ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

К разочарованию лаборнокцев, ниже водопада им удалось отыскать только три лодки вайвило. Аборигенов тоже след простыл, так что ни средств передвижения, ни проводников. Мастер Эдзар тем временем высказывал большие сомнения, позволят ли туземцы войти чужакам в их единственное поселение Лет, лежащее ниже по течению.

Этой ночью принц Антар уединился в своей палатке. Когда друзья, и прежде всего лорд Ованон, предложили ему вместе скоротать вечерок, он отказался. Он не мог скрыть горя, когда на его глазах принцесса Анигель погрузилась в пучину, а болтливый сэр Пенапат, оказавшийся тут как тут, пустил по лагерю слух, что его светлость даже побледнели, когда эта сучка нырнула в водопад.

На следующее утро Синий Голос был потревожен телепатическим вызовом своего хозяина и о чем-то мысленно долго беседовал с Орогастусом. В это время принц Антар, как обычно бодрый и подтянутый, вышел из палатки и в компании сэра Ованона отправился осмотреть гигантский слип и прочие устройства и механизмы, обеспечивающие сплав леса вниз по Великому Мутару.

— Все это сделано настолько искусно, — заметил принц при осмотре желоба для спуска плотов, — что на сердце становится грустно, когда видишь запустение.

Собственно, слип был предназначен как для спуска, так, и для подъема бревен. Для этого требовалось загрузить большую платформу. С помощью противовесов и системы шестеренок и канатов, которые приводились в действие животными, можно было без особых усилий втянуть на верхнюю кромку немалый вес.

— Эти рувендиане явно не дураки, — заметил лорд Ованон. — У нас, правда, в доках Дероргуилы, тоже есть подобные машины, только они куда меньше.

— Меньше, больше… — тихо сказал Антар. — Дело в том, что с их помощью нельзя спустить вниз большие корабли. Только эти жалкие лодчонки… Но на них никак не увезти все необходимое для такого большого отряда, как наш, если нам все-таки придется идти вниз по Мутару.

— Это точно, — согласился Ованон. — Мы тут застрянем надолго.

— Об этом я и приказал Синему Голосу сообщить Орогастусу. У меня нет никакого желания вести людей в Тассалейские чащи на верную гибель. Да еще за какой-то непонятной штуковиной! Я больше не хочу исполнять дикие, безумные приказы и губить людей. Вот почему я очень нуждаюсь в поддержке товарищей, когда дело дойдет до критической черты и я откажусь следовать дальше.

— Об этом даже не стоит говорить, принц. На нашу поддержку вы всегда можете рассчитывать.

Антар задумчиво глядел вдаль, лицо его было угрюмо. Он долго молчал, прежде чем высказал свои заветные мысли.

— Боюсь, что с помощью этой экспедиции колдун решил убить сразу двух зайцев. Прежде всего использовать неудачу, чтобы опорочить меня в глазах моего венценосного отца. Коварный колдун знал, что мне не по нраву организованная им охота на беззащитных женщин. Да тут еще на маяке вчера я не смог справиться с нервами…

Лорд Ованон тактично промолчал.

Антар взглянул на друга, на лице его было страдание.

— Что делать! Я влюбился в нее, как мальчишка, Ованон.

— Я — за, мой принц! И лучшие люди в армии вовсе не осуждают вас за это. Мало ли что с кем может случиться! Но вы четко и добросовестно исполняли все приказы короля Волтрика. Никто не посмеет сказать, что вы пренебрегли своим долгом.

— Орогастус еще как посмеет, — с горечью возразил Антар. — Он ненавидит меня и давно строит козни. Уверяет отца, что я еще слишком молод, чтобы разобраться в большой политике и в управлении государством. Этот чертов пришелец… чудовищно жесток. И то, как мы поступили с пленными рувендианами, — его рук дело! Он досконально изучил характер моего отца и теперь вертит им, как хочет. Главным образом использует страх.

Ованон почтительно молчал.

— Отец раньше не был таким жестоким, — продолжал принц, — Когда я был совсем маленьким и еще была жива моя приемная мать Шонда, он был любящим мужем и отцом. Этакий весельчак, добрая душа… После знакомства с Орогастусом он резко переменился. Отец слишком долго ждал, пока взойдет на престол, к тому же несчастная Шонда оказалась бесплодной. Орогастус — не знаю, как ему это удалось, — развил в отце самые низменные страсти, раздул амбиции. Это он подал мысль казнить Шонду.

Ованон тихо сказал:

— Об этом все знают, ваша светлость. Ваш отец не допускает никакой критики в адрес Орогастуса. К тому же он — король!

— Да, — кивнул Антар. — Но когда я вспоминаю ту ужасную сцену — как он сорвал корону с головы умирающего короля Спорикара, — выражение его лица, жестокость, которую он проявил во время вторжения в Рувенду, у меня появляется жуткая мысль — а не довел ли его Орогастус до безумия? Конечно, чтобы утверждать нечто подобное, нужно иметь серьезные основания…

Лицо Ованона помрачнело.

— Вы не один пребываете в сомнениях. Многие разумные люди в армии считают, что вторжение в Рувенду было серьезной ошибкой. Я лично думаю, что дела вскоре пойдут куда хуже, чем мы рассчитывали…

Он замолчал, заметив бегущего к ним лорда Ринутара. Тот еще издали начал кричать:

— Ваша светлость! Поразительные новости! Лорд Орогастус определили, что принцесса Анигель жива. Она спускается вниз по Великому Мутару. Вам приказано преследовать ее. Отряд сократить, взять только сопровождающих вас рыцарей. Каждому иметь слугу. Тут, правда, есть одна закавыка — великий маг приказал ни в коем случае не трогать принцессу, пока она не найдет свой талисман. Только потом ее нужно захватить и предать смерти.

Антар вздрогнул, вцепился в плечо Ованона.

— Она жива? — прошептал он.

— Живее быть не может. Так сказало ледяное зеркало — Ринутар ухмыльнулся. — Я так и знал, — добавил он, — что вы обрадуетесь.

ГЛАВА 28

Ламмергейер мысленно окликнул Харамис.

Подлетаем. Там, внизу, пещера, которую ты ищешь.

К утру буря утихла. Принцесса выглянула из образовавшегося на спине птицы гнездышка, в котором провела ночь, и тут же прикрыла глаза затянутой в перчатку рукой. Сверкающий на солнце свежевыпавший снег, ослепил ее. Несколько минут она сидела, уткнувшись лицом в птичий пух, потом, привыкнув, сквозь прищуренные веки глянула на ослепительный пик Джидрис, затем в ту сторону, куда указала волшебная птица.

Хилуро по спирали снижался все ниже и ниже, направляясь к гигантскому снеговому цирку, из которого вытекала исполинская река льда. Обрушиваясь почти с отвесной кручи, она растекалась огромным потоком по широкой ложбине и разделенными трещинами языками стремилась к подножию в Рувендийскую впадину. Края трещин отливали темно-голубым цветом, поверхность ледника была испещрена длинными извилистыми линиями морен — где-то там, в среднем течении, неожиданно сверкнул золотой проблеск.

Когда птица спустилась пониже, Харамис различила на краю ледника вздымающийся в небеса тонкий каменный обелиск молочного цвета, отливавший в солнечных лучах золотом. С более близкого расстояния стало ясно, что эта каменная игла высотой примерно в восемьдесят элсов, а шириной около пяти представляла собой останец кварцевой жилы с включениями драгоценных металлов. За долгие века ледник гладко обтесал бока скалы — создавалось впечатление, что из толщи льда торчит перст, пытающийся сдержать наступление ледовой реки. Где-то на середине башни показалось отверстие, под которым балкончиком располагался скалистый выступ.

Придется высаживаться на ходу. Смотри, будь осторожна, сказала птица. Ступенька слишком узка для меня.

Ламмергейер, спускаясь, кругами облетал белую башню. Устье пещеры было раза в два выше Харамис, но казалось значительно меньше из-за выступающих по краям граней и огромных сосулек, напоминавших блестящие зубья. Почти все было покрыто коркой льда.

Харамис сжала в руке амулет, безмолвно обратилась к Владыкам воздуха и Триединому и крепко обняла птицу за шею. Сцепила пальцы… Со страхом оторвала ноги и повисла над бездной. Исполинский орел, подлетев ко входу в пещеру, часто замахал огромными крыльями — Харамис подхватил поток воздуха, она разжала руки и опустилась на узкий выступ. Принцесса не удержалась и рухнула на колени. Сильный порыв ветра ударил ей в лицо, она невольно закрыла глаза, а когда открыла, птица была уже далеко — кружилась над ледником…

74
{"b":"20840","o":1}