ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Елена Образцова. Записки в пути. Диалоги
Отступники. Заклятые враги
Кактус. Никогда не поздно зацвести
Мозг. Инструкция пользователя
Еретик
Тиран 2. Коронация
Веганы против мясоедов. В поисках золотой середины
Код Женщины. Как гормоны влияют на вашу жизнь
Жить заново

Рудо сказал, что на юге есть долина, где растет много кустов с ягодами: место совершенно необжитое.

— Идем туда, леди Джойсана, — заговорила Налда— Мартина вот-вот родит. Ей не выдержать дня пути.

Мы пришли в долину. Как и обещал Рудо, место действительно было хорошее. Мужчины, в том числе Инсфар и однорукий Ангарл, начали строить хижины из сучьев. Первую же хижину отвели Мартине.

Налда оказалась права. Когда взошла луна, у нас появился новый член отряда — его назвали Алвином в память о погибшем отце.

Если мы хотим выжить, то нужно собирать и запасать пищу на будущее.

Я умела делать запасы в крепости, но здесь, без соли да и вообще без всего, кроме опыта и рук, это казалось невыполнимой задачей.

Никто не роптал на большое количество работы.

Даже дети помогали своим матерям. Все понимали, что от этого зависит наша жизнь. Поэтому я рассердилась на Унгильду, которая не желала покидать свою хижину и идти вместе со всеми на поиски пищи.

Я вошла к ней. В руке у меня был мешок, сплетенный из травы и виноградной лозы. Уговоры наверняка не подействуют, поэтому я обратилась к ней резко, как говорила бы с любой деревенской девушкой, отлынивающей от работы.

— Вставай! Ты пойдешь с Налдой и будешь выполнять все ее указания…

Унгильда посмотрела на меня остановившимися глазами.

— Ты перед нами в долгу, Джойсана. Если тебе нравится копаться в грязи с деревенскими девками, пожалуйста. Я же не забываю, кем рождена…

— Тогда живи, как хочешь! — крикнула я ей. — Кто не добудет пищи для себя, не будет есть то, что добыли другие. И перед тобой я не в долгу!

Я бросила ей мешок, но она с презрением оттолкнула его ногой. Тогда я повернулась и вышла. Но поклялась, что сдержу свое обещание. Унгильда молода и здорова, вполне могла бы прокормить себя. Я буду заботиться о леди Ислоге, но не о ней.

О леди Ислоге я думала с беспокойством. Она целиком ушла в себя с тех пор, как узнала о смерти Торосса. С ней произошло то же, что с дамой Мэт: старость пришла внезапно, в один день. Хотя ей было еще не так много лет, леди Ислога превратилась в дряхлую старуху.

Мы не могли поднять ее с постели. Даже есть ее приходилось заставлять. То и дело леди что-то бормотала, но так невнятно, что я могла уловить только несколько слов. Думаю, она говорила с теми, кого не было здесь. А может, их не было и на этом свете.

Я надеялась, что это пройдет. В монастыре сестры смогли бы вылечить ее, вернуть в наш мир. Но Норсдейл с каждым днем все отдалялся и отдалялся…

У меня был лук и три стрелы. В Иткрипте я пользовалась славой искусного стрелка, но хорошо понимала, что одно дело стрелять в мишень, и совсем другое — по живому существу.

В это утро я решила заняться ловлей рыбы. Оторвала несколько колец от кольчуги, аккуратно разогнула их и сделала крючки. Из рубашки вытянула несколько нитей. Получилось, конечно, весьма примитивное орудие рыбной ловли, но другого не было.

Мужчины пошли ловить кроликов, женщины — собирать ягоды, а я двинулась к реке.

Только необходимость заставила меня насадить на крючок живую муху. Я никогда не причиняла вреда ни одному живому существу, но сейчас этого было не избежать.

Я нашла место, где в воду вдавался каменный мыс.

Мыс прятался в тени деревьев, так что я могла укрыться от жгучих лучей солнца. Было тепло, я сняла кольчугу и камзол, оставшись только в рубашке. Неплохо бы снять и ее, чтобы выстирать, смыть пот и грязь пути, а также тяжелые воспоминания.

Грифон висел на груди, и я с восхищением его рассматривала. Великолепная работа! Где его сделали? За морем? Или.., или это талисман Древних?

Талисман. Мои мысли пошли в новом направлении. Может, это он вывел нас к выложенной из камней звезде? Там когда-то жили Древние. Значит, и Грифон?..

Совсем забыла, зачем сюда пришла! Кто же будет думать о пище? Я опомнилась и закинула самодельную снасть.

Дважды у меня клевало, но оба раза рыба сорвалась. На третий раз я заставила себя очень осторожно вести крючок, хотя терпение не относится к числу моих добродетелей.

Я поймала двух рыб, очень маленьких. Видимо, здесь не самое удачное место. Оставив каменистую косу, я пошла вдоль реки и набрела на тихую заводь, заросшую травой. Добыча здесь оказалась более богатой.

Когда солнце стало клониться к западу, я вернулась в лагерь. Поела ягод и пожевала съедобных водорослей, собранных в лагуне. Но голод не утихал, и я снова пошла к реке, надеясь, что сейчас мне повезет больше. Так и случилось.

Неподалеку раздалось рычание. Бросив свой мешок, я приготовила лук со стрелой и крадучись подошла к зарослям.

Над телом только что убитой коровы рычал молодой снежный кот. Уши его были прижаты к голове, зубы обнажены в смертельном оскале. Перед ним стоял дикий кабан.

Кабан вонзил клыки в землю, подбросив вверх комья, и пронзительно заверещал. Он был намного крупнее кота.

Кот дико вскрикнул и прыгнул, но не на кабана, а назад. Кабан немедленно двинулся следом. Хищник снова истошно завопил и бросился вверх по склону. В одно мгновение он был наверху и стал злобно шипеть на кабана, которому оставил поле боя. Кабан стоял, наклонив голову и прислушиваясь к шипению.

Почти не раздумывая, я пошла вперед. Если этот мешок свинячьей слепой злобы будет ранен, то мне несдобровать. Но кабан еще не почуял нового врага, а я, видя столько мяса сразу, не могла противиться страстному желанию заполучить его.

Я пустила стрелу и тут же бросилась под защиту кустов. Раздался страшный рев, но выжидать я не рискнула. Ведь раненый кабан легко настигнет меня, И я побежала.

Еще не вернувшись в лагерь, я встретила Рудо и Инсфара и рассказала им все.

— Раз кабан не преследовал тебя, госпожа, — произнес Инсфар, — значит, ты нанесла ему смертельную рану…

— Неразумный поступок, — решительно заявил Рудо. — Кабан мог убить тебя.

Мы вернулись вместе, тщательно осматривая все вокруг, чтобы не попасть в засаду. Решено было обогнуть это место и спуститься туда с горы. Добравшись до цели, мы увидели убитую корову и мертвого кабана. Моя стрела вошла ему между лопаток и вонзилась в сердце.

Пораженные метким выстрелом, мои люди были склонны приписать удачу Могуществу. С этого часа все уверовали в мою Силу и сравнивали меня с дамой Мэт. Они не говорили этого прямо, но я чувствовала, что отношение ко мне изменилось. Теперь мои приказы выполнялись немедленно и беспрекословно.

Только Унгильда все еще беспокоила меня, но пока я выполняла свою клятву. Когда вечером куски мяса были поджарены на костре, я заговорила так, чтобы слышали все:

— Те, кто не участвовал в добыче пищи, не будут получать ее. Сегодня все хорошо поработали и все получат свою долю — кроме Унгильды. Высокое происхождение не дает право на безделье.

Она вспыхнула и напомнила, что у меня перед ее родом кровавый долг. Но я твердо заявила, что беру под свое покровительство только леди Ислогу ввиду ее возраста и болезни. Унгильда же молода, здорова и вполне способна позаботиться о себе.

Она явно испытывала желание броситься на меня, вцепиться в мое лицо ногтями. Но никто ее не поддерживал, и она знала это. Повернувшись, она побрела в свою хижину. Я слышала ее плач, но эти слезы были вызваны бессильной яростью, а не раскаянием.

Мне не было жаль ее. Хотя я понимала, что приобрела злейшего врага.

Вскоре Унгильда осознала свое положение и стала трудиться наравне со всеми. Она даже разделывала тушу и развешивала куски мяса для просушки.

" Припасы расходовались очень экономно — ели только кости и внутренности добытых мной животных. Мартина уже набиралась сил, и я надеялась, что мы сможем тронуться в путь еще до наступления холодов. А когда придем в Норсдейл, я с радостью сложу с себя тяжкую ношу ответственности.

Леди Ислога нередко отлучалась — вероятно, искала Торосса. Приходилось посылать с ней человека для охраны. Когда Ислога выбивалась из сил, нужно было вести ее обратно в лагерь.

30
{"b":"20847","o":1}