ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Тогда почему?…

Он впервые прервал осмотр местности и обратился непосредственно к ней.

— Похоже, человек может родиться снова, после того как прошел через последние врата. У меня есть доказательства, что когда-то, давным-давно, я был Толаром, боровшимся со Тьмой — и проигравшим. Если это так, то новая жизнь дает возможность сровнять счет и стать другим человеком. Клянусь именем, данным мне при рождении, я — Йонан, а не тот, кто потерпел поражение…

— Но ты же помнишь… — Келси не смела отрицать, что такое возможно в этом мире. — Ты назвал этого… это существо по имени.

— Помню… иногда, — согласился юноша и тут же сменил тему, быстро задав вопрос:

— Ты можешь идти, леди? Мы еще слишком близко к ним, — он помог ей встать, держа в одной руке меч, и снова подбородком указал на путаницу камней, через которую они выбрались.

— Да! — и она сразу вспомнила не отдаленные времена, а расти и фасов. Тот, кто называл себя Райном, исчез вместе со своей теневой армией, но существа, которые остались, по-своему не менее опасны. Но сможет ли она идти? Камень так истощил силы Келси, что она сомневалась, сумеет ли дойти хотя бы до ближайшей рощи в нужном направлении.

Но она дошла, только время от времени опираясь на протянутую руку Йонана. Вода из ручья слегка подбодрила девушку, но теперь она чувствовала сильный голод, в висках отдавалась боль, словно Келси выполняла задачу, превосходящую ее силы.

— Куда мы идем? — спросила она. — Мне кажется, я долго не выдержу.

Он по-прежнему обнаженным мечом указал на несколько небольших растений под деревьями, к которым вел ее.

— Это илбейн. Любой охотник из темных сил сторонится его. Мы можем переждать под его защитой… — он смолк, и Келси спросила резче:

— Чего ждать? Мы пойдем назад к твоей Долине, и гора будет нашим ориентиром?

— Ты сможешь пойти?

Он ответил вопросом на вопрос, и девушка вспомнила принуждение, которое заставило ее начать этот путь по неизвестной стране, полной опасностей. Она повернулась лицом к далекой горе. На западе садилось солнце, но Келси не хотелось добираться до убежища в темноте.

Она сделала один шаг, другой и сразу почувствовала движение камня, который начал раскачиваться на цепи слева направо на ее груди. Девушку не покинуло принуждение идти дальше, она не могла вернуться назад, к безопасности, вынуждаемая идти в противоположном направлении.

Келси попыталась взять цепь в руки, сорвать ее, отбросить от себя. Но рука дрожала и не могла ухватить цепь. Та, словно намазанная жиром, выскальзывала из кулака.

— Так ты можешь вернуться? — Йонан остановился на краю рощи, к которой привел ее. Он стоял за Келси на расстоянии вытянутого меча. Только это пространство она смогла выиграть у принуждения.

— Нет! — Келси снова попыталась освободиться от цепи, камень становился все горячее, она ощущала его тепло сквозь одежду. Теперь это был карающий жар, не знающий милосердия.

— Не могу! Он не отпускает меня! — девушка ощутила гнев против камня, против Йонана, против всего этого мира, заманившего ее в ловушку.

— Тогда воспользуемся убежищем, какое есть, — нетерпеливо ответил юный воин, и она обернулась, готовая к резким словам. Но он уже повернулся к ней спиной и шел к тем растениям, которые назвал самым мощным оружием против Тьмы. Она видела в Долине сухие листья и стебли илбейна, их тщательно собирали и берегли целители.

Теперь эти листья рвал Йонан. Он набирал полную руку листьев и перерезал стебель внешним краем кольчуги. Его волосы, завивающиеся над лбом, потемнели от пота, хотя он был гораздо легче по телосложению, чем другие мужчины. Когда юноша набрал полную охапку листьев, он растер часть их между ладонями и натер лоб, оставив зеленые следы.

Не понимая, что он делает, но надеясь, что это ослабит головную боль и усталость, Келси последовала его примеру. Острый чистый запах растертых листьев прояснил голову, прогнал последние остатки зловония подземного мира, и девушка почувствовала себе крепче, свежее и решительнее в достижении цели.

Йонан осторожно сорвал с какого-то другого растения два больших листа, завернул в них листья илбейна и спрятал в сумку на поясе. Келси опять повторила его действия.

Деревья рощи росли не густо, хотя иногда приходилось петлять, чтобы пройти. Но наконец путники выбрались на открытое пространство — поляну посреди рощи. Йонан сунул меч в ножны, а Келси пожалела о своем мешке, оставшемся где-то в подземельях фасов. Голод мучил все сильнее, а она не видела здесь даже ягод, которые могли бы облегчить его.

— Что мы будем есть? — спросила она у Йонана. В конце концов он больше привык бродить по бездорожью. Юноша достал длинный нож и направился к одному из деревьев; на стволе дерева виднелся коричнево-зеленоватый нарост размером с ладонь. Йонан осторожно срезал нарост, разделил его пополам и протянул одну половину Келси. Она колебалась, тогда он сказал:

— Это фогмот, его можно есть. В этих местах люди жили и на худшем, и как бы подбадривая ее, поднес свою половину массы ко рту и откусил.

Келси была слишком голодна, чтобы сомневаться в его словах. Кожица у нароста была твердая, но внутри оказалась рассыпчатая мякоть, как у спелого яблока. Правда, мякоть эта была совсем безвкусная, словно жуешь и глотаешь мягкое дерево. Но даже совсем немного ее, той небольшой порции, что дал ей Йонан, вполне хватило утолить голод. Больше Келси есть не хотела.

Йонан первым прикончил свою долю и бродил теперь по краю поляны, на которую они вышли. Он опять надел шлем, и у него был виц часового. Келси слизнула с губ последние остатки пищи и спросила:

— Мы здесь заночуем?

Она внимательно наблюдала за его действиями, и потому сразу увидела, что он приподнял рукоять меча и направил ее в сторону рощи. Келси посмотрела на свой камень. Слабое свечение свидетельствовало, что сила в нем жива, но не проснулась, как делала это, когда им угрожала опасность.

— Безопасно, — сказал он, завершая свой обход древесной стены. Здесь действительно спокойно… — он прошел к центру поляны и провел рукоятью меча над травой. Металл слегка засветился. Йонан вонзил острие в землю, свечение усилилось. — Это убежище, — объявил он. — Испытай свой камень.

На этот раз цепь не противилась ее прикосновению, не выскальзывала из пальцев. Келси подошла к тому месту, где стоял Йонан, держа в пальцах камень. Он засветился заметно ярче.

— Иногда попадаются и такие места, — объяснил ей юноша, словно уверяя самого себя. — И многие рядом с опасностью… хотя мы не знаем, что придет первым: благословенный мир или Тьма.

Он опустился на землю, снова спрятав меч в ножны. Девушка, скрестив ноги, села напротив.

— Итак, мы в благословенном месте, — вызывающе произнесла Келси. — Но мы не можем унести его с собой и…

Продолжение ее слов заглушил вой, такой громкий, что кроме него ничего не было слышно. Келси схватила камень и почувствовала, каким он стал горячим: камень проснулся. С другого направления на вой ответил второй, такой же.

Подобное Келси уже слышала. Собака, которая вместе со всадником атаковала ее у каменных врат. Неужели они снова осаждены, здесь, далеко от помощи из Долины?

Йонан внимательно прислушивался. Уже стемнело, и тени начали выползать из-под деревьев и подбираться к ним по открытой местности. Вой раздался в третий раз — и опять с нового направления! Вокруг целая свора этих существ!

— Они… они придут сюда?

— Думаю, нет, — ответил Йонан. — Помни, это благословенное место. Проклятия и благословения слабеют с годами, но то, что бережет это место, ответило нам. А вот сможем ли мы благополучно уйти отсюда — это другое дело, — выражение лица у него было мрачное, и Келси вздрогнула. Она не хотела застрять в этом месте, каким бы безопасным оно ни казалось. Йонан снова вскочил, взял в руки меч и начал копать.

Полетели клочья травы, земля. Неужели он собирается выкопать ход? Келси отшатнулась: чего-чего, а снова попасть под землю она не хотела. Но тут она услышала, как меч обо что-то ударился, и Йонан еще быстрее стал раскапывать то, что лежало под землей. Он был так поглощен своей работой, что Келси не решилась спрашивать: все равно не услышит.

21
{"b":"20855","o":1}