ЛитМир - Электронная Библиотека

ГЛАВА 20

ХИНККЕЛЬ-ДЖИ

Было не время для церемоний. Не обращая внимания ни на кого, кроме Мурри, я бросился на улицу. Мне было все равно, последовали ли за мной охрана или придворные.

Стояли вечерние сумерки, и улицы были заполнены народом, шедшим на ярмарку или с нее. При появлении Мурри раздавались вопли и визг, и вскоре я заметил, что по обе стороны от меня держатся Джаклан и командующий Ортага.

Впереди мелькали светильники, и мы пустились бегом к зданию, у которого столпилась городская стража. Но даже они расступились перед Мурри. Я бросился за ним. Песчаный кот уже нырнул внутрь сквозь клочья дверных занавесей.

— Хинккель!

Мурри уже был рядом с Алиттой, уткнувшись носом в ее ладонь. Но он лишь на мгновение опередил меня, Я зацепился ногой за сбитые ковры и скорее упал на нее, чем обнял. Она устояла — но не попыталась освободиться из моих рук, а, напротив, так же крепко обняла меня сама. На миг я почти забыл, что мы не одни.

— Что случилось?

Я наконец сумел достаточно выровнять дыхание, чтобы задать вопрос. Чуть повернувшись в моих руках, но не высвобождаясь, Алитта показала на длинный сверток на полу. На коленях возле него стоял мужчина в ярких одеждах, с круглым лицом, блестящим от слез. Высокая женщина в платье целительницы пыталась с помощью одного из стражников поставить его на ноги. Еще трое городских стражей стояли рядом. Командующий и Джаклан еще только показались в дверях.

— Супруга главы Дома Хрангль-ван-Джессли, — сказала Алитта, — была убита. Также мертва одна из котти, а вторая была заперта в стене.

Вор?

— Мы пока не уверены, царственный, — ответил ближайший стражник.

Когда прозвучал мой титул, Алитта выскользнула из моих рук.

— Я хочу…— начал было я, но целительница перебила меня;

— Царственный, глава Дома болен. Его надо немедленно уложить в постель и оказать помощь.

— Пусть будет так.

Я махнул стражнику, который помогал ему стоять на ногах. Было ясно, что целительница одна с ним не управится. Его голова моталась из стороны в сторону, и, казалось, он был способен только поскуливать. С помощью второго стражника, хотя им и вдвоем оказалось нелегко поддерживать его на ногах, они направились к двери.

Они провели его всего пару шагов, когда поскуливание перешло в громкий крик. С неожиданной силой он вырвался и, качнувшись, схватил предмет, лежавший на маленьком столике. Прижав его к груди, он обернулся. Лицо его было маской ярости. Он попятился к двери.

— Да проклянет вас Высший Дух… убийцы… святотатцы… пусть крысы сгложут ваши кости!

Его голос повысился до визга. Затем он рухнул на пол и затих.

Целительница немедленно упала на колени рядом с ним. После краткого осмотра она подняла голову.

— У него сильный приступ. Ему необходимо оказать помощь немедленно!

Сила ее речи заставила двух стражников снова броситься ей на помощь, и вместе они вынесли больного следом за ней из комнаты. В момент падения он выронил тот предмет, что взял со стола. Джаклан поднял его и протянул мне.

Он был слишком тяжелым для своего размера, сделанным, вероятно, из чистого золота. На поверхности, не образуя какого-либо узора, были закреплены пять драгоценных камней. Я посмотрел на них и затем понял. Это была карта Внешних земель, Я поднес ее поближе к светильнику на стене. Алитта снова встала рядом со мной. Почти одновременно мы оба опознали ту карту, что уже изучали раньше.

— Водные потоки! Она сжала мою руку. Я поднял голову.

— Поскольку глава Дома не в состоянии отвечать на вопросы, кто может сейчас говорить от имени Дома?

Мне ответил городской стражник:

— У главы Дома не было детей, царственный. У его старшего брата есть сын — брат тоже мертв. Сын служит в страже дорог и сейчас сопровождает караван.

Я стиснул в руке карту. Если это то, что мы думаем, оно долго хранилось в тайне. Как оно оказалось открыто лежащим здесь?

— Оно было в стене. — Алитта словно услышала мою мысль, как мог бы сделать Мурри. — Рядом с ним в ловушку попалась вторая котти. Так мы это и нашли, когда выручали маленькую.

Тайна Дома Хрангль, возможно, известная Сапфировой королеве. Теперь ее гвардия примет на себя ответственность за происходящее в Доме, и она может потребовать то, что я сейчас держу в руках. Но пока я придержу находку у себя.

В ГОСТЕВЫХ ПОКОЯХ ДВОРЦА В КАХУЛАВЕ

Юикала лежала на подушках, а ее личная служанка снимала с нее сандалии. В комнате стоял полумрак, и она будет отдыхать, пока не настанет время облачаться в придворные одежды для пира, устроенного в честь императора.

Но мысли не позволяли ей заснуть. Этот разговор о потоках под Вапалой… Она знаком отпустила служанку, и ее губы скривились в гримасе. Значит, не один варвар вмешивается не в свое дело, но еще и его замарашка. Все, кто унаследовал это знание, были уничтожены, за исключением тех, кого сочли безопасными. Хабан-джи полагал, что никаких следов и намеков не осталось,

Он думал, что это знание было его возможностью стать чем-то большим, чем бессильным императором. Может, он хотел стать героем, если вдруг снова настанет засуха — какая, похоже, грозит королевствам теперь. Этот мерзкий песчаный кот! До варвара невозможно добраться, пока тварь рядом. А он вдобавок по глупости прилюдно проговорился о возможном существовании скрытых потоков… Обязательно найдутся те, кто поверит, что она знала это и держала в тайне ради усиления собственной власти!

Варвар должен быть уничтожен, но сперва — кот. Она уже послала за соглядатаями, которые так хорошо послужили ей за последние несколько месяцев.

Поднявшись с подушек, она подошла к огромному круглому окну, устроенному так, чтобы можно было смотреть на звезды и Внешние земли далеко внизу. Отбросив занавеси, она обследовала раму, в конце концов обнаружив спрятанную задвижку.

Оконное стекло, хотя и огромное, чуть подалось, затем застряло. Юикала толкнула его, и оно еще чуть сдвинулось. Тишину покоев нарушили звуки улицы, жизни и музыки.

Юикала довольно долго стояла перед окном. Она никогда не любила быть вынужденной полагаться на других. Но теперь иного выхода не было. Вернувшись к ложу, она взяла одну из подушек и просунула руку в шов, вытащив наружу странного вида флакончик длиной со средний палец, вырезанный из острия яксового рога.

60
{"b":"20846","o":1}