ЛитМир - Электронная Библиотека

— Харамис, ты простофиля!

Потом она снова вытащила талисман, подняла его и стала отдавать приказания.

ГЛАВА 7

Прижавшись теснее друг к другу, Кадия, Джеган и пятнадцать великанов из Тассалейского леса остановились около таверны — последней, в которую они еще не заходили. Не переставая грохотал гром, на раскачиваемой ветром бамбуковой вывеске позвякивали колокольчики. Даже неграмотный путник догадался бы, что внутри этого заведения его ожидают еда и выпивка.

Кадия сказала:

— Вдруг в этой крысиной дыре судьба улыбнется нам. Нужно скорее отправляться за талисманом, скорее нанять судно — меня мучает ужасное предчувствие. Джеган, ты, как всегда, прикроешь тылы, не спускай глаз с города. Возможно, слухи о нашем прибытии уже опередили нас. Ламмому-Ко, пожалуйста, прикажи своим воинам умерить пыл: если кто-то в таверне начнет дразнить или оскорблять нас, пусть они сдерживают себя или хотя бы не начинают драться, пока я не опрошу всех шкиперов.

Самый высокий вайвило, чье некогда изысканное одеяние превратилось в грязную тряпку из-за свирепствующего в Курээ ураганного ливня, ответил:

— Если зинорские слюнтяи все-таки откажутся сдать корабль в аренду, мы можем вернуться к прежнему плану и плыть самостоятельно.

— Мне страшно не хочется этого, — сказала Кадия. — В такую ужасную погоду без опытных моряков на борту мы вряд ли доберемся до Виндлорских островов живыми.

В разговор вмешался юный вайвило по имени Лам-Са, тот, который помогал Ламмому-Ко спасать утопающую Кадию:

— Но ведь моряков можно и уломать!

Когда он проговорил эти слова, его острые клыки устрашающе сверкнули, а друзья-воины зловеще заухмылялись.

— Нет, — осадила их Кадия. — Одно дело — потребовать судно и оставить за него плату, и совсем другое — похитить команду. Скорее я соглашусь потерять свой талисман навеки, чем возвращать его таким способом. Я молила Владык воздуха о помощи. Думаю, нам все-таки удастся найти корабль.

Неожиданно для всех ниссом Джеган коротко вскрикнул. Он замер, зрачки его желтых глаз расширились. Он уставился в небеса, не обращая внимания на дождь, хлещущий по его плоскому, широкому лицу.

— Что случилось, старина? — воскликнула Кадия. Но маленький человечек стоял как вкопанный, не отрывая взгляда от невидимой точки. Наконец спустя несколько минут он медленно пришел в себя, глаза его перестали сверкать, а тело расслабилось. Он посмотрел на Кадию изумленно и прошептал:

— Белая Дама! Она говорила со мной!

— Что? — вскричала пораженная Кадия.

Джеган обхватил голову руками, словно пытался удержать разбегавшиеся мысли.

— Пророчица, она говорила со мной! Ты знаешь, что мы, народ Болот, умеем общаться без слов с подобными нам, хотя и не так искушены в телепатии, как наши братья уйзгу и виспи. Ты сама много раз разговаривала со мной на расстоянии с помощью талисмана. Но Белую Даму я слышал впервые.

— Что же она сказала? — Кадию распирало любопытство.

— Она… она называла свою священную особу простофилей. Ей очень надо было поговорить с тобой, но после того, как ты потеряла талисман, она не могла этого сделать. И только сейчас догадалась поговорить со мной, чтобы я передал тебе весть от нее. Она забыла, что я рядом с тобой, думала, ты путешествуешь с одними вайвило, которые почти не восприимчивы к мысленной речи на больших расстояниях.

— Ну, ну… и что же это за весть? — Так вот, Пророчица, отвратительный колдун Портоланус на быстроходной галере плывет на юг, чтобы завладеть твоим талисманом.

— О Триединое Божество!

— Белая Дама говорит, что, если мы немедленно отплывем из Курээ, у нас еще есть шанс добраться до талисмана раньше его.

— А она не сказала, как я смогу достать его? — нетерпеливо спросила Кадия.

— Твоя сестра Анигель тоже гонится за колдуном. Если вам обеим удастся встретиться в месте, где был потерян талисман, Белая Дама полагает, что талисман королевы поможет вернуть твой.

— Джеган, если такое могло бы…

Но в это мгновенье дверь находившейся напротив них таверны рывком распахнулась. На улицу вырвался сноп света, до Кадии и ее друзей донеслись звуки визгливой музыки, шум голосов, пьяный смех и крики. Через минуту в дверном проеме показались двое дюжих мужчин в грязных фартуках. Они тащили упирающегося, вопящего человека. На нем был экзотический наряд: заправленные в высокие красные сапоги черные шелковые панталоны, сшитая из разноцветных кусочков кожи куртка, красивый красный плащ и широкополая шляпа с черными перьями и малиновыми лентами, надвинутая так низко на лоб, что он не мог ничего видеть. Кадия тоже не могла разглядеть его лицо. Он тщетно пытался вырваться из цепких рук своих обидчиков.

— Помогите! Воры! — вопил он. — Свиньи! Грязные мошенники! Отпустите меня! Вы мне кости переломаете!

Двое вышибал перекинули его через порог и захлопнули дверь. Человек пулей вылетел на улицу и приземлился посередине грязной мостовой. Надвинутая на лицо шляпа спасла его рот от скользкой глины. Он лежал и жалобно постанывал, а дождь молотил по его спине и намокшим обвисшим перьям.

Кадия наклонилась над ним, перевернула и размотала ленты шляпы, открывая лицо. Он с облегчением вздохнул, и Кадию обдало перегаром. Его мутные глаза наконец открылись.

— Привет, милашка. Что делает на улице такая симпатюлечка в эту отвратительную ночь?

Но тут в поле его зрения попала группа обступивших его вайвило, и он возобновил свои пьяные причитания:

— Сюда! На помощь! Б-бандиты! Монстры! На м-ме-ня напали морские оддлинги! Помогите!

Кадия хладнокровно заткнула ему рот завязкой плаща. Он дернулся, икнул и умолк.

— Успокойтесь. Мы не собираемся обижать вас. Мы всего лишь путешественники из Рувенды, и это не дикие морские оддлинги, а мои друзья, цивилизованные вайвило. Вам больно?

Человек расслабился. Его глаза с красными прожилками перестали бешено вращаться. Он покачал головой.

Кадия кивнула Ламмому-Ко. Вдвоем они поставили человека на ноги, импровизированный кляп выпал изо рта. Он стоял, дрожа, бормоча что-то нечленораздельное, а Джеган выудил его злополучную шляпу из уносившего ее ручейка и нахлобучил ему на голову.

— Я — Кадия, еще меня называют Большеглазой Дамой, а это — вождь народа, обитающего в Тассалейском лесу, его зовут Ламмому-Ко, и его воины. Все они мои друзья. Мы собирались зайти в таверну, как вдруг появились вы.

Мужчина горестно хрюкнул и сдвинул шляпу на затылок. Потом вытащил из рукава огромный носовой платок и начал вытирать лицо. Он был настолько пьян, что они с трудом понимали его речь.

— Когда… грязные подлые мерзавцы… выкинули м-мня! Облапошили м-мня, как младенца… обжулили в кости… вытащили мой кошелек… и эт-та после того, как выманили у м-мня все деньги за товар! О-ох, как мне плохо…

Его начало рвать, и Ламмому-Ко вместе с другим воином поддерживали его за плечи. Завывал ветер, вовсю лил дождь, а колокольчики на вывеске таверны все так же весело позванивали. Когда несчастный немного оправился, Кадия спросила:

Кто вы такой и как у вас украли кошелек?

Меня зовут Лй-Вунли… я чесс-ссный моряк из Окамиса. — Он недоверчиво посмотрел на нее. — Вы знаете Окамис? Самая в-велик-кая стр-рана в мире! Республика — а не занюханное королевство вр-роде Зи-но-ры! Будь проклят тот день, к-когда я поп-лыл в Зинору! Надо было в-везти товар в Имлит, х-хотя они и не платят так хорошо!

Глаза Кадии просияли.

— Значит, вы моряк?

Ли-Вунли выпрямился и гордым движением запахнул полы плаща.

— Искусный моряк! Я к-капитан отличного торгового судна «Лития». Я назвал его в честь моей дорогой, моей драгоценной жены! — Он икнул и залился пьяными слезами. — Она убьет меня, моя Лития! Она р-разне-сет меня на куски и продаст в рабство в Саборнию!

Кадия обменялась взглядами с Ламмому-Ко. Он кивнул и медленно повернул голову к своим воинственным сородичам, которые уже улыбались, предчувствуя удачу.

21
{"b":"20859","o":1}