ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Это изобретение Исчезнувших, оно подчиняется особым заклинаниям.

— Очень странно, — сказала Харамис. — Чувствуется, что магия здесь ни при чем. Просто это какое-то устройство.

Орогастус подозрительно глянул на нее, и девушка тут же сменила тему.

— Вы обещали показать мне много необычных вещей.

— Хорошо.

Харамис как бы невзначай взяла дощечку.

— Интересно, какое же заклинание требуется, чтобы оживить ее?

— В другой раз объясню, — ответил Орогастус и попытался вернуть вещицу, однако Харамис крепко ухватилась за нее, потащила к себе — маг, не ожидая сопротивления, уступил, и тускло светящееся устройство неожиданно коснулось талисмана у принцессы на груди. Волшебный скипетр родил искру, она ударила в дощечку, и та сразу погасла.

Харамис, перепугавшись, тут же вернула ее магу. О, нет, тревожно подумала она, я не хотела, но он же не поверит. Ни за что не поверит!..

Орогастус с большим трудом сдерживался, но, по-видимому, очень дорогой для него предмет не оживал.

— Все погибло, — сквозь зубы процедил он, нажал пальцем в нескольких местах — напрасно. Маг с укором взглянул на принцессу.

Харамис невольно шагнула назад и машинально спрятала скипетр в складках платья.

— Что погибло? — спросила она, потом вдруг выпрямилась и беззаботным, но достаточно решительным голосом сама себе ответила: — Невелика потеря. Вот моих родителей, погибших по вашей воле, уже не вернешь.

Орогастус как-то сник, промолчал, отвел глаза.

Харамис опасливо, пару раз бросив на него косые взгляды, стараясь обойти подальше, приблизилась к окну. Метель бушевала по-прежнему. Дикая пляска снежинок пробудила в ней горькие воспоминания. В завывании ветра ей послышались отзвуки зовущих к решительному штурму боевых рогов и фанфар, заглушаемые грозным ревом многотысячной толпы солдат, бросившихся в проломы в стенах Цитадели. Взгляд ее на мгновение выхватил одну из бешено несущихся снежинок, но тут же потерял ее в сонме подруг — осталось только ощущение растерянности перед неисчислимостью их рядов, безликостью частиц, покрывавших горы белоснежным ковром. Так же и лаборнокцы — навалились скопом, разметали прежнюю жизнь, а тот ветер, что принес их на земли Рувенды, был рожден здесь, в этом на удивление уютном логове. От того, что тут есть ванна и мягкая постель, оно не перестает быть логовом. Слезы хлынули у нее из глаз.

— Харамис…

Она резко оборвала его.

— Какая же я идиотка! Вы заманили меня сюда с помощью своего черного искусства, воспользовались моей молодостью и неопытностью. Вы сумели подавить мои страхи, заставили забыть, кто я, где мои корни. И кто же я теперь?

Орогастус подошел к ней, положил руку на плечо, повернул к себе. Заговорил печально, почти неслышно, глядя прямо в глаза — в зрачках его Харамис, уже сдаваясь, заметила слабые проблески. Его глаза словно заискрились, словно метелица заглянула туда и завертелась, закружилась…

— Харамис, я бы очень хотел, чтобы вы вспомнили, как я поцеловал вашу руку. Я влюбился в вас сразу, с первого взгляда, еще в ту мирную пору, когда этот грязный Волтрик показал мне ваш портрет. Можете ли вы представить мои изумление и радость, когда я узнал, что вы именно тот человек, с которым я должен поделиться знаниями. Помните, я говорил вам, что мы, маги, не выбираем своих преемников — за нас это делают судьба и боги, но тот выбор, который выпал на мою долю, озарил мне жизнь. Это случается так редко…

— Вы являетесь врагом Великой Волшебницы, защитницы нашего дома. Сколько лет она оберегала нашу землю от врагов! Попробуйте опровергнуть этот очевидный факт! Вы посягнули на великое равновесие, удерживающее мир от гибели, дерзко качнули чаши вселенских весов. Вы исполняете волю Темных сил. Вы преданы им душой и телом. Вам нужна не я, а мой талисман. Так же, впрочем, вы собираетесь ограбить и моих сестер…

Он поцеловал ее…

Попав в его объятия, Харамис несколько мгновений не могла шевельнуться. Его губы были мягки и теплы, и сладкая волна побежала по телу. Закружилась голова — уголок книги, лежавшей на столе, вдруг начал двоиться и поплыл…

Поплыло все — единственное, за что можно было ухватиться, был он. Харамис вцепилась в него, обняла обеими руками. Талисман на ее груди вдруг запылал жгучим огнем, и принцесса почувствовала, как ее члены начали наполняться животворящей энергией, почувствовала прилив сил. Затем этот жгучий огонь проник в ее кровь — она ощутила себя готовым вспыхнуть факелом.

Его голос раздался прямо в ее сознании.

Мы с тобой властелины, Харамис! Мы рождены, чтобы указывать звездам, как им вершить свой ход. Те, кто уверяет тебя, что я — слуга Зла, что само Зло воплотилось во мне, — лгут. Совсем нет. Просто я дерзаю идти до конца в поисках знаний и правды — только они способны наделить человека силой и радостью. Это и твой путь. Только слушай меня. Если желаешь, я могу объяснить, почему погибли твои бедные родители, почему я понудил Волтрика на завоевание Рувенды, почему его воины охотятся на тебя и твоих сестер. Позволь, я объясню тебе, что на самом деле представляет из себя Триединый Скипетр Власти! Только тогда ты сможешь верно рассудить, принять ту или иную точку зрения. Твой разум родствен моему. Да, я призвал тебя — и сотня лиг мне не помеха. Но ты явилась по своей воле! Ты отдавала себе отчет в том, что делаешь. Ты знаешь, что я люблю тебя. Теперь и ты наберись смелости и раздели со мной любовь. Сейчас, Харамис. Сейчас же!

Харамис вздрогнула, подняла голову и мягко высвободилась из его объятий. Тело ее волновалось и пылало, душа была в смятении.

— Что вы сделали со мной?

— Харамис, ты тоже любишь меня. Твое тело желает меня, пусть даже сердце противится…

— Нет! Нет!

И в то же мгновение она вновь прижалась к нему.

— Мне холодно. Я так замерзла… — простонала она.

За окнами взвыла вьюга, рой снежинок ударил в стекло. Оно задрожало… Еще один бросок. Боже, они рвутся в комнату, чтобы овладеть мной, осыпать белизной, дохнуть стужей, которая погасит разгоревшийся внутри огонь. В окне мелькнул образ умирающей Белой Дамы, она увидела свое отражение в черном льде.

Увидела его.

— Давайте пройдем в ваш кабинет, — едва слышно сказала она. — Там намного теплее. Там мы и поговорим.

Этой ночью, оставшись одна в своей спальне, она, засыпая, вспомнила родителей и неожиданно отчаянно вскрикнула.

ГЛАВА 34

Анигель неторопливо, не сворачивая и не останавливаясь, поднималась вверх по тропке к истоку реки Ковуко. В узкой расщелине звенел небольшой ручеек, вокруг лежали холмы. Склоны их становились все круче. Взобравшись на один из них, Анигель, переведя дух, осмотрела широкое плоскогорье. Вид этот был непривычен для человека, родившегося и выросшего в пропитанной болотными испарениями низине, однако больше всего Анигель в этом нехоженом месте удивляла растительность, как бы созданная небом не на пользу, а во вред людям. Ожидания необычного теснились в груди, сердечко билось часто, взволнованно… А тут еще прошлой ночью опять приснился пугающий сон — тот, прежний, когда она пыталась догнать маму, королеву Каланту, и ей это никак не удавалось, а когда удалось, что-то разбудило ее. Спросонья она долго вертела головой, вслушивалась в звон речных струй — дрема не возвращалась. Пели птички.. Там, внизу, еще пели птички, а здесь царила пустота: ни пичужки, ни землеройки какой-нибудь. В чистых холодных ручьях даже не было рыбы. Если прибавить, что тропинка, по которой она шла, очень напоминала привидевшуюся во сне, можно сообразить, почему юная принцесса была готова ко всему. Поэтому, вероятно, и шла с необыкновенной для себя решительностью, сердечко полнилось мужеством… Здесь, в реальной жизни — даже при условии, 4i о это именно та тропка, — мамы не было. Мама лежала в могиле. Боже, только несколько дней миновало, а кажется — вечность! Корона теперь у Харамис — она является наследницей. Если, конечно, еще жива…

92
{"b":"20840","o":1}