ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Келси пыталась бежать, и тут из тьмы показалось щупальце, похожее на корень, схватило ее с такой силой, что она вскрикнула, и плотно прижало ее руки к телу.

8

Еще одно жесткое щупальце ухватило Келси за бедра, и, как она ни боролась, девушка постепенно приближалась к месту, куда ее тащили, а тащили ее к темной стене ямы, где зияло полное мрака отверстие. По звукам схватки она понимала, что и у Йонана дела обстоят не лучше.

На груди у нее светился камень, и Келси уловила похожий слабый блеск впереди, должно быть, от рукояти меча Йонана. При этом свете она увидела, что удерживавшие ее щупальца напоминают два толстых корня. Но эти корни были подвижны как змеи, и грубо тащили девушку, ударяя ее о стены, по проходу, рассчитанному на гораздо меньших существ. Вскоре она вся перемазалась влажной землей, которую постоянно приходилось выплевывать изо рта.

Зловоние сгущалось, от него выворачивало внутренности, и Келси приходилось бороться с тошнотой. По звукам она решила, что Йонана теперь тащат за ней, слышались его возгласы, полные отвращения и гнева.

Ей показалось, что тащили ее целый час, хотя на самом деле этого, конечно, не могло быть. И вот она, как пробка из бутылки, выскочила в большое пространство, освещенное призрачным фосфоресцирующим светом, какой может исходить от гнили. Светились концы высоких бревен, вкопанных прямоугольником, в который и бросили ее корни. И тут же о нее ударился Йонан.

Послышался скрежещущий звук. Камень, больше и шире ее тела, опускался, закрывая отверстие в этом частоколе из холодного огня. Йонан уже вскочил на ноги и смотрел на выход.

Келси тоже встала. Верхушки частокола, светившиеся этим призрачным сиянием, были гораздо выше ее головы. Свет собирался в нездоровую дымку, которая как будто нависала непосредственно над ними. Девушка скрестила руки и принялась растирать плечи, где корни врезались больнее всего. Под прикосновением пальцев царапины на коже заболели еще сильнее. Йонан благодаря своей кольчуге должен был пострадать гораздо меньше.

Тем временем юноша быстро осматривал камень, загородивший вход в частокол. В руке он держал обнаженный меч, словно ожидал нападения. Наконец он просунул меч в щель между двумя бревнами частокола и нажал, но ничего не произошло.

— Может твой камень вывести нас отсюда? — неожиданно спросил Йонан.

Камень по-прежнему светился, но девушке показалось, что свет стал более тусклым, как будто его заглушало свечение частокола. Однако она послушно подошла к ближайшему зловонному бревну и поднесла к нему камень, нацелив луч на ствол.

Ей показалось, что материал — дерево, корень или металл, из которого был сделан частокол, — чуть дернулся под этим лучом. Но когда Йонан с восклицанием нажал своим мечом, то встретил только твердую неуступчивую поверхность.

— Где мы? — Келси пыталась подавить страх, задавая вопрос обыденным тоном.

Йонан пожал плечами.

— В руках фасов. Где? Да можем быть в любом месте.

— А Виттл?

— Мне кажется, она не захвачена.

— А кто эти фасы?

— Они служат Тьме, — резко прервал девушку Йонан. — Охотятся стаями. А их корни-веревки чрезвычайно прочны.

— А что им нужно?

— Помимо обычного стремления ко злу? Я бы сказал, что твой камень. Вероятно, не для себя, потому что они служат более могучим хозяевам и теперь, наверное, отправились к ним с докладом. Скоро мы узнаем, какой Тьме они служат.

— Мой камень… — Келси сняла цепь с шеи, зажала в пальцах, начала раскачивать и мысленно целиком сосредоточилась на камне. Ее ослеплял его яркий свет, такого у камня она еще не видела.

Ее сердце забилось быстрее — в такт камню? Она не была уверена в этом. Но это неважно. А важно держать камень на виду, сосредоточиться на нем, забыть обо всем остальном.

Вначале эта сосредоточенность давалась ей трудно. Но потом она увидела, что в луче света, исходящем от камня, начало что-то формироваться. Невозможно было не узнать эти жесткие черты. Виттл! Самой колдуньи здесь, конечно же, нет, в воздухе повисло только ее изображение. Келси сосредоточила все внимание на ее лице, и ей показалось, что Виттл тоже их видит.

— Выход! — Келси произнесла слово, которое сейчас для нее значило больше всего.

Она видела, как Виттл открыла рот. Но даже если заговорила, девушка не услышала слов слухом. Однако в сознании она уловила ответ. Как выйти и даже как причинить вред врагу. Она остановила раскачивание камня. Лицо Виттл сразу исчезло.

Теперь Келси, несмотря на жар, который, казалось, легко мог сжечь ее плоть, держала камень на раскрытой ладони. И сквозь испытывающие мучительную боль пальцы направляла луч не на основание бревна, которое Йонан пытался сломать, а на его верх, где от какого-то невидимого пламени поднималась желтоватая зловонная дымка.

Луч света пробил эту дымку; буквально прорезал ее. И Келси увидела на верхушке бревна чашу. Именно к ней устремился луч. На боку чаши появилось светлое пятно, оно становилось все ярче и больше. Потом что-то упало на пол, стенку чаши прорезала трещина. В это отверстие Келси и направила луч. Но этого было недостаточно. Откуда-то она это знала, хотя девушка не обладала нужными знаниями, слишком мало для колдуньи ей было известно.

Не поворачивая головы, она сказала:

— Дай мне свой волшебный металл. Приложи к моему запястью.

Все равно что попросила прижать к руке горящую ветвь. Келси закусила нижнюю губу, сдерживая крик. Она должна забыть телесную боль, сосредоточиться только на том, что сделано и еще должно быть сделано.

Полоска голубого металла вливала ей в руки, державшие камень, дополнительную силу. Боль она могла выдержать, но вспышки света становились все ярче и чаще, луч из камня усиливался.

А потом…

Послышался рокот — слышала ли она его на самом деле или это просто последнее столкновение сил в ее теле? Из разбитой чаши вверху на мгновение вырвался луч, яркий, как вспышка молнии в небе, таком далеком от них теперь. Дымка подпитывалась этим лучом, она была уже не желтой, не голубой, а ярко-белой, и у Келси так заболели глаза, что она вынуждена была закрыть их. Что-то ударило ее в плечо, потом какой-то предмет задел бедро. Она услышала крик Йонана. Рука в металлической перчатке сильно сжала ее талию и оттащила назад. Ее руки дрогнули и опустились, но камень она не выпустила, продолжая держать его за цепь.

Над головами у них замелькали полосы света, они сплетались вокруг бревен, из которых были сделаны стены их клетки. Бревна начали гореть, гореть с треском, словно в открытом огне. Жар обрушился на двоих, прижавшихся друг к другу в середине огненного круга. Сквозь треск пламени Келси услышала голос, произносящий гортанное заклинание, но ничего не видела, потому что закрыла глаза рукой. Она даже не знала, прекратил ли камень свое бешеное вращение.

Треск стал громче, а зловоние сильнее. Келси дышала с трудом и чувствовала, как тяжело вздымается рядом грудь Йонана. Они дышали в кругу сплошного пламени.

Но горящие обломки падают наружу, подумала девушка, а жар, исходивший от остатков бревен, уносит вверх воздух. Огонь медленно спадал. Наконец Келси смогла открыть глаза и оглядеться. Остатки бревен еще тлели. А снаружи дергались и метались корни, которые притащили их сюда. Время от времени что-то вспыхивало, и в этом свете Келси показалось, что она видит каких-то существ, похожих на спутанные клубки корней. Может быть, хозяева клетки срочно готовят для пленников новую, более прочную?

Рядом пошевелился Йонан — медленно, словно после долгого дня пути. А она так устала, что вообще не могла двигаться. Йонан подошел к стене клетки, где бревно сгорело до самого основания, и мечом вырубил остатки дерева, которые еще виднелись над поверхностью. Потом протянул руку к Келси.

— Пошли!

— Разве ты не понимаешь, что они только и ждут этого? Они ждут нас там, — ответила девушка. Она очень сомневалась, что сможет идти — разве что ползти на четвереньках. Так она станет легкой добычей для ожидающих за клеткой.

18
{"b":"20855","o":1}