ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Ну, я и забралась!.. — вслух выговорила Харамис и, почувствовав головокружение, покачнулась. Ее вдруг повлекло к кромке откоса, и она едва удержалась, чтобы не шагнуть в пропасть. Благодаря священному амулету, решила принцесса.

Вдруг она замерла — справа от нее появился бешено вращающийся снеговой смерч. На солнце его бока посверкивали мириадами алмазных искр.

Харамис невольно опустилась на колени, беспомощно посмотрела по сторонам. Неожиданно вихрь начал раздуваться, расти и скоро превратился в высоченный, извивающийся, блистающий столб, откуда глянули Ледяные Очи. Зеленоватые, рассматривающие ее. Изучающие…

— Я ищу Трехкрылый Диск, — прошептала принцесса.

— Мы его стража. Нас послали, чтобы встретить тебя.

— Благодарю, — с достоинством ответила Харамис. Она поднялась с колен, выпрямилась, вскинула голову. Мгновением позже смерч налетел на нее, и она погрузилась в непроглядную черную мглу.

Некоторое время Харамис не могла понять, что с ней творится — она медленно вращалась в каких-то непроглядных сумерках, обжигающей серой мути. Тело разламывалось от боли. Потом внезапно наступило облегчение. Вращение продолжалось, и теперь внутри этого нелепого пространства ожили Глаза. Они кружились рядом с ней, настороженные, пытливые… случалось, в каком-то из них мелькали искорки гнева, другие были более доброжелательны. Неожиданно в сером тумане стали очерчиваться фигуры. Вначале вокруг Глаз намечался абрис головы, потом появлялись линии тела. Так рождались странные, очень высокие и грациозные существа, облаченные в голубые одеяния. Собственно, их свободные платья были как бы сшиты из цветов и усыпаны множеством сверкающих бриллиантов. Эти существа шепотом сообщали, что надо сделать, и Харамис покорно исполняла все их указания.

Она спросила: кто вы? Они ответили: мы те, кто является хранителями Скипетра Исчезнувших. Харамис спросила: что такое Скипетр? И не является ли он тем талисманом, который она ищет? Они ответили: и да, и нет. В темные столетья Триединый Талисман был разделен и каждая часть его спрятана, чтобы это чудо не попало в лапы Зла.

Считая, что она все еще спит, Харамис прямо спросила Глаза Урагана, не они ли стражи, охраняющие Трехкрылый Диск.

Да, мы стережем одну из частей Триединого в ледяной пещере. Два других магических талисмана укрыты по приказанию Великой Волшебницы, чтобы сохранить их до того момента, когда ее оставят силы и Скипетр будет призван восстановить великое равновесие в природе.

— Значит, мои сестры сейчас ищут остальные части Триединого?

Да. Имей в виду, что тем же самым занимается порождение одного из тех столетий, когда на землю пала Тьма. Недавно сын Зла бросил на тебя взгляд, теперь он надеется, что ты отыщешь свой талисман и…

Харамис обнаружила, что одна из пар наблюдающих за ней Глаз изменила цвет с зеленовато-холодного на ослепительно белый; следом в сереющей мгле проступило прекрасное мужское лицо. Ей улыбались… Принцесса удивленно спросила:

— Это сын Зла?

И услышала в ответ:

Да!

Во сне это красивейшее исчадье Зла приблизилось к ней, и принцесса одарила его улыбкой. Он промолвил:

— Я совсем не тот, кем эти существа назвали меня. Не верь им. Этим созданиям доступна для понимания только крохотная доля сущего. Не выноси приговор, пока мы не встретимся. Тогда ты сама решишь, что есть Зло и что Добро.

Харамис проснулась. Она лежала на узкой мягкой кровати, со всех сторон накрытой пологом. Удивительно, но ей было тепло и приятно… Только через несколько мгновений, после того как она открыла глаза, принцесса догадалась, что жар идет от матраца, на котором она спала.

Тут же раздался тихий, но веселый голос:

Отопительная система находится под полом и в твоем ложе. По трубкам сюда поступает кипящая вода из горячих источников. Так мы обогреваем свои жилища.

Полог сам по себе раздвинулся, и Харамис увидела перед собой странную туземную женщину. Ее лицо было гораздо уже, чем у ниссомов, а рот и нос больше походили на человеческие. Глаза у нее были огромные и скорее зеленоватые, чем золотистые, как у всех остальных оддлингов. Пожалуй, только остроконечные ушки, прикрытые гривой прекрасных, платинового цвета волос, явно указывали на ее принадлежность к Народу. Да еще руки, трехпалые, с крючковатыми ногтями. Правда, коготки были очень маленькие, ровно остриженные, и на них был наложен слой краски.

Она улыбнулась, и Харамис решила, что ее клыки мало напоминают те, что так привычны у оддлингов. Неожиданно принцесса вспомнила, что, когда женщина объясняла ей происхождение тепла, губы ее не двигались.

Конечно, опять зазвучали слова в ее сознании, ведь ты же не понимаешь наш язык, так что нам приходится использовать мысленную речь. Меня зовут Магира, я приветствую тебя, принцесса Харамис, наследница королевского дома Рувенды, дочь Священного Триллиума. Вставай же, позволь мне помочь тебе облачиться в подобающие твоему сану одеяния. Твой походный костюм совершенно истрепался. Наши старейшины хотели бы встретиться с тобой, прежде чем ты продолжишь свой путь.

— Но как же ты понимаешь меня? — удивилась принцесса.

Она еще не совсем проснулась, сказывалась долгая трудная дорога. Девушка оглядела высокую светлую комнату, бросила взгляд на Магиру. Своим ощущениям она не совсем доверяла — может, это опять сон? И эта аборигенка ей привиделась… Что значит ее фраза: «Прежде, чем ты продолжишь свой путь»? Выходит, она еще не добралась до цели… Этого только не хватало. Харамис стало не по себе.

Когда ты произносишь слова, получается, что ты как бы озвучиваешь свои мысли, принцесса. Для нас, виспи, нет никаких трудностей в общении с людьми… Как тебе нравится это платье? Мне кажется, оно вполне подойдет: и сидит ладно, и придает чуточку торжественный вид. Черный мех, которым оно отделано, хорошо сочетается с твоими локонами.

— Спасибо. Платье действительно чудесное.

Харамис позволила Магире облачить себя. Платье было чуть приталено, с длинной плиссированной юбкой, светло-голубое. Материя чем-то напоминала вельвет, только рубчики были мельче. На шее, рукавах и по подолу были нашиты серебряные полоски с сапфирами и лунными камнями. Серебром сияли и кожаные туфельки. Пояс — тоже серебряный, толщиной в два пальца — точно охватил ее талию; к нему был прикреплен украшенный драгоценными камнями кошелек. Женщина-виспи расчесала волосы принцессе, заплела их в две косы и связала голубой лентой.

У нас, виспи, горячая кровь. Струится по жилам она так быстро, что мы обходимся легкими одеждами даже в нашем суровом краю. Возьми этот плащ и перчатки и следуй за мной в городской зал Мовиса. Это недалеко…

Харамис послушно натянула перчатки — они тоже были вышиты бисером из драгоценных камней, подождала, пока Магира наденет роскошный, обшитый черно-белым мехом плащ, накинет капюшон… Они вышли из спальни и стали спускаться по широкой лестнице, которая шла вдоль стены, где были прорезаны напоминающие бойницы окна. Магира с торжественным видом распахнула дверь.

— Добро пожаловать в Мовис.

Харамис вышла на крыльцо и со ступенек портика оглядела город, о котором было сложено столько легенд.

Воздух здесь, в отличие от горных долин, где он был голубовато-водянистый, отливал золотом. На мгновение поразившись своему открытию, принцесса тут же догадалась, что наступило время заката. Дома, выстроившиеся вдоль улиц, скорее следовало назвать дворцами. Были они многоэтажными, и в архитектуре каждого чувствовался свой оригинальный замысел. Чем дальше от центральной площади, тем ниже становились дома. Еще девушку поразило обилие колонн, пропилеи, обелисков и, конечно, декоративных вазонов, вырезанных из мрамора и отполированных до зеркального блеска. Мовис поражал простором — хотя каждый клочок каменистой почвы был использован и ухожен, у Харамис не создавалось ощущения тесноты, настолько продуманно были спланированы площади, улицы и сами здания.

Столбы пара поднимались над городом — легкие облачка клубились не только над крышами, но вырывались из решеток, часто встречавшихся на покрытых плитами улицах и из непонятных ящиков, попадавшихся на глаза в каждом дворе, обычно у самых дверей. Это придавало постройкам какой-то причудливый, колеблющийся вид — казалось, еще немного, и дворцы всплывут вверх и, выстроившись клином или каре, потянутся в синеющую даль. И это было бы не слишком удивительно, ибо, сколько Харамис ни оглядывалась, нигде не было видно ни единого жителя. Что там жителя — ни одного домашнего животного!

56
{"b":"20840","o":1}