ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Антар из Лаборнока, — сказала она на чистом лаборнокском языке. Ее голос был певуч и доносился как будто не изо рта. — Перед вами Фролоту, избранная нашим народом провидицей. В обычаях племени ниссомов быть откровенными, поэтому я имею честь обратиться к вам без всякого плетения словес, свидетелями которого мы сейчас были. Мы внимательно выслушали речь вашего посланника, члена гильдии уважаемых нами владельцев караванов, при этом мы внимательно прочитали и его мысли, отделив правду от лжи. Теперь я прошу вашего соизволения задать вам несколько вопросов.

Не дожидаясь ответа, зеленая тростинка указала на ту часть груди принца, где билось его сердце. Антар почувствовал, как обильный пот увлажнил его тело под искусно декорированными доспехами.

— Вы можете задавать вопросы, — неожиданным для себя самого баском ответил принц.

— Желают ли лаборнокцы причинить вред народу ниссомов?

— Я торжественно заявляю, что мы не причиним вам вреда. У нас нет и не было злых намерений.

— Обязуются ли ваши торговцы покупать наши товары по тем ценам, которые установятся на рынке?

— Я торжественно заявляю, что так и будет.

— Что еще, кроме взаимовыгодной торговли, интересует вас в Тревисте?

— Мы… мы хотели бы основать здесь небольшое поселение для того, чтобы исследовать внутренние области Гиблых Топей.

— Вы намереваетесь поставить здесь гарнизон?

— Да. Это распоряжение моего царствующего отца. Отряду будет поставлена задача вылавливать беглецов-рувендиан, которые сохранили враждебность к нашему государству и могут помешать налаживанию добрососедских отношений между нами.

Глаза провидицы изменились — глубокая печаль отразилась в них, однако ее голос был по-прежнему тверд, и тростинка, направленная в грудь принца, даже не дрогнула.

— Те, кого вы называете врагами, долгие годы были нашими друзьями. Вы покорили их с помощью черной магии и огромного превосходства в военной силе. Вы жестоко расправились с королем и королевой Рувенды и их приближенными, со всей аристократией, испокон веков проживающей в нашей стране. Вся их вина заключалась в том, что они защищали свои дома, свое добро, своих жен и детей, отцов и матерей. В настоящее время вы прикладываете отчаянные усилия по розыску трех лепестков священного Триллиума, трех принцесс из дома Рувенды, которых тоже намерены предать смерти.

— Именно так, — неожиданно легко согласился принц. — Но это наши внутренние дела, они не имеют никакого отношения к народу ниссомов. Мы не просим вашей помощи для розыска принцесс. Если вы будете препятствовать нам, то испытаете на себе гнев Лаборнока. Если же сохраните нейтралитет, я уверяю вас, что никто из лаборнокцев не нанесет вам вреда или обиды. Мы будем платить за размещенный здесь гарнизон, за обеспечение его продовольствием. Мы приложим все силы, чтобы как можно быстрее восстановить торговлю.

Провидица нарисовала в воздухе какой-то магический знак, потом замерла и через несколько минут сказала:

— Антар из Лаборнока, ты сказал правду. Ниссомы, проживающие в Тревисте, согласны открыть ярмарку и торговать с вашими купцами на прежних условиях. Ярмарка откроется в новом месте, точное расположение вам будет указано.

— Я рад и выражаю благодарность провидице Фролоту, — ответил принц.

— Мы разрешаем вам разместить ваших людей на этой площади, которая называется Лузагира. Вы можете воспользоваться этими зданиями. Здесь тоже будет устроен небольшой рынок — возле фонтана, — где вы сможете приобрести провизию и другие товары по договорным ценам.

— И за это выражаю благодарность, — заявил Антар.

Маленькая женщина обвела рукой прилегающие к площади развалины, где мог быть размещен гарнизон, и объявила свои условия. Солдатам разрешалось свободно плавать на лодках по каналам Тревисты, однако высаживаться на берег можно было только по приглашению местных жителей. Остров, расположенный на противоположной от Лузагиры стороне, где жило много ниссомских семей, объявлялся полностью закрытым для посещения. Этот запрет сохранялся до той поры, пока сама провидица не отменит его. Аборигены, в свою очередь, должны иметь свободный доступ на площадь Лузагиру весь световой день. Лаборнокцы получали право не впускать их в свои жилища.

— Все эти пункты нас устраивают, — заявил принц Антар. — Теперь, пока не село солнце, мы просим разрешения высадиться на берег и разбить временный лагерь.

— Фролоту согласна, — ответила провидица, но, указав на три фигуры на флагманском корабле, стоявшие у борта в длинных разноцветных одеяниях с капюшонами, вдруг добавила: — Пусть высаживаются все, кроме этих.

Антар и его свита невольно обернулись и посмотрели на Орогастуса и его слуг. Маг издали слегка поклонился провидице.

— Они должны завтра же оставить Тревисту. Им навсегда запрещено появляться здесь. Как, впрочем, и другим лицам, которым, по мнению народа ниссомов, здесь делать нечего.

Слезы обильным потоком потекли по лицу этой женщины, однако она по-прежнему была спокойна и невозмутима. Зрелище было жуткое, и Антар, несколько растерявшись, вновь глянул в сторону корабля. Над водой уже начал сгущаться туман. Надвигались сумерки.

— Я согласен, провидица Фролоту. Что-нибудь еще?

Зеленая тростинка опустилась. И словно рухнула невидимая стена откровенной враждебности, возведенная усилиями украшенной цветами провидицы. Теперь перед принцем стояла обычная туземная женщина маленького роста. Неожиданно она шагнула вперед.

— Принц, кажется, мы обо всем договорились. У нас сейчас траур, и на душах тяжесть. Тем не менее наши люди доставят солдатам свежие фрукты и мясо. Это наш дар, как, впрочем, и разрешение использовать строения. Возможно, нам еще придется встретиться на Празднике Трех Лун… если Владыки воздуха дозволят нам дожить до этого дня.

Она повернулась и направилась по лестнице вверх. Плечи ее поникли, даже издали Антар услышал, с каким трудом дышит туземная женщина. Словно после очень долгого бега… Когда она добралась до группы своих соплеменников, они окружили ее, все вместе пересекли площадь и скрылись в перекрытом прекрасно сохранившейся аркой проходе. Арка соединяла два полуразвалившихся здания.

На землю опускались сумерки…

Спустя несколько часов, когда лаборнокцы уже разбили лагерь на берегу — поставили палатки, разложили костры, — принц Антар вышел из шатра, решив прогуляться по набережной. Хотелось побыть одному…

Шум и веселье солдат остались за спиной, а здесь неистово трудились в зарослях цикады и где-то вдали надрывала горло болотная птица. Влажный воздух был неподвижен и тепел. Через затуманившуюся гладь канала смутно просматривались огоньки на противоположной стороне — там располагалось селение оддлингов. Слабый зеленоватый свет сочился из окна каюты, которую занимал Орогастус, оттуда доносились голоса. Принц поморщился и быстро отошел подальше. Так он добрался до последнего корабля флотилии. На борту, у самых сходней, стоял часовой. В ногах у него посвечивал фонарь.

Назвав себя, принц поднялся на борт и спросил:

— Все тихо?

— Так точно, ваше высочество. — Солдат кивнул в сторону помигивающих огоньков на противоположной стороне канала. — Только эти покоя не знают, бродят туда-сюда с факелами… Еще тут несколько огромных тварей со светящимися глазами проплыли по каналу. Что-то поймали и сразу принялись жрать… А так все тихо.

Антар пересек палубу, облокотился на перила и посмотрел на другой берег.

— Что ты думаешь насчет этих оддлингов? — не поворачивая головы, спросил он. — Они кто — сообразительные животные, как их именуют в наших летописях, или почти люди?

Солдат откашлялся, потом сплюнул за борт.

— Когда на них смотришь издали, точно — самые что ни на есть звери. А вот та, которая разговаривала с вами, может, и нет. Уж больно хитрая бестия…

— Правильно, — согласился принц и рассмеялся.

— К тому же я никогда не слышал, чтобы какая-нибудь скотина была способна оплакивать друзей.

28
{"b":"20840","o":1}