ЛитМир - Электронная Библиотека

Однако здесь было принято щедро украшать внешние стены резьбой. Я знала, что лишь несколько комнат располагались над уровнем земли в самых роскошных домах. Видимые стены покрывали резные изображения котти и котов, и у каждого главного входа развевался личный штандарт.

По узким переполненным переулкам, ведущим к открытой рыночной площади, верхом не ездил Никто. Паланкинов я тоже не заметила. Мы шли Неторопливым прогулочным шагом — так густа была толпа, — но зато я была уверена, что нас не заметят.

Наконец мы вышли на большую овальную площадь окруженную и разделенную торговыми лотками. Подмастерья зазывали покупателей, а некоторые, такие как оружейники, били в маленькие поясные барабанчики.

Продавцы еды уже были окружены толпой, и мы протиснулись мимо их палаток быстро, как могли, хотя притягательный запах так и манил подойти. Но те, о которых я думала, вряд ли станут позорить себя и есть на людях,

— Командир Джаклан. — Он предложил мне руку и, насколько это было возможным, удерживал толпу на расстоянии от меня. — Я хочу купить украшения, духи и ткани на платья, — я рассмеялась, — как это обычно делают женщины.

Он вытянул шею, чтобы заглянуть как можно дальше вперед.

— Высокая, не думаю, что поблизости есть такие торговцы. Но неподалеку находится перекресток. Желаете, чтобы мы посмотрели где-то еще?

Я искренне согласилась и поняла, что он правильно выбрал путь, поскольку стала узнавать тех, с кем была знакома по прежним торговым дням. Но искала я не их, а скорее их покупателей.

Я остановилась чуть в стороне от лавки Васлонги. Три пышно одетые женщины с волосами, заколотыми и убранными под причудливые головные уборы, делали там покупки. Они рассматривали шарфы, разложенные во всю длину, чтобы полностью показать их сложные узоры. Я узнала старшую — она была одной из лучших клиенток Равинги. Каждый раз, когда мы приезжали в Кахулаве, она засыпала нас новыми заказами. Безумие коллекционера завладевало ею. Должно быть, ее дом был полностью забит фигурками знаменитых королев и воинов прошлого. Она любила историю и предания и часто обсуждала с кукольницей редкие находки.

Я подошла ближе к прилавку, протянула руку, чтобы коснуться серебряной бахромы зеленого шарфа, на котором резвились золотые и серебряные играющие котти. Касска наполовину высунулась из моей шали и требовательно мяукнула.

Васлонга подняла взгляд, глаза ее вспыхнули, и она собралась было приветствовать меня, но я приложила палец к подбородку в хорошо понятном всем торговцам знаке. Дама-коллекционер задала ей какой-то вопрос, и она повернулась ответить ей. Покупательница выбрала пять алых шарфов и протянула расписку, которую надо будет предъявить в ее Доме. Когда они ушли, Васлонга улыбнулась и потянулась за зеленым шарфом.

— Да не застигает тебя буря, Алитта! Милостью Высшего Духа ты взобралась действительно высоко! В приветствии ее звучало искреннее тепло.

— И ты неплохо устроена, Васлонга. Я видела цену на шарфе и заметила, что ты ее слегка подняла несколько мгновений назад.

— Хрангль-ван-Джессли не заботит цена. — Она помолчала. — Интересно, долго ли она будет столь беззаботна. Дом Хрангль основывает свое благосостояние на торговле мехом — мехом песчаных котов. Новый указ меня не удивляет — нынешний царственный всегда дружил с животными, даже больше, чем с большинством людей.

Она снова запнулась, затем продолжила:

— Его брат здесь. Говорят, он примирился с ним и поступил на императорскую службу. Да я и сама недавно видела его у прилавка Плаки, торговца ножами, разговаривающим с воином из Алмазной гвардии как со старым боевым товарищем.

Интересно… Но мне нужна была информация другого рода, Я покинула Васлонгу, уже получив некоторые начальные сведения — имя, обрывки слухов и местоположение Дома Хрангль.

Я была готова завязать очередное знакомство.

НА ЯРМАРКЕ В КАХУЛАВЕ

Это была первая ярмарка, которую видел Джаклан. В Вапале их не бывало, только целые улицы лавок стена к стене, открытых круглый год. Но здесь он увидел новые для себя товары, и роскошь многих в этом проходе удивила его. Тут была и охрана — не из Сапфировых полков, а нанятая торговцами. Его впечатлило, как строго они держались и как быстро отлавливали воров. Пока спутница императора беседовала с торговкой, которую, похоже, знала, он стал свидетелем двух арестов.

Сейчас они стояли у прилавка, на нем были разложены мелкие сувениры — резные животные, существа из старинных легенд, кольца и браслеты. Несколько ожерелий лежали на темной ткани, чтобы лучше было видно превосходную работу. Ему захотелось купить резную пару борющихся котти. Они были довольно маленькими, но он был уверен, что на этом прилавке цены сравнимы с его месячным жалованьем. Он все еще рассматривал их, когда его кто-то окликнул:

— Джаклан! Если ты еще не расстался с остатком последнего жалованья, то мы собираемся в «Шипящего кота». Там подают доброе вино!

Каликура качнуло в сторону молодого воина, который шел с ним, — было очевидно, что оба уже успели напробоваться где-то вина. Джаклан был несколько удивлен, узнав брата царственного, предмет множества недавних сплетен в казарме. Он все еще был мрачен и избегал взгляда Джаклана, хотя и поднял руку, приветствуя его.

Каликур сократил процедуру представления:

— Каликку, поступил на императорскую службу, Джаклан, из личной охраны царственного. Будете в какой-то мере братьями по оружию.

Джаклан был уверен, что Каликку это представление показалось не более приятным, чем ему самому.

— Итак, в кабак, воины!

— Я при исполнении. — Джаклан бросил взгляд на спутницу, которая слушала, как пожилой торговец объяснял ей правила новой игры с раскрашенной доской и резными фигурками в дюйм величиной.

Каликур огляделся по сторонам. Понизил голос до шепота:

— И эту службу, должно быть, весьма приятно исполнять. Каликку, она — избранная спутница царственного.

Рука Джаклана упала на рукоять меча.

— О высокой госпоже так не говорят! — резко сказал он.

Алитта кивнула, и торговец завернул игру в тонкую тростниковую циновку. Джаклан поспешил присоединиться к ней и щелкнул пальцами, подзывая мальчика, которого нанял нести покупки.

54
{"b":"20846","o":1}