ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Когда она спросила, кому мог принадлежать этот череп, какие существа умирали здесь… и здесь… и еще впереди, образуя отвратительный путь, Йонан покачал головой. И продолжал двигаться вперед, хотя она чуть не отказалась следовать за ним. Наконец они приблизились к первому из монолитов.

Столб того же серого цвета, что и черепа и деревья со стрелами, возвышался из зарослей, как гигантский палец, указывающий на небо, — если бы можно было разглядеть небо под нависающими ветвями.

Камень был выше Йонана и массивнее, и хотя он весь зарос, легко можно было разглядеть изображение слегка наклонившегося вперед существа, одна массивная рука которого или лапа с когтями была протянута вперед — к добыче.

Келси затаила дыхание. С того времени, как началось это ее невольное путешествие, она видела множество странных форм жизни, но эта была самая злобная: с согнутыми плечами, так что существо казалось горбатым, и едва заметной шеей с огромной головой, над которой конусом поднималась голая макушка. Но хуже всего в этом уродливом существе были глаза — глубокие, как ямы. И это оказались не просто дыры в камне, даже не вставленные в камень драгоценности…

Она посмотрела прямо в эти глаза и ахнула. Точно как у той собаки у врат, эти ямы были полны желтоватого пламени. Несмотря на то, что это чудовище высечено из камня, глаза у него — живые! Неужели в камне заключен кто-то живой — пленник без надежды обрести свободу?

Неосознанно Келси подняла колдовской камень, не глядя на него, потому что, не отрываясь, смотрела на желтое пламя в этих глазах-ямах.

— Нет! — Йонан схватил ее руку с камнем. — Нет!

Келси дернулась, страх ее усилился стократно. Но воин крепко держал девушку за руки, прижимая их к бокам, так что она не могла пошевелиться, не могла использовать свое единственное оружие.

— Это наблюдатель. Не надо ему ничего показывать, — сказал Йонан. Он повернул девушку, она оторвалась от желтых глаз и освободилась. Освободилась, вероятно, от одной из самых страшных опасностей этого места.

По-прежнему держа ее за руку, словно опасаясь, что она не прислушается к его предупреждению, Йонан потащил девушку за собой, ноги их в обрывках илбейна скользили по дороге из черепов.

— Оно наблюдает… оно живое!

— Не оно, а то, что смотрит через него, — возразил воин.

— Показав камень, ты могла бы уничтожить наблюдателя, но подняла бы тревогу…

Он остановился на полуслове. Рядом с гибельной тропой стояло еще одно существо. Похожее на первое, но вырезанное не из камня. Нет, это второе было из дерева. Для этого использовали какое-то гигантское дерево, и остатки его коры, заросшие мхом, образовывали шкуру существа. Те же самые глаза-ямы… Бросив беглый взгляд, девушка отвела глаза. Они тоже живые.

Она высвободилась из хватки Йонана и как можно быстрее пошла по дороге из черепов, чтобы избежать новой встречи с наблюдателями. И по пути лишь изредка бросала взгляды по сторонам, чтобы убедиться, что больше наблюдателей нет.

Воздух под деревьями был неподвижен, сильно пахло гнилой листвой, среди которой лежали черепа. Откуда-то повеяло теплом — но не тем защитным теплом, как от камня, а болезненным липким теплом, разлагающим дух и тело.

Однако дорога тянулась прямо, и девушка видела остатки срубленных при ее прокладке древних деревьев. Тут и там виднелись новые ростки, они расталкивали улыбающиеся черепа. Но статуй им больше не попадалось.

Не попадалось, пока они не прошли через заросли и не вышли на открытое место. Дорога черепов не кончилась на опушке, им даже показалось, что черепа уложены здесь плотнее.

— Дорога завоеванных, — впервые со своего предупреждения в лесу заговорил Йонан. — Очень старый обычай. Если выложить дорогу, по которой идешь, головами врагов, это делает победу наиболее полной, — но Келси едва слышала его. Она смотрела вперед, на массивное изваяние… существа, воздвигнутое там.

Если те два, что они видели в лесу, показались ей огромными и тщательно вырезанными, то что же можно сказать об этом?

Дорога черепов вела прямо к чудовищному брюху статуи, почти такой же огромной, как развалины, которые они обнаружили раньше. Руки ее были вытянуты и упирались в землю, как столбы, они поддерживали гигантское тело; существо наклонилось вперед и словно разглядывало приближавшихся людей.

12

В том месте, где громоздкое брюхо чудовища касалось земли, темнела дыра таких правильных очертаний, что была похожа на дверь… Дверь куда? Келси осмелилась бросить на нее быстрый взгляд. Но никакого адского огня не увидела — только темную пещеру.

От внезапного резкого звука девушка и сама чуть вскрикнула. Ведь этот зверь перед ней не живой, он не может кричать. Нет, кричали крылатые существа у него над головой: ярко-алые, хотя уже начинался вечер, только клювы и лапы чернели, подобно отверстию в конце дороги черепов.

Существа образовали круг над головой чудовища, но вот круг разорвался, и они устремились вниз. Йонан, в свою очередь, закричал, может, желая подбодрить себя, и взмахнул над головой веревкой с грузом. Но на этот раз охотился он не ради еды. Веревка полетела так быстро, что Келси с трудом различала ее, и обернулась вокруг длинной шеи одного из летунов, сбросив его на землю. Там он забился, пытаясь освободиться.

Однако Йонан уже приготовился и одним взмахом меча отрубил ему голову. Но тут же должен был увернуться от нападения другого летуна, устремившегося к нему с вытянутым клювом-кинжалом. И этот остался лежать на земле без головы, хотя и продолжал дергаться.

Третий устремился сверху на Келси. Девушка закричала и подняла камень. Она не надеялась отбиться: существо было в половину ее роста, а крылья такие широкие, что их трудно охватить взглядом.

Камень вспыхнул, и существо отвернуло в сторону. Келси, со страхом глядевшая ему вслед, заметила в этот миг кое-что еще. Из широкого клюва, занимавшего треть головы, показались два облачка красноватого дыма, никакое пламя не питало их; они поднялись вверх, не рассеиваясь, и образовали отчетливо видимое облачко. Уже сгущались сумерки, но этот дым или дыхание — был вполне различим.

Птицы снова напали на Йонана, решив, по-видимому, что с этим противником им легче справиться. Отмахиваясь мечом, он, чуть задыхаясь, крикнул Келси:

— Не позволяй им замкнуть круг. Разрывай!..

Она взмахнула камнем, не надеясь отогнать летунов, но заметила, что они отшатываются от искр, которые испускало ее единственное оружие. И девушка встала спиной к спине Йонана.

— Назад в лес? — отбиваясь, с трудом спросила она.

— Нельзя. Наступает ночь, — ответил он. И Келси поняла мудрость этого решения. От птиц-то они под деревьями спасутся, зато станут легкой добычей других в этом месте Тьмы. По крайней мере на открытом месте они видят нападающих.

Еще три птицы пали от меча Йонана, но остальные попрежнему пытались выстроить вокруг голов путников круг. И только постоянные удары Йонана не давали им замкнуть его.

Келси не понимала, почему они просто не улетят повыше, чтобы Йонан не смог до них дотянутся. Но, очевидно, им нужно было держаться возле земли и тех, кого они хотели захватить.

Девушка глубоко вдохнула и закашлялась, горло и глаза у нее горели. На них опускался дым, выдыхаемый чудовищами. Она отчаянно взмахнула цепью. Птиц это отпугивало, но на воздухе никак не сказывалось. Келси снова закашлялась, она чуть не задохнулась от воздуха, которым вынуждена была дышать. В носу и горле все горело. Глаза заслезились, так что она почти перестала видеть что-либо. Но девушка удерживалась на ногах и продолжала отгонять новую опасность — только камень тут ей не помог. Неужели она слишком надеялась на него, потому что раньше он ее не подводил? Всему есть границы, и они, вероятно, достигли своего предела.

Потому что Йонан тоже сильно закашлялся. Он отступил, прижавшись плечами к спине Келси, и она чувствовала, как кашель рвет его тело. Птицы снова закричали, как в самом начале, но теперь в их резких криках слышалось торжество.

27
{"b":"20855","o":1}