ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Харамис рассмеялась.

— Что здесь сложного! Маленькие ребятишки в Цитадели ведрами таскали рыбу. У меня есть замечательная идея! Я пойду на рыбалку, а ты собери ягод, надергай пучков дикого салата, его тут много. Если же тебе повезет и ты найдешь грибы, тогда мы устроим настоящий пир.

Узун, как всегда, повиновался. Сначала он набрал хвороста для костра, потом отправился на поиски съестного.

Рыбалка — дело нехитрое, рассуждала Харамис. Что здесь трудного? Прежде всего следует выбрать прут для удилища, потом привязать леску, приладить крючок, насадить на него наживу… Но где же ее взять? И какую надо?

Побродив по берегу, она нашла подходящий, по ее мнению, длинный гибкий прут. Потом, кое-как приладив леску, а к леске крючок (при этом она пару раз больно укололась), принцесса нашла гнилой ствол дерева, перевернула его. В жирной, черной земле копошились красные черви. Какие противные! Харамис решила было позвать на помощь Узуна, но музыкант был далеко. Тогда она сама, кривясь от брезгливости, дрожащими пальчиками взяла одного извивающегося червяка и после долгих безуспешных попыток наконец наколола его на крючок.

Она тщательно оттерла руки и, подобрав подходящее место — здесь поток, вдаваясь в берег, несколько стопорил свой бег, — забросила удочку.

Леска с наживкой сразу поплыла по течению, ее начало утягивать к скалам. Харамис вытащила крючок.

Прекрасно! И что здесь сложного? Так, не хватает грузила и поплавка… Сейчас наладим…

Она тут же положила удочку на сухую землю, привязала повыше крючка небольшой камень, а еще выше — толстую щепку. Оглядев свою работу, она удовлетворенно хмыкнула и забросила удочку. Крючок погрузился в воду, леса натянулась. Теперь надо запастись терпением…

Я обязана добиться успеха. Эта неожиданная, решительная, как приказ, мысль явилась к ней, следом потянулись другие думы. Я такая бессердечная… Сколько можно ездить на бедном Узуне, мы же не на пикнике в окрестностях Цитадели! Надо совесть иметь! И припасы следует экономить. Кто, кроме Владык воздуха, знает, сколько нам еще придется идти? Куда эти семена заведут нас?

Харамис отвела глаза от поплавка и посмотрела вдоль берега, где петляла едва заметная тропка, уводящая взгляд еще дальше на север. В горы!

Охоганский хребет!

Он возвышался за темной волнистой линией холмов исполинской снежной короной. Земля таинственных виспи. Неужели там спрятан заветный талисман? Если да, то как двое неумех — Харамис и Узун — сумеют отыскать его среди сияющих белизной пиков? Что они скажут Бине по возвращении в Нот?

Белая Дама… Она совсем больна, смерть уже подкрадывается к ней. Не выжила ли она из ума?

Все, на что они с Узуном способны, это следовать за семенем. Что же в нем такого волшебного? Такое слабенькое, бурое… Разве что неистребимая верность однажды выбранному направлению?

Это она заколдовала их, решила Харамис. Она все знает — где мы сейчас находимся и куда нам следует идти. Она же и семечком управляет — издали, посредством магии.

— Принцесса! — донеслось до нее. — Я набрал и ягод, и травы, и даже грибов. На вид они такие вкусные…

Харамис замерла. Погруженная в свои мысли, она даже не слышала, как Узун подошел к ней. В этот миг леска натянулась, удилище едва не вырвалось из рук. Принцесса судорожно вцепилась в него, и тут же какая-то могучая сила чуть не сбила ее с ног.

— Узун, помоги! Рыба!

Что-то огромное, блестящее и зеленоватое выпрыгнуло из воды и с шумным плеском рухнуло обратно в реку. Оддлинг бросился к девушке на помощь. Вдвоем им едва удалось справиться с добычей: рыба билась и металась с такой силой, что им даже приходила мысль — пусть себе плывет, куда хочет!

— Ну уж нет! — неожиданно завопила вошедшая в азарт принцесса. — Я свой обед так просто не выпущу.

Прошло с десяток минут, рыбина начала уставать. Наконец им удалось вытащить ее на берег.

Это был замечательный гарсу величиной с ногу принцессы.

— Может, вам и крючок не нужен, — переведя дух, улыбнулся Узун. — Стоило вам упомянуть об обеде, и вот, пожалуйста, обед перед вами.

— Это совпадение, — засмеялась Харамис. — Мне отвратительна сама мысль о том, что нам на обед попалось разумное существо, способное понимать человеческую речь. Или, что еще хуже, — заколдованный принц.

— Как поется в старых балладах? Маловероятно. Перед нами вполне обыкновенный гарсу и, должно быть, очень вкусный. Еще и на завтра останется. Ну и принцесса у меня! Просто золото!

Они оба рассмеялись. Харамис посмотрела на добычу, и ее радость внезапно улетучилась.

— Узун, тебе когда-нибудь приходилось заниматься рыбой? Ты умеешь ее готовить?

Музыкант отрицательно покачал головой.

— Ладно! — воскликнула принцесса. — Лиха беда начало! Я сама займусь ею. Мы овладеем кулинарным искусством методом проб и ошибок.

Узун поднял руку.

— Да будет так. Молитесь, принцесса, о ниспослании на вас божественного кулинарного озарения!..

ГЛАВА 12

Удивительный сон приснился принцессе Анигель — ей привиделось бедствие, доселе неслыханное: наступил сезон дождей, а дожди не начинались…

Два раза в год со стороны Южного моря на Полуостров накатывались бури, сменявшиеся редкими дождями и моросью. Редко когда в эту пору сквозь завесу туч проглядывало солнышко, потом опять начинало грохотать, сверкали молнии, и ливни обрушивались на земли Зиноры, Вара и Рувенды, на Лаборнок и Рэктам, на острова Энджи. Ныне — во сне — сушь затянулась на долгие месяцы, и багровое око днями висело в безоблачном небе, а горячий ветер дул, не переставая. Порывы его, обжигающие, несущие гибель всему живому, отличались невероятной силой. Все страны Полуострова оказались на грани гибели, но труднее всего пришлось Рувенде, не имеющей выхода к морю.

Из окна своей спальни в Цитадели Анигель оцепенело наблюдала, как могучий Мутар превращается в хилый ручеек, едва способный пробить себе дорогу на юг. То же самое творилось и с Викаром, Скрокаром и Бонораром. Обмелевшие реки уже не могли питать озеро Вум, поверхность которого на глазах съеживалась, берега сохли, так что теперь не было никакой возможности сплавлять строевой лес из Тассалейских чащ. Замерли лесопилки на берегах Мутара, гибли посевы на полях Дайлекса, и голодные толпы звероподобных скритеков, бродивших по стране, нападали на селения и грабили людей и оддлингов.

Венценосные родители Анигель, король Крейн и королева Каланта, в сопровождении правителей всех пяти туземных народов, населявших Рувенду, явились к дочери и умоляли ее вызвать дождь. Что могла ответить им несчастная девушка? Только признаться в том, что она не владеет тайным знанием и не в ее силах сотворить грозовые, обильные влагой тучи.

В том же сие ее навестила сестра Кадия, поведавшая Анигель, что засуха высушила болота, что пожухли цветущие ранее леса и травы, и теперь в джунглях не встретишь ни цветка, ни сочного плода. Гибнут грибы, которыми славились дебри Рувенды, лишайники и мхи ссохлись и сморщились, деревья сбрасывают листву.

— Молись! — потребовала Кадия, и Анигель упала на колени, простерла вверх руки, взывая к Владыкам воздуха. Потом она судорожно вцепилась в священный амулет, подвешенный на груди, и обратилась к Триединому Богу. Молчание небес да посвист жгучего ветра, обдувавшего Цитадель, были ей ответом… Разгневанная Кадия оставила сестру.

Следом в спальне оказалась старшая сестра, принцесса Харамис. Лицо ее было печально, она объявила, что гибнут животные; берега рек, ранее непроходимые топи теперь завалены трупами погибших существ. Подходит очередь людей, скоро вымрет весь Полуостров. Харамис указала рукой на, север, где обитали Белая Дама и Черный Колдун. Только им по силам выжить в эти жуткие дни. Анигель, попросила она, надо вызвать дождь, мы уже заждались…

— Но я не могу! — простонала Анигель. Этот вскрик вырвался из самой глубины души. — Я столько раз пыталась, но у меня ничего не получается. Мое сердце обливается кровью, я не щажу себя — но я не умею!..

33
{"b":"20840","o":1}