ЛитМир - Электронная Библиотека

ГЛАВА 19

АЛИТТА

Касска благосклонно приняла кусочек вяленого мяса, завернутый в водорослевую лепешку. Я старалась быть терпеливой. От Хинккель-джи не было ни слова — наверное, он все еще был на совете. И на послание, отправленное мною Равинге, тоже не последовало ответа. Свыше моих сил было просто сидеть здесь и ничего не делать.

Я не позвала капитана моей личной охраны сопровождать меня на ярмарке, а это шло вразрез с придворным этикетом. Теперь я хотела и загладить вероятно вызванную этим обиду, и получить эскорт, которому я могла бы доверять. Хотя я не ожидала обмана и от Джаклана.

Однако я не упустила из виду его встречу с Каликку и этим вызывающим сомнения Каликуром. Если Джаклан не знал о наших подозрениях относительно этого королевского охранника, он мог случайно обмолвиться о чем-нибудь, что потом обернется против нас.

Когда прибыла капитан Санспар, она предстала передо мной со всей бесстрастностью военного, который обязан подчиняться приказам. Было очевидно, что она обижена моим утренним выбором.

— Возможно ли добыть паланкин с гербами какого-нибудь местного семейства? Я хотела бы нанести один визит в городе и остаться незамеченной.

— Это может быть сделано, высокая, — коротко ответила она.

Сейчас надо было как-то расположить ее к себе. Я пригласила ее сесть на подушки,

— Царственный попросил меня навести от его имени некоторые справки. При дворе всегда полно слухов. И мы сейчас путешествуем вместе с людьми, которые считают, что у них есть все основания желать ему зла.

К моему удивлению, она кивнула. Значит, инцидент с Берниен и королевой должен широко обсуждаться.

— Сегодня утром мне пришлось следовать обычаю, — откровенно призналась я. — Теперь же я могу выбирать сама.

Она снова удивила меня. Подалась вперед, сокращая расстояние между нами, сильно понизила голос и заговорила:

— Сегодня за вами следили. Командир Джаклан хорошо знает свое дело, равно как и его капитан. Он позвал меня выслушать его доклад.

— Следили! — Я обдумала это и почувствовала горечь. — Некий Каликур из охраны королевы или, может, брат царственного?

— Нет. Следили действительно двое, но не те, которых вы назвали. Одна была женщина из «дочерей ночи». — Она почти прошипела это. — По крайней мере, она была так одета. Вторым был охотник. Они не были вместе, но ни один не терял вас из виду, сердце Дома, — обратилась она ко мне семейным титулом.

— Охотник?

Хинккель-джи среди охотников недолюбливали. По большей части их добычей были песчаные коты. Это — опасное ремесло, они им гордились, и их оскорбляла необходимость охотиться на диких ориксенов или другую дичь, большую часть которой к тому же еще труднее найти.

Капитан Санспар подумала о том же.

— Таких здесь много. Они не могут найти работу. Это смелые и опасные люди.

— Только этого нам и не хватало. — Внешние земли, казалось, с каждым днем преподносили все новые испытания. Однако я не намеревалась останавливаться из-за призрачных угроз. — То, что ты и капитан узнали, поддержит нас. Но то, что я собираюсь сделать, очень важно здесь и сейчас. Кто понесет паланкин?

— Я выберу лучших, — ответила она. Ее недовольство улеглось.

— Я отправляюсь в Дом некоего Хрангля, мехоторговца. Люди его клана могут не оказаться друзьями нам. С другой стороны, они могут оказаться рады мне, решив, что я повлияю на царственного, чтобы тот отменил свой указ. Я хотела бы увидеть Хрангль-ван-Джессли, супругу главы Дома. И если это возможно, до наступления ночи.

— Это сказано, и это будет сделано. — Она встала, отдала честь и ушла.

В ТАВЕРНЕ «ТЕМНАЯ ДЮНА», КАХУЛАВЕ

Каликкууступил уговорам своего спутника посетить таверну, казавшуюся самой популярной среди здешних воинов. Знать в такие места не заходила. Им пришлось проталкиваться внутрь через почти закупоренную людьми дверь в залу, где по обонянию любого новоприбывшего ударяла смесь запахов, и немногие из них были приятными. Каликур протиснулся к одному из столов, за которым хрипло горланили, отбивая ритм пустыми бутылками, песню на мотив тех, что поют караванщики.

Крысы зубами добычу терзают,
Все, что желают, — легко получают.
Почему же он их не встретит мечом?
Но клинка для руки и клинка — под плащом —
Никто не видал, и есть ли — не знает!

Каликур продолжал подталкивать Каликку к столу неподалеку от этих претендующих на звание бардов. Даже это отребье смеет так говорить о его брате, и никого это не волнует! А почему должно волновать его? Но почему-то ему ничего так не хотелось, как заставить певца подавиться собственными зубами. Он рухнул на табурет, когда Каликур дернул его за руку. Песня продолжалась, становясь все громче, все больше подчеркивая недостатки того, про кого в ней пелось.

— Они отважно выражают свое мнение, — заметил королевский гвардеец. — Но их кошачий вой даст нам хорошее прикрытие. Ты действительно удачно поступил, присоединившись к императорским войскам. Наш предводитель будет доволен. То, что ты сумеешь разузнать и передать, будет стоить даже больше иного меча.

Слуга поставил перед ними два грязных стакана и красную бутыль. Каликур налил обоим. Сам он быстро проглотил свою долю.

— За капитана! — сипло провозгласил он.

Каликку не стал пить и даже не взглянул на своего товарища. Он знал, что эта встреча произойдет, но все равно не чувствовал себя готовым к ней.

— Снежный кот отгрыз тебе язык? У тебя сейчас есть что-то для нашего командира? Каликку чуть качнул стакан.

— Я больше не у него на службе, — начал было он, но тут рука Каликура метнулась вперед и схватила его за запястье с такой силой, что ему было бы трудно высвободиться.

— Дразнишься, что ли, а? Службу легко не бросают.

Каликку встретил его прямым взглядом,

— Я из Дома Клаверель. Мы держим свои клятвы. Твоему предводителю я таковой не давал, но принес присягу царственному, как и мой отец, Поэтому я не шпионю…

Каликур осклабился. Каликку весь подобрался.

56
{"b":"20846","o":1}