ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Академия фамильяров. Загадка саура
Дед, любовь и расстройство психики
Вербера. Ветер Перемен
Дачный детектив
Обретение дома
Дело о пропавшем Дождике
Внутри убийцы
Придурки
Погружение в отражение
A
A

— Скоро им и не понадобится нападать, — заметил Трегарт, едва увернувшись от удара какого-то салкара, с которым он столкнулся на стене. — Мы начинаем нападать друг на друга. Кому-нибудь покажется в тумане, что у встречного заостренный шлем, и тому тотчас отрубят голову.

— Я думал об этом, — медленно ответил капитан. — Они тоже используют иллюзии, рожденные нашими нервами и страхом. Но чем мы можем ответить им?

— Нетрудно подслушать наш пароль, — Саймон считал, что нужно знать худшее. — Часть стены, пост за постом, может оказаться в их руках.

— Разве мы можем быть уверены, что это уже не нападение? — с горечью спросил Корис. — Человек из иного мира, если ты можешь отдавать лучшие приказы, делай это, и я с радостью подчинюсь. Я военный человек и думал, что хорошо знаю способы ведения войны. Мне казалось, что я знаю и колдовство — такое, какое используют в Эсткарпе. Но это что-то совсем другое.

— А я никогда не сталкивался с таким способом войны, — с готовностью подхватил Саймон. — Хоть кто окажется в тупике. Но все же я думаю, что они не нападут с моря.

— Потому что мы ждем их оттуда? — подхватил на лету Корис. — Но на крепость невозможно напасть с земли. Эти морские бродяги знали, как строить. Потребуются осадные машины и много недель времени.

— Море и земля — что остается?

— Подземные ходы и воздух — ответил Корис. — Подземелья!

— Но нам не хватит людей, чтобы охранять все подземные переходы.

Зеленоватые глаза Кориса вспыхнули тем же огнем, что видел в них Саймон при первой их встрече.

— Есть способ охранять их без людей. Идем к Магнису. — Он побежал. Острие его меча со звоном задевало за камень стен при крутых поворотах.

На столе выстроили ряд сосудов различных размеров и форм, сделанных из меди. Они были связаны с медными шарами, висевшими над подземными выходами. Теперь любая попытка открыть подземную дверь отразилась бы в сосуде на столе.

Подземелья до некоторой степени в безопасности. Остается воздух. Саймон напряженно прислушивался. Может, потому, что он был знаком с войнами в воздухе? Но ведь цивилизация, основанная на сравнительно примитивных самострелах, мечах, щитах и кольчуге, не может организовать нападение с воздуха.

Благодаря выдумке Кориса они узнали о первом ударе Колдера за несколько мгновений. Со всех мест, где были установлены шары, сигнал тревоги донесся одновременно. Залы, ведущие к подземным ходам, были подготовлены заранее. Мешки с шерстью, пропитанной маслом и смолой — этой смолой промазывали корпуса кораблей, — были уложены в груды вместе с кипами тканей, мешками зерна, ящиками бутылок с маслом и вином.

Когда прозвучал сигнал тревоги, в эти груды швырнули факелы, а затем наглухо закрыли двери, ведущие в заполнившиеся пламенем залы.

— Пусть суют туда свои холодные собачьи носы! — Магнис Осберик возбужденно ударил боевым топором по столу в центральном зале главной башни. Впервые с того времени, как враг осадил его город, мастер-торговец, казалось, перестал беспокоиться. Как морской бродяга, он ненавидел туман и боялся его, но как только дело дошло до прямых действий, он вновь был полон сил и энергии.

— Аххх! — Как удар меча, этот крик разрезал общий гул. Не только физическая боль, а какой-то сверхъестественный ужас мог извлечь его из человеческой глотки.

Магнис, слегка склонивший бычью голову, Корис, пригнувшийся к земле, как будто его тело гнома получало от нее энергию, остальные воины в зале — все на долгое мгновение оцепенели.

Может быть потому, что он подсознательно все время ожидал этого, Саймон первым определил, откуда исходит звук, и побежал к лестнице, которая тремя этажами выше выводила к сторожевому посту на крыше.

Он не добежал доверху. Крики и лязг металла о металл послужили достаточным предупреждением. Саймон пошел медленнее, доставая оружие. И хорошо поступил, потому что на середине второго этажа мимо него пролетело тело, едва не задев его. Это был салкар, из его разорванного горла лилась кровь, брызгая на стены и ступеньки. Вверху царила страшная суматоха.

На следующем этаже еще сражались два гвардейца и трое морских бродяг, прижавшись спинами к стене. Противник нападал на них с той же слепой яростью, что и в засаде на дороге.

А сверху катилась волна остроклювых шлемов. Саймон догадался, что враг каким-то образом пришел по воздуху и теперь захватил верхний этаж.

Не время было размышлять, каким образом враги проникли туда: они прорвались, и этого было достаточно. Пали еще двое салкаров и гвардеец. Мертвые и раненые, друзья и враги поглощались морем остроклювых шлемов. Тела скользили по лестнице, сметая все на своем пути. Вместе с ними падали обломки мебели.

Саймон ухватился за перила. Салкары строили прочно: перила выстояли. Собрав все силы, Трегарт стал пробираться к выходу.

Перед ним оказалась клювастая голова, перед лицом мелькнуло острие меча. Саймон схватил стул и ударил по шлему.

— Сал! Сал!

Саймона оттеснили в сторону, он увидел страшное лицо Магниса, сопротивляющегося первой волне вторжения.

Прицелиться, выстрелить, снова прицелиться. Отбросить пустой колчан, снова подготовиться к стрельбе. Оттащить в сторону стонущего раненного гвардейца, там ему окажут помощь. Снова прицелиться. Стрелять! Стрелять!

Каким-то образом Саймон снова оказался в зале, затем отряд, в котором он находился, снова сражался на другой лестнице, дорогой ценой отдавая каждую ступеньку. По лестнице тянулся тонкий дымок — щупальца тумана? Нет, дым забивался в горло, заставлял кашлять. Саймон стрелял, снимая колчаны с тел павших гвардейцев.

Ступени остались позади. Люди хрипло закричали, дым стал еще гуще. Саймон смахнул рукой выступившие слезы и плотнее затянул металлический шарф. Он тяжело дышал.

Вслепую двигался он за товарищами. За ними закрывались двери пятидюймовой толщины. Одна, две, три… четыре таких преграды. И вот они в помещении, где находится странное устройство. Сложное и большое, оно было выше огромного человека, стоящего перед ним с отчаянными глазами. Гвардейцы и моряки расступились, оставив в центре помещения странную машину наедине с хозяином города.

Магнис Осберик потерял шлем, плащ его был изорван и свисал с одного плеча. Топор лежал на крышке машины, с его лезвия на каменный пол капала кровь. Лицо Магниса побледнело и осунулось. Широко раскрытыми глазами смотрел он на людей, не видя их. Саймон подумал, что Магнис в состоянии шока.

— Уходите! — Магнис схватил топор и взмахнул им. — Крылатые демоны с воздуха! Человек не может сражаться с демонами! — Он рассмеялся, радостно, как мужчина, обнимающий любимую. — Но у нас есть ответ и для демонов. Салкаркип не будет служить дьявольскому отродью!

Он повернул бычью голову, рассматривая людей Эсткарпа и своих сограждан.

— Вы хорошо сражались. Но теперь ваша судьба не здесь. Я высвобождаю энергию, питавшую город. Уходите подальше, а я заберу с собой как можно больше этих летающих колдунов. Уходите, люди-волшебники, и оставьте Салкаркип его судьбе!

Его глаза и голос давили с такой физической силой, что уцелевшие гвардейцы отшатнулись. Корис был с ними, ястреб на его шлеме потерял одно крыло. Волшебница с печальным лицом, но спокойная. И еще двадцать человек с Саймоном.

Как один человек, гвардейцы обнажили мечи, салютуя остающимся. Магнис улыбнулся.

— Хорошо, хорошо, волшебники! Но сейчас не время для парадов. Уходите!

Они вышли в указанную им маленькую дверь, которую Корис тут же закрыл. Побежали по подземному ходу. К счастью, пол был ровный, а через большие интервалы горели шары.

Все сильнее слышался гул прибоя, и вот они оказались в пещере, где покачивались на воде маленькие лодки.

— Вниз! — Саймон вместе с другими забрался в лодку, а Корис ударил его ладонью по спине, заставляя лечь на качающееся дно. Захлопнулась еще одна дверь. Свет исчез. Саймон лежал неподвижно, не зная, что произойдет дальше.

Лодка двигалась, тела людей перекатывались, Саймон закрыл лицо руками. Качка усилилась, и Саймон почувствовал, что его начинает тошнить. Он никогда не был хорошим моряком. Занятый борьбой с тошнотой, он не был подготовлен к взрыву, который, казалось, уничтожил весь мир.

12
{"b":"20853","o":1}