ЛитМир - Электронная Библиотека

Торосе настаивал, чтобы я нарушила клятву. И хотя я отвергла его притязания, он пришел мне на выручку, чтобы умереть у меня на руках, потому что моя жизнь значила для него больше, чем его собственная. Какой же долг он платил мне, если, конечно, старые книги говорят правду? Или он сам возложил на меня долг, который мне теперь придется платить?

Голова шевельнулась. Я наклонилась и услышала шепот:

— Воды…

Вода! У меня ее не было ни капли. Я понимала, что за водой нужно идти к реке, но она была так далеко. Я выжала полы своего плаща и смочила ему лицо, понимая, что этого недостаточно. Затем в мертвенно-белом свете луны я увидела, что вокруг растут высокие растения — мне до плеча. На их мясистых листьях блестели серебряные капли. Я узнала растения, о которых мне рассказывала дама Мэт. Они обладали способностью конденсировать на своих листьях влагу, когда наступала ночь.

Я положила Торосса на землю и пошла собирать эту росу. Смочила Тороссу губы и влила несколько капель в рот. Этого было, конечно, мало, ничтожно мало, но, возможно, эти листья обладают каким-нибудь лечебным свойством? Вероятно, так и было, потому что даже нескольких капелек хватило, чтобы утолить жажду Торосса.

Я снова прижала его голову к себе, и тут он открыл глаза, увидел меня и улыбнулся.

— Моя.., госпожа…

Я хотела остановить Торосса: говорить ему было нельзя. Он тратил на слова силы, которых и так оставалось немного.

Но Торосе не послушался.

— Я.., знал, моя госпожа, с самого первого раза, когда.., увидел.., тебя. — Его голос с каждым словом становился тверже, вместо того, чтобы слабеть. — Ты очень красива, Джойсана, очень умна, желанна. Но это… — Он закашлялся, и струйка крови снова потекла по подбородку. Я быстро вытерла кровь влажными листьями. — Но ты не для меня, — закончил он фразу.

Торосе долго молчал, затем добавил:

— Не из-за наследства, Джойсана, поверь мне. Я умру с тяжелым сердцем, если ты думаешь, что я желал стать хозяином Иткрипта. Я.., я хотел тебя!

— Знаю, — заверила я его. Это была правда. Возможно, родственники и побуждали его жениться на мне из-за наследства, но Торосе желал именно меня, а не дороги к трону. Жаль, что я не чувствовала к нему ничего, кроме дружбы и братской любви.

Торосе снова стал кашлять и задыхаться. Говорить он уже не мог.

Я решила, что должна облегчить страдания, солгать ему, чтобы он поверил мне.

— Если бы ты остался жив, я стала бы твоей, Торосе.

Он улыбнулся, и эта улыбка как стрела вонзилась мне в сердце. Я видела, что он поверил мне. Затем Торосе повернул голову, прижался окровавленными губами к моей груди, закрыл глаза и затих, словно уснул. Немного погодя я бережно положила его и встала на ноги, оглядываясь по сторонам. Я не могла сейчас смотреть на него.

Я понимала, что мы пришли в какое-то место, созданное Древними. Это не было целью нашего пути. Я остановилась здесь только потому, что не могла дальше нести Тороса. Теперь я решила осмотреться.

Здесь не было никаких стен. Только каменные плиты под ногами блестели в лунном свете. Впервые я заметила, что камни тоже испускают бледное сияние, подобно моему Грифону.

Эти камни отличались от камней Иткрипта. Исходивший от них свет немного пульсировал, как будто камни дышали.

Не только сияние камней, но и форма их удивила меня. Валуны были выложены в виде пятиконечной звезды и словно излучали энергию, стараясь, чтобы я поняла их значение, смысл. Однако мои знания о Древних были так отрывочны! Ясно одно: это место не предназначено для служения Темным Силам. Здесь некогда было сконцентрировано Могущество, остатки которого до сих пор витали в воздухе.

Знать бы, как их использовать! Может быть, я спасла бы Торосса, да и жителей Долин, которые сейчас считают меня своим предводителем. И я заплакала, заплакала от духовного одиночества, от утраты того, чего не имела.

Внезапно я что-то почувствовала, запрокинула голову и посмотрела вверх, раскинув руки в стороны.

Я как будто хотела открыть вечно закрытую дверь, открыть себя свету. Он был необходим, я просила, чтобы он снизошел на меня. Но я не знала, как молить об этом, и вот мои руки опустились. Жаль: мне предложили нечто важное, чудесное, а я не смогла даже принять дар. Эта мысль была горше всего.

Все еще переживая утрату, я повернулась к Тороссу. Он лежал неподвижно, будто заснув. Я не могла похоронить его здесь по обычаю Долин — одеть в доспехи, сложить руки на рукояти меча, чтобы ясно было, что он погиб как воин… Даже этого я не могла сделать для него. Но здесь мне не казалось это необходимым. Торосе лежал в сиянии славы, и я поняла, что мне не нужно думать о его гробнице.

Я встала на колени, взяла его за руки, сложила на груди. Затем поцеловала его так, как он того желал.

Желал больше жизни, хотя я и не могла разделить с ним судьбу.

Я нарвала цветов и ароматных трав, покрыла ими тело Торосса, оставив открытым только его лицо, смотревшее в ночь. Потом я стала молить Могущество, которое было здесь, чтобы оно охраняло покой Торосса. Затем повернулась и пошла прочь, твердо зная, что Тороссу будет здесь хорошо, не зависимо от того, что происходит сейчас в разграбленной и измученной войной стране.

Что мне теперь делать? В конце концов, я решила искать своих.

Добравшись до густой стены кустов на опушке леса, я почувствовала, что падаю с ног от усталости, голода и жажды. Но впереди была граница нашей долины и горы, куда стремились уйти беглецы из Иткрипта.

Небо стало светлеть. Приближалось утро. Свет шара угас, я осталась одна, и тяжесть лежала на моем сердце.

Я добралась до груды камней и поняла, что дальше идти не могу. Вокруг росли дикие вишни. Забыв обо всем, я набивала ими рот с такой жадностью, которая знакома только вконец изголодавшемуся человеку.

Лучшего места для отдыха, чем эта груда камней, не найти. Но прежде, чем забраться в расщелину, я решила приспособить свою одежду для передвижения по лесу. Поэтому я отрезала длинные полы плаща ножом Торосса и обмотала ими сапоги. Такой костюм вряд ли можно было назвать элегантным, но теперь я двигалась куда свободнее.

Я не сомневалась, что взбудораженные мысли прогонят сон, как бы велика ни была усталость. Руки сами собой потянулись к груди и стиснули шар с Грифоном.

Его гладкая поверхность успокаивала меня. Так, сжимая шар, я провалилась в сон.

Все люди видят сны, но когда просыпаются, помнят лишь некоторые отрывки: либо жуткие кошмары, либо немыслимые наслаждения. Однако мой сон был совсем не похож на другие.

Я находилась в какой-то маленькой пещере, снаружи свирепствовала буря невиданной силы. Рядом со мной кто-то был. Я угадывала в полутьме очертания плеча, видела голову, и мне очень хотелось узнать, кто же мой спутник. Я сознавала: будь у меня дар, способность, я могла бы сделать много хорошего.

Но у меня не было дара, и сон исчез — а может быть, я просто ничего больше не помню.

Я проснулась на закате. Длинные тени лежали у ног. Я была все еще слаба, очень хотелось пить, и сильно болел живот — вероятно, от кислых вишен.

Я встала на колени и осторожно выглянула наружу.

Неподалеку осторожно, словно лазутчики, ехали два всадника. Моя рука тут же сжала кинжал. Но это оказались жители долины. Я тихонько им свистнула.

Всадники мгновенно спрыгнули и распластались на земле, однако после второго свиста подняли головы. Увидели меня и подошли. Я сразу же узнала их — это были оруженосцы Торосса.

— Рудо, Ангарл!.. — я была так рада встретить их, что приветствовала как братьев.

— Леди! Так, значит, Торосе сумел выручить тебя! — воскликнул Рудо.

— Да, он спас меня. Великую славу принес он своему роду.

Воин посмотрел на вход в пещеру. Он уже понял, что случилось.

— У пришельцев есть оружие, которое поражает издалека. Когда мы бежали, Торосса ударило сзади.

Он умер на свободе. Слава и честь его Дому!

Могли ли эти традиционные слова выразить мою бесконечную благодарность воину, передать ему мое последнее «прощай»?

26
{"b":"20847","o":1}