ЛитМир - Электронная Библиотека

— Госпожа… Вы — Аргуйя, здешняя владычица? Она улыбнулась.

— Насколько мне это позволяют книжные черви. С ними постоянно приходится воевать, царственный.

— Теперь еще и черви! Существует ли на свете хоть одно место без врагов? Мне нужна ваша помощь, госпожа Аргуйя. Поскольку я недавно взошел на престол, я хочу узнать как можно больше о тех, кто царствовал до меня и как они справлялись с некоторыми проблемами.

— И какие именно проблемы, царственный?

— Крысы! — сразу же ответил я. — И еще недостаток воды во время царствования Застафф-джи. Она пристально смотрела на меня.

— Мрачные времена, царственный, — медленно проговорила она.

Ну вот, кажется, я пробудил чужое любопытство, чего мне хотелось меньше всего. Всегда следи за своим языком, напомнил я себе.

— Мрачные времена, — повторил я. — Разве не тогда Безысходная пустошь превратилась в угрозу? Судя по докладам, нынешние нашествия крыс приходят оттуда.

Она кивнула, быстро повернулась и пошла вдоль стеллажей. Я следовал за ней по пятам, все еще поражаясь стенам с записями.

В ИМПЕРАТОРСКОМ ДВОРЦЕ

Мурри лежал, вытянувшись, за подушками своего лишенного меха брата. Кошачьи глаза были закрыты, но он, как это было в обычае среди его сородичей, не дремал. В нем росло разочарование. Он очень устал от нынешней жизни. Поначалу это скопление пещер вызывало у него интерес, но новизна быстро иссякла. Тот, с голубым мехом, по имени Акиэа, и его собратья никогда не покидали стен дворца, если только сам император этого не делал.

Нет странствий через пески внешнего мира, нет опасностей, таящихся за гребнем скал, нет пения в ночи, нет… Слишком много «нет». Все его тело ныло от жажды свободы, к которой он привык еще котенком. Он хотел наружу!

Он поднял голову с лап и тихо застонал. Во внешнем мире его протеста никто бы не услышал вообще, в этой тихой комнате он отдался эхом, И его брат обернулся к нему.

— Что с тобой?

— Наружу, — ответил Мурри с прямотой, порожденной растущим нетерпением.

Несколько долгих мгновений они не отводили взгляда, разделяя отчасти одни и те же чувства. Затем его брат ответил:

— Я действительно плохо обошелся с тобой. Ты из тех, кто живет свободно, кто идет по собственной воле куда пожелает, а ты, следуя за мной, попал туда, где для тебя нет жизни. Мурри, можешь ли ты простить меня?

— Мы одно, — Мурри лизнул шершавым языком щеку брата. — Опасность ждет.

Сильные руки ласкали его голову и плечи.

— Да, опасность. И потому, воин пустыни, я попрошу тебя сделать более важное дело, чем охранять мою спину. Этот дворец — странное место. Я не могу его исследовать незаметно, но ты… Ты можешь стать моими глазами и ушами? Можешь ли ты, когда все спят, пойти осмотреться, выяснить, как в случае опасности мы можем выбраться отсюда?

— Ты этого хочешь? Но ты останешься один…

— Тут много стражей — разве они не стоят у каждой двери? Тебе я доверяю, но то, что ты узнаешь, может оказаться очень важным.

Его брат думал так же, как говорил. А если внезапно возникнет опасность, он услышит мысленный зов, К тому же он нашел нескольких подходящих гладкокожих.

— Да, о связи между нами большинство не знает, — согласился его брат. — Ищи и разведывай, Мурри, поскольку от твоего народа мало что может укрыться. Через несколько дней мы обязательно выйдем наружу, поскольку я должен по очереди посетить каждое королевство. И мы будем вместе, как во время наших прежних странствий.

Мурри раскатисто заурчал и наклонил голову, чтобы потереться о плечо брата.

— Я буду искать, — согласился он.

Так что в час сна он не лежал на подушках возле ложа брата. Вместо этого он неслышно вышел в зал.

Светильники были по большей части убраны, свет был тусклым, что совершенно не беспокоило Мурри — его зрение было куда острее, чем у любого из людей-стражников, ходивших по коридорам.

Он спустился тремя уровнями ниже. Там он замер, уловив запах, в котором не мог ошибиться. Где-то впереди прошел Акиэа и кто-то еще из его сородичей. Ощущения, отточенные опасной жизнью во Внешних землях, сказали ему кое-что еще. Леопарды охотились.

Он быстро двинулся следом. Крысы? Неужели крысы каким-то образом проникли и в эту землю? Он сделал пару глубоких вдохов, но не учуял ни малейшего следа знакомого зловония. Он помчался вперед прыжками, беспокойство его все усиливалось.

Он настиг Акиэа и его товарищей, только спустившись еще на уровень. Вожак леопардов резко обернулся, чуть вздернув верхнюю губу в зарождающемся ворчании. Разумы их соприкоснулись.

— Почему ты следишь за нами, песчаный?

— Куда и зачем идете вы? — парировал Мурри. — Крысы пришли?

Вздыбившийся было гребнем мех на загривке Акиэа улегся.

— Не крысы, здесь нет крыс! Но иди, если хочешь. Возможно, здесь найдется еще на кого поохотиться.

Мурри принял приглашение. Акиэа прервал мысленное общение — предостережение, которое песчаный кот понял. Они пошли вниз, спускаясь с уровня на уровень. Все признаки того, что это все еще дворец, исчезли. Стены вокруг были из необработанного, голого камня, проход делался все уже. Дышать стало труднее, но леопарды спешили вперед все быстрее, пока не наткнулись на стену. По ней стекала вода, слизь расплывалась по камню прожилками. И еще здесь слышался звук, который Мурри никак не мог узнать. Однако они остановились. Этой стеной заканчивался проход.

Акиэа повернулся к Мурри, их разумы снова соприкоснулись.

— Тут что-то неправильно… это…

Его прервал звук, как будто что-то ударило по стене. Леопарды заворчали. Заместитель Акиэа бросился прямо на скользкую поверхность, наткнулся на ручейки слизи и соскользнул на пол.

Когда он поднялся, они прислушались, напрягая полностью все свои чувства. Еще один звук. У Мурри в голове вдруг возник образ плещущей воды в тазу, который кто-то держит трясущейся рукой. Затем и этот звук затих. Тем временем, не обращая внимания на слизь, расползающуюся по полу там, где упал второй леопард, Акиэа прошел вдоль стены, глядя на ее поверхность. Сейчас слышался только продолжающийся гул. Наконец Голубой Леопард вернулся.

12
{"b":"20846","o":1}