ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Собачье танго
В постели с Райаном
Пережить развод. Универсальные правила
Загадка ранчо Ковингтон
Непостоянные величины
Темная земля
Славно, славно мы резвились
Нечто из Норт Ривер
Психологическое айкидо
A
A

— Джеган! Джеган! — повысила голос Кадия. Ей, наконец, удалось отбиться от женщин уйзгу и добраться до трапа. Здесь пленницы буквально облепили ее, повисли на плечах, руках… Но как же без охотника! А на берег уже нельзя — первые клочья зеленоватой завесы сползали к реке. Вот они добрались до раненых, истекающих кровью лаборнокцев, и те завыли так жутко, что на плоту на мгновение наступила тишина.

Маленькая женщина уйзгу успела перерезать канат, удерживающий плот…

Как же без Джегана?

Травянистого цвета облако уже достигло воды — никому не удастся преодолеть его. Плот течением оттянуло от берега, женщины схватились за весла. Одна надежда, что уж кто-кто, а Джеган-то хорошо знает, что такое аворик и чем он грозит человеку, смешавшись с ойжи. Уж он-то не промахнется, и его дротик угодит в самый тонкий стебелек этого растения. А если облачко аворика наползет на ойжи… Лучше не думать, что сейчас творится в лагере. Кроме того, Джеган вполне может обежать ядовитый туман, спуститься ниже по течению и там встретить плот…

— Великая, присутствующая здесь, — маленькая уйзгу подергала ее за рукав. — Кого ты высматриваешь на берегу?

Вопрос, обращенный к ней, Кадия поняла с трудом. Уйзгу выражалась на обычном, общем для всего Полуострова, используемом торговцами наречии, однако слова выговаривала так, что сразу понять их было нелегко.

Кадия указала на берег.

— Там охотник, Джеган. Мы были вместе до…

В тумане что-то задвигалось, померцало алым светом. Какое-то непонятное светоносное ожерелье.

Женщин на плоту охватила паника. Все в один голос закричали:

— Ойжи! Ойжи! Скорее, скорее!

Они оттащили Кадию на середину плота. Всем было известно, что ойжи, проснувшись и насытившись духом аворика, будет еще долго уничтожать все живое. Уйзгу на плоту забегали, как безумные, — правда, в этой суматохе и сутолоке явно чувствовался определенный порядок. Даром, что ли, уйзгу почти всю жизнь проводили на воде. Они тут же расхватали шесты, кое-кто принялся отталкиваться ими, и плот, набирая скорость, начал отплывать от берега на стремнину.

Кадия, скрестив ноги, опустилась прямо на доски, меч положила на колени. Погладила рукоять, неожиданно на ощупь почувствовала — что-то не так. Ближайший бутон стал необычно маленьким, словно съежился. Она удивленно оглядела Трехвеликий Горящий Глаз. И в самом деле, все три овальных бутона плотно закрылись, а на середине между ними вдруг появилось миниатюрное отверстие, словно священный талисман, отдав все силы, теперь с трудом впитывал жизненные соки. Ему тоже нужен отдых, решила Кадия. Она огляделась. Женщины-уйзгу были безоружны, не считая тех, кто держал в руках кинжалы, взятые у погибших лаборнокцев. Удержать мечи сил у них не хватало… Некоторые ловко и сноровисто работали шестами — было видно, что на реке они чувствовали себя, как дома. В углу стояла молодая женщина с копьем, принадлежавшим скритеку. Женщины были почти раздеты, и Кадия воочию убедилась, что их тела покрывает короткий курчавый редкий мех. Три женских тела, лежащие на палубе, накрыли циновками — очевидно, это были жертвы скритека. Четыре других были перевязаны жгутами из травы с подложенными под них листьями, из-под которых капала кровь.

— Госпожа?

Кадия повернула голову. Одна из уйзгу присела на корточки возле нее.

— Я — Нессак из Дезариса, Первая в Доме, Глашатай Закона. Эти женщины, — она обвела рукой присутствующих, — тоже из Дезариса. Рука Тьмы настигла нас, когда мы плыли по реке… — Уйзгу сделала паузу и посмотрела на оставленный только что берег, над которым еще вздымалось поредевшее зеленоватое облачко. — Наши мужчины наблюдали за скритеками.

Она рассказывала сухо, без всякого выражения.

— Мы тоже были посланы в дозор. Эти чужаки вынюхивали тайну нашей земли — тайну, которая, госпожа, нам неизвестна. И никогда не была известна. Еще наши предки дали клятву Исчезнувшим, что мы никогда не пересечем Запретный путь и не вступим в границы заповедной обители. Но когда мы стали уверять, что не знаем, куда ведет Запретный путь, Тот, кто властвует над чужаками, приказал, чтобы нас схватили и чтобы мы поклонились этому грязному отродью, которое явилось на нашу землю вместе со скритеками. Он требовал, чтобы мы приветствовали восход Тьмы, поглощающей Свет.

Она вопросительно глянула на девушку, и та сказала:

— Я — дочь короля Крейна, которого уже нет. Меня зовут Кадия. Слуги Зла захватили нашу землю. Мой отец погиб в страшных муках, как и те, кто остался верен ему. Моя мать тоже была убита.

Она порывисто вздохнула, глянула на Трехвеликий Горящий Глаз. Бутоны по прежнему лежали съежившись. Что значит этот меч — пусть даже волшебный! — по сравнению с Цитаделью, ставшей оплотом завоевателей. Как и кто сможет одолеть эту твердыню? Как ей добраться до Волтрика?

— Пророчество гласит, — продолжала Кадия, потирая ладонью рукоять, — что возмездие тому, кто повелевает захватчиками, придет от руки женщины или женщин королевского дома Рувенды. Я и мои сестры должны, в конце концов, объединить усилия, и тогда наша мощь невероятно усилится.

В первый раз за эти дни Кадия вспомнила о Харамис и Анигель. Где они? В какой дали? Или их уже нет на свете? Неужели теперь ей одной предстоит заплатить своей смертью за освобождение родины?

— Анигель… Харамис… — она вслух произнесла их имена, словно вызывая.

Под ее ладонью, оглаживающей Трехвекий Горящий Глаз, что-то зашевелилось. Она отдернула руку — два ока были открыты. Но что это? Оба глаза оказались затянуты мутной пеленой, которая мгновенно растворилась, и в первой глазнице появилась Харамис, в руке она держала полностью раскрывшийся цветок Священного Триллиума. В другой была видна Анигель, тоже с черным цветком. Сомнений не оставалось — они обе живы. Значит, они ждут не дождутся, когда она присоединится к ним и наступит час расплаты. Очи закрылись, и Кадия долго безмолвно смотрела на черные, спрятавшие чудо, бутоны.

— Ты из Тех, кто ушел? — спросила уйзгу, кивнув на рукоять меча.

Кадия решительно покачала головой.

— Нет, я не имею никакого отношения к Исчезнувшим. Хотя вот это, — она кивнула на меч, — действительно пришло из той далекой эпохи. Этим оружием я обязана поразить короля Волтрика и мага Орогастуса, и мне кажется, я недолго буду одна.

— Госпожа, — мягко сказала Нессак, — ты не одна. Те, кто пленил нас, нарушили закон и должны породниться со смертью. Ты побывала в Запретном городе. Наблюдавшие за тобой поддержат тебя. Так же, как и все уйзгу, хотя нам запрещено воевать. Но Тьма наступает, и никто не должен оставаться в стороне. Как только мы достигнем Дезариса, сразу кинем клич.

Кадия улыбнулась. То, о чем она мечтала, чем делилась с Джеганом, чему, как она полагала, никогда не бывать, становилось реальностью. Если все оддлинги поднимутся, если все разом возьмут в руки оружие, то захватчикам несдобровать. Это будет великая война! Не спеши, прояви благоразумие — можно с успехом избежать облавы, организованной генералом Хэмилом, но начинать кампанию одна она не в состоянии. Где они, силы Света? Их еще готовить и готовить. С одним мечом не выступишь против колдовства. Кадия сцепила руки. Время! Она нуждается во времени и знаниях. В союзниках… Хотя за союзниками, по-видимому, дело не станет.

80
{"b":"20840","o":1}