Волтрик не отменит приказ…

— Вот и хорошо, — сказал Антар. Лицо его смягчилось. Рыцари, почувствовав, что напряжение спало, гурьбой бросились к перилам, стараясь не упустить момент, когда на реке откроются руины Тревисты.

Между тем ялик с лоцманом-ниссомом достиг прибрежных зарослей и, не сбавляя хода, нырнул в открывшийся прямой, как стрела, канал. Флотилия двинулась следом. По обеим сторонам прохода тесно росли удивительные, неизвестные лаборнокцам деревья с кронами, вознесенными вверх на несколько сотен элсов, где их длинные гибкие ветви, сплетаясь, образовывали высокий, прозрачный для солнечных лучей полог. Изумрудные отражения колыхались на темной воде, из которой вставали меньшие, в десятки элсов, деревца, тянущиеся со дна множеством тонких изогнутых стволов, окружающих основной, толстый, родительский. Чаща по берегам была такая, что воины-чужестранцы дивились — как одолеть эти дебри? Им казалось, что путь до Цитадели являлся пределом возможного для людей, что болота, через которые они проложили путь, будут последним испытанием в этой дикой и загадочной стране.

Шум и возгласы на кораблях стихли. Сплошная стена джунглей, встающих прямо из мелководья, на первый взгляд не вызывала страха — все вокруг было усыпано цветами, странными растениями с багрово-зелеными листьями величиной с дверь. Каждая жилочка на этих чуть шевелящихся опахалах была помечена пунктиром золотистых колючек. На все это растительное изобилие была наброшена густая, непролазная сеть лиан, помеченных мириадами цветков — пурпурных, снежно-белых, розовых, шафранных с примесью голубизны… Лианы вплетались в каждую щелочку между стволами, и все равно, к удивлению людей, в глубине этого непреодолимого, буйно цветущего скопища растений было неожиданно светло. Взгляд почти свободно проникал на несколько десятков элсов вглубь. В воздухе плыли необыкновенно сладкие, густые благоухания, в них местами вплетался запах гнили.

В силах ли человеческих одолеть это зеленое царство? Мыслима ли подобная задача для обыкновенных людей? Тогда зачем оружие, зачем боевые фрониалы, которых они везли с собой?

В мертвой тишине последний корабль флотилии вошел в протоку, и в этот момент лоцман-ниссом издал пронзительный, далеко разлетевшийся по джунглям, смиривший птичье пение и стрекот насекомых, вопль. Потом он замер, и наступила тишина, в которой отчетливо и мирно раздавались равномерные шлепки весел о воду. Ялик свернул направо, за ним последовал флагманский корабль — здесь открылся еще более широкий канал, и Эдзар, не удержавшись, схватил принца за железо налокотника и указал на берег.

В первые мгновения Антар и прилипшие к перилам лаборнокцы ничего нового не заметили, но спустя несколько минут, когда их глаза пригляделись к глубинам чащи, по берегам начали просматриваться развалины строений. Нечто монументальное, геометрически правильное, неохватное начало проступать по обеим сторонам канала. Некогда здесь стояли дворцы, по сравнению с которыми самые роскошные здания Дероргуилы казались крестьянскими хижинами. Они высились тесно, в ряд, и поражали воображение даже в таком полуразвалившемся состоянии. Кое-где сохранились стены, арки, дававшие представление о целом облике здания от фундамента до крыши. Рыцари и солдаты таращили глаза на диковинные сооружения, открывавшиеся по берегам широкого, элсов в пятьсот, канала.

Остатки древних строений высились на островах повсюду, местами джунгли даже уступали камню, тогда перед зрителями открывались плоскости и линии, покрытые замысловатой резьбой карнизы и капители. Фасады многих сооружений были орнаментированы яркой, под стать местным цветам, мозаикой. Изящные порталы, аркады, открытые галереи, эспланады проплывали по берегам. Каждый сохранившийся фрагмент ограды представлял собой законченное произведение искусства. Повсюду возвышались остатки колонн — обломанные пальцы, упершиеся в зеленый полог. Любую из них можно было рассматривать часами — каждая бородка каннелюры, каждая причудливая волюта были само совершенство. Кое-где на пьедесталах еще возвышались остатки статуй и больших величественных урн. Живописные развалины дружески сплетались с деревьями и лианами, невозмутимо обвившими каменные творения. Особенно впечатляющ этот симбиоз был на редких широких площадях, где растительность пробивалась в строгом порядке между уложенными на землю плитами.

26
{"b":"20840","o":1}