ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Йонан взял ее раненую руку и тут же выронил, словно его ударили. То, что держало цепь и камень во время нападения, продолжало действовать. Йонан осторожно поднес рукоять меча, прикоснулся к цепи.

Металл спокойно прорезал защиту, прошел в завиток цепи и отвел ее от раны, которая продолжала сильно кровоточить.

Келси ощутила, как в руке закололо, словно она отходила от паралича. Она пальцем коснулась цепи. При этом прикосновении рука ее наконец разжалась, и девушка смогла перехватить цепь и камень другой рукой.

Когда она села, пульс в руке ощущался почти также, как окружавшая их вибрация. Йонан перевязал ей руку обрывком одежды, вытряхнув из мешка на рану пыль от листьев илбейна, и положил руку ей на колени. Виттл замигала, повернула голову и посмотрела на них, как будто только что проснувшись. Йонан вытолкнул тело фаса за пределы звезды, снова начертил луч острием меча, но травы для укрепления звезды у него больше не было.

— Ты не победил… — Виттл нарушила молчание, продолжавшееся с момента нападения фаса. — Это просто ложный выпад, чтобы испытать наши силы.

«И для этого выпада выбрали меня, — подумала Келси, — как самую слабую». Но не стала говорить этого вслух. Йонан, должно быть, догадался, о чем она думает, потому что сказал:

— Однако они послали фаса. Чего никогда бы не сделали, если бы считали, что могут справиться с нами одной волей и силой. Они…

Келси снова надела на шею цепь, камень лежал у нее на груди, рядом с раненой рукой.

— А кто они? — раньше она пыталась узнать это у Виттл, теперь спросила Йонана.

— Древние… может, даже Великий, привязанный к этой земле. Но он застрял, со всей своей силой, в чем-то таком, чего не может ни переварить, ни подчинить, — Йонан снова начал прочерчивать линии звезды. — И вот в самом сердце его крепости… мы!

Виттл повернула голову. Лицо ее было лишено выражения, но глаза сверкали. Обратилась она к Келси, игнорируя воина:

— Что в тебе есть такого, чужестранка, что ты так противостоишь Тьме? Какими силами ты обладаешь?

Келси покачала головой.

— Я об этой силе ничего не знаю. А они вернутся? — одну схватку она выдержала, но выдержит ли вторую?

— Как он сказал, — Витал подбородком указала на Йонана, который стоял, слегка расставив ноги, словно готовился к схватке, внимательно глядя на туман над ручьем, — мы на территории, повелитель которой, кто бы он ни был, хочет нас уничтожить — или выгнать. Воин! — она чуть повысила свой скрипучий голос. — Смотри на свой меч. Худшее нам еще предстоит. Что делает человек с куском грязи на обуви? Стряхивает ее. Может быть, тот, кто владеет этой крепостью, не может здесь пользоваться всей своей силой, иначе будет повреждена его крепость. Поэтому он просто стряхнет нас…

И тут, словно ее слова были заклинанием, туман на ручье вновь неожиданно изменился: расступился, обнажил берег, тот самый, куда прыгнула Келси, — и застыл в таком положении. Это было ясное приглашение уходить.

Уходить, чтобы с ними легче справились в одном из коридоров, которые отходят от этой пещеры? Запястье у Келси пульсировало, другой рукой она сжимала камень, который совсем потускнел.

Йонан медленно пошел к тому месту, с которого произошло нападение зловонного существа из ручья. Он осторожно обогнул все еще подергивающуюся массу, лежавшую на песке, и встал на самом краю ручья. И протянул рукоять меча к ближайшей поросли грибов.

Те зашевелились, отступили от магического металла. Виттл, словно не желая отставать, взмахнула своим камнем, и слабое излучение точно так же подействовало на другое пузатое растение. Под рукой Келси ее собственный камень стал чуть теплее.

— Можешь заглянуть вперед? — Йонан повернулся к колдунье. — Может твой камень вывести нас отсюда?

Она пожала плечами.

— Кто знает? Но если останемся на месте, никогда не узнаем.

Келси прикусила губу. Покинуть этот единственный островок безопасности, пусть даже ненадежный, — нет, она с этим не согласна. Теперь боль от запястья перешла на всю руку, медленно прокладывая себе дорогу в тело. Келси не была даже уверена, сможет ли снова встать и идти. Но колдунья, как бы доказывая силу своего колдовства, миновала Йонана, двинулась вперед и, приподняв полы юбки, перепрыгнула через ручей. Йонан повернулся к Келси, протянул руку и снова поставил девушку на ноги.

— Она права, — сказал он. — Оставаться на месте и просто ждать, что еще вышлют против нас, глупо.

Келси позволила воину провести себя к краю ручья. Там она закрыла глаза в страхе, что из воды появится какой нибудь новый ужас, прежде чем они последуют за колдуньей. Но они перебрались без всяких помех со стороны того, что здесь жило. Однако окончательно выйти наружу — это совсем другое дело, и в глубине души Келси сомневалась, что это им удастся. Они будут бродить по лабиринтам коридоров, пока голод и жажда не ослабят их, и тогда людей легко одолеет какой-то другой слуга Тьмы. Она хорошо помнила псов Сарнов и самих страшных всадников.

Виттл шла впереди и углубилась в одно из отверстий, прежде чем они догнали ее. Боль, которая раньше жгла огнем, теперь сменилась оцепенением. Келси спотыкалась, но Йонан всегда готов был поддержать ее.

В коридоре было темно, только разбросанные полоски растительности испускали слабый свет; но их становилось все меньше. Келси на ходу прислушивалась, уверенная, что скоро услышит звуки преследования, но пока до них ничего не доносилось. Может, их каким-то образом гонят к месту, где с ними легче будет справиться? Виттл безостановочно шла вперед, уверенно делая выбор между проходами, но как она это делает, не объясняла.

Впереди появился свет, — не красный блеск, не болезненное свечение грибов, нет, серый свет, пробивавшийся из-за угла. Йонан подвел Келси туда, и неожиданно они оказались перед отверстием, Келси вскрикнула и отступила на два-три шага, иначе могла бы упасть.

Все трое выбрались на небольшую площадку, едва их вмещавшую. Они находились высоко в воздухе на краю монолита из красного камня. Келси здоровой рукой держалась за край отверстия, из которого они только что вышли. Но Йонан шагнул вперед и заглянул вниз.

Через мгновение он вернулся. Виттл как будто снова погрузилась в мрачное настроение, когда ее ничего не интересует.

— Мы на голове чудовища, — сообщил воин. — Нам нужно будет спуститься.

Келси, оберегая раненую руку, вспомнила, как возвышалась чудовищная голова над дорогой черепов. У нее нет никакой надежды спуститься. Неудивительно, что им дали беспрепятственно выйти. Она не сомневалась, что враг точно знает, где они находятся, и нарочно привел их сюда. Да ведь любой фас, выскочивший из этого отверстия, легко сбросит их в пропасть. Не говоря уже о Сарнах и их огненных стрелах.

— Пути вниз нет, — тупо пробормотала она.

Йонан снова поднял ее на ноги, не так мягко, как раньше.

— Путь есть! — говорил он настойчиво, чуть не кричал в уши.

— Смотри! — немного погодя показал он.

Прямо под ними начинался выступ; время не пощадило его, там виднелось множество углублений, за которые можно ухватиться. Пожалуй, если бы не больная рука, она могла бы спуститься. Но с одной рукой нечего даже и пытаться. Однако, похоже, Йонан и это учел.

Прежде чем она смогла возразить, он расстегнул пряжку и снял свой пояс. Потом снова протянул к ней руку.

— Твой пояс! — потребовал юноша. Девушка попыталась одной рукой снять его, но он отвел ее руку и сам расстегнул пряжку. Потом сцепил оба пояса вместе, проверил на колене крепость соединения. Сделал петлю, надел на здоровое плечо девушки и подвел ее краю.

— Спускайся!

Келси хотелось уйти с края, но она сжала зубы и упрямо поползла, на мгновение повиснув в пустоте, глядя не вниз, а только на камень перед собой; но вот наконец она уперлась ногами в выступ на каменной голове чудовища и заглянула в отверстие его глаза. Отдернулась и постаралась держаться как можно дальше. Ибо ей показалось, что там, далеко внутри, мелькают отражения пламени, которое она видела в зале смерти.

33
{"b":"20855","o":1}