ЛитМир - Электронная Библиотека

— Нет, нет, мы должны вернуться назад! — Голос Кадии прервался, она застонала и прикрыла рукой глаза. Голова разрывалась от боли. Почему надо вернуться? Она знала, что для этого есть причина. Очень серьезная…

— Скверная новость, Пророчица. — Джеган подошел ближе к кушетке, на руке у него свисал пояс с ножнами. — Твой талисман… — начал он, но тут же замолчал.

Ясность мысли наконец вернулась к ней. Она поняла, что ножны пусты, и вспомнила все. — Мы не можем вернуться к островам, — говорил Киви Омин. — Я не собираюсь рисковать своим судном, сражаясь с дикарями. Я капитан торгового, а не боевого корабля. Я согласился доставить вас на один из Винд-лорских островов, а потом отвезти обратно. И только. Если вы по какой-то причине не хотите плыть в Талоазин, мы можем зайти в Курээ или другой зинорский порт пополнить запасы провианта и воды и двинуться дальше на восток Но о возвращении не может быть и речи.

Кадия заставила себя сесть прямо. Ее глаза расширились, лицо исказилось от гнева, и она заговорила низким хриплым голосом:

— Мы должны вернуться. Я потеряла Трехвекий Горящий Глаз! Вы понимаете, что это значит?

Капитан отшатнулся от нее, как от безумной.

— Нет, не понимаю, госпожа. Ваши друзья сказали, что это большая беда, но случилась она по вашей вине, а не по моей, и расхлебывать эту историю вы должны сами. Я не буду рисковать кораблем и командой ради безнадежной попытки отыскать волшебный меч. Пока вы лежали без чувств, вайвило быстренько сплавали к тому месту, где были потоплены ваши лодки. Они выяснили, что талисман угодил в очень глубокую трещину между рифами. Даже алиансы не умеют нырять так глубоко. Талисман утерян навсегда.

— Нет, — прошептала она, страдальчески опуская веки. — О нет. — На лбу у нее выступила испарина, долгое время она хранила молчание. Джеган встал возле нее на колени и взял ее безжизненную руку в свои.

Капитан обменялся взглядами с Ламмому-Ко, потом резко повернулся и вышел из каюты.

Когда Кадия снова открыла глаза, выражение лица у нее было решительное. Она сказала:

— Друзья мои, Киви прав. Я не имею права требовать от него помощи. Если он не хочет возвращаться, придется найти другого шкипера, который согласится на это. К счастью, у меня еще много денег. Пусть Киви Омин высадит меня в Курээ. Вы конечно же можете плыть дальше в Вар, а потом по реке Мутар в Рувенду…

— Нет, — спокойно возразил огромный вождь вай-вило.

Стоящие торчком уши Джегана задрожали от негодования, огромные золотистые глаза расширились.

— Пророчица, неужели ты думаешь, мы оставим тебя?

Она взглянула сначала на одного, потом на другого.

— Без талисмана я уже не Большеглазая Дама, я недостойна называться Великой Защитницей народа. Я никто. Просто Кадия.

Она спустила ноги с кушетки и коснулась ими пола. Ее лодыжки были покрыты синяками и царапинами от когтей.

— Шансы отыскать мой талисман ничтожны, зато велика вероятность того, что алиансы постараются довести до конца свое черное дело, которое не удалось с первой попытки.

— Тем не менее, — сказал Ламмому-Ко, — мои братья вайвило и я сам — мы остаемся с тобой.

Глаза Кадии заблестели от слез. Она встала и покачнулась: высокий абориген и его маленький товарищ взяли ее под руки и подвели к маленькому столику около иллюминатора. Она села на скамью.

— Благодарю вас, дорогие друзья. Со временем моя сестра Харамис обнаружит, что произошло, хотя теперь у меня нет возможности связаться с ней. Она наверняка найдет способ помочь нам. А пока давайте займемся капитаном Киви Омином и его командой. Я начну снимать копии с карт капитана, хотя еще и не совсем оправилась.

Она взглянула на вождя вайвило.

— Ламмому, ты и твои воины должны расспросить моряков о Виндлорских островах: о съедобных растениях, о том, что ядовито или опасно для жизни, об их населении. Тем морякам, которые вам помогут, мы заплатим.

— А я, Пророчица? — спросил Джеган. Она криво усмехнулась.

Узнай как можно больше об искусстве мореплавания, старина, и я займусь тем же. Боюсь, единственное, что нам остается, — это самостоятельно плыть к Виндлорским островам.

ГЛАВА 4

Королевская галера обогнула мыс и направилась к Жемчужной гавани. Тут же трое ребятишек оказались на мачтах и начали карабкаться по вантам, оплетая их руками и ногами, как лианы оплетают деревья, а нянька знатных отпрысков Имму из племени ниссомов смотрела на них снизу, с палубы, и тщетно пыталась криками заставить спуститься.

— Еще корабли! В гавани полным-полно больших кораблей! — Одиннадцатилетний наследный принц Никалой с маленькой подзорной трубой в руке взобрался на самую высокую мачту. — Два из Имлита, один из Са-борнии, на трех — знамена Галанара и… посмотрите! Четыре из Рэктама! Видите вон ту огромную черную трирему? Она вся раззолочена, на ней больше сотни флагов! Должно быть, это корабль самой злой королевы Ганондри!

— Теперь моя очередь смотреть! — ныл принц Толивар. — Ники любовался все утро! Я хочу посмотреть на злую королеву! — Ему было восемь лет, но выглядел он младше из-за своей хрупкости. Когда Никалон отказался дать ему подзорную трубу, он стал плакать. — Джен, Джен, скажи ему!

— Немедленно спускайтесь! — звала их Имму. — Вы что, не знаете, что мама запретила вам безобразничать?

Но дети не обращали на няньку внимания. Сколько королева Анигель ни пыталась обуздать их, они все равно своевольничали и даже наказания воспринимали жизнерадостно.

Принцесса Джениль, десятилетняя, развитая не по годам девочка, сказала:

— Не плачь, Толо, сейчас я разберусь с этим жадиной Ники. — Она подобралась поближе к старшему брату, начала раскачивать канаты, и скоро оба повисли на высоте десяти элсов над палубой, так что бедная Имму заорала от ужаса. Но для проворной принцессы отобрать подзорную трубу у беззащитного перед ней Никалона было привычным делом. Она вернулась к Толивару, и они стали по очереди смотреть в трубу. А принц Никалон, беспечно хохоча, полез еще выше, к вороньему гнезду.

Эту подзорную трубу подарил им отец, король Антар, как раз перед отплытием из дома. Она не походила на обычные морские бинокли. Эта была уникальная волшебная вещица Исчезнувших, сделанная из черного материала — не металла и не дерева, а из чего-то непонятного. Сбоку располагались три цветные кнопочки: стоило нажать на них, и они переносили наблюдаемую сцену ближе, ближе и совсем близко. А если надавить на серебряную клавишу, то можно смотреть в трубу и ночью, правда, в темноте изображение получалось размытое, видны были лишь зеленоватые силуэты. Подзорная труба казалась живым существом, а не вещью, так как работала, только если на нее падал солнечный свет. Однажды во время плавания принц Толивар, притворившись, что потерял трубу, спрятал ее на весь день в свой саквояж, в надежде поиграть с ней в одиночестве. Но когда он извлек ее и посмотрел, то увидел одну черноту и с плачем побежал к королю. Отругав его за жадность, отец объяснил, что подзорная труба питается солнечной энергией, как и многие другие чудесные машины Исчезнувших.

Теперь Толо рассматривал огромный корабль рэктамской королевы-регентши Ганондри. В отличие от лабровендского флагмана, имевшего два ряда весел по бортам, на нем было три ряда. Он был вдвое длиннее, с гигантским тараном на носу, который использовался при нападении на другие корабли. Паруса на грот и фок-мачте украшали эмблемы пиратского государства в виде стилизованных языков пламени. Толо был разочарован: он не увидел и намека на смертоносное морское оружие, которое, как он знал, поливало вражеские суда расплавленной серой и забрасывало раскаленными докрасна камнями. На полуюте, вокруг золотой спинки трона толпились дамы, одетые в блестящие платья, и рыцари в доспехах.

— Злая королева, должно быть, еще в постели, — сказал сестре Толо. — На корме корабля я вижу ее трон — он пуст. Посмотри, Джен.

Принцесса Джениль взглянула в волшебную трубу. — Какой красивый корабль! Наверное, рэктамцы страшно богаты!

10
{"b":"20859","o":1}