ЛитМир - Электронная Библиотека

— Значит, ты все-таки не уверена, что мы с Кади первыми доберемся до талисмана?

— Нет, — сказала Харамис. — Ты должна не только горячо молить Владык воздуха придать вам скорости, но и упросить свой талисман помочь тебе.

Анигель в отчаянии всплеснула руками.

— Я не умею обращаться с талисманом так, как ты! Я пользуюсь только обзором, а когда даю другие команды, иногда он подчиняется, иногда — нет. Я не Великая Волшебница!

Харамис вздохнула.

— Знаю, что для тебя и Кадии поведение талисманов по-прежнему остается загадочным. Просто мой талисман чуть более общителен. Но сейчас я в пути, и, может быть, мне удастся решить эту проблему…

— Ари, ты должна рассказать мне, куда отправилась. Я наблюдала за тобой и видела, что ты летишь над высокими горами на спине ламмергейера…

— Сестричка, пока я ничем не могу помочь вам. Забудь обо мне. Напряги все свои силы, весь ум и вытащи из моря Трехвекий Горящий Глаз. С каждым часом промедления мир все больше расшатывается. А теперь прощай, пусть Бог и Владыки воздуха защитят тебя от Портолануса.

Лабровендский флагман лег в дрейф, и матросы попытались спустить на воду шлюпку, которая доставила бы Анигель на «Литию». Но море было столь бурным, а ветер столь сильным, что, едва коснувшись воды, шлюпка тут же перевернулась, а вместе с ней оказался в море и смельчак, вызвавшийся сесть на весла.

— Этот способ безнадежен, мадам, — сказал капитан Велинкир.

Барахтавшегося в волнах матроса вытащили. «Лития» находилась в четверти лиги от флагмана, наполовину скрытая гигантскими водными валами. Анигель рассказала о своем намерении Джегану, а он передал Кадии и капитану Ли-Вунли.

— Значит, нам нужно придумать что-то другое, чтобы перенести меня на судно Кадии, — сказала Анигель. Она переоделась в непромокаемый матросский костюм и накрепко приколола талисман к белокурым волосам.

Лаборнокский капитан покачал головой.

— Мадам, ничего не могу предложить вам.

— Тогда попросим Джегана посоветоваться со шкипером «Литии», — упрямо заявила Анигель. Она закрыла глаза, обратившись к талисману, а когда через несколько минут снова открыла их, решение было найдено. — Капитан из Окамиса предлагает использовать спасательную люльку — или что-то вроде этого.

Окружающие ее моряки заговорили все разом — это предложение вызвало у них ужас. Сам Велинкир чертыхнулся и тут же стал неуклюже извиняться:

— Мадам, я слышал об этом, приспособлении, но предлагать вам воспользоваться им — чистое безумие.

— Опишите его.

— Нам нужно будет опять плыть вперед с почти спущенными парусами. Окамисское судно должно очень аккуратно уравновесить свои штормовые паруса, чтобы его скорость точно совпадала с нашей, кораблям придется идти как можно ближе друг к другу. Потом мы должны, выстрелив из катапульты, перебросить на их корабль линь, который потянет за собой прочный трос и такелажное устройство. Оба корабля окажутся соединенными между собой подобием подвесного моста. Вам придется обвязаться чем-то вроде спасательного пояса с кольцом, которое будет прикреплено к тросу. Люди на «Литии» будут тянуть за канат и перетащат вас через бездну.

Во время объяснения капитана лицо Анигель стало белым, но она заставила себя улыбнуться.

— Я сделаю это.

— Нет, моя королева, ни в коем случае! — воскликнул Велинкир. — Если корабли внезапно разойдутся или один уплывет вперед из-за сильного порыва ветра, канаты оборвутся, и вы упадете в море. А если корабли неожиданно сблизятся, вы опять же упадете в море из-за того, что канаты провиснут, и вы будете раздавлены корпусами кораблей.

— Я должна сделать это, — просто сказала она. — Это единственная возможность спасти короля и детей. Подготовьте все, капитан, а я свяжусь с Джеганом, чтобы на «Литии» тоже все было готово.

Плотник с флагмана тут же начал мастерить спасательную люльку — дубовый кружок не больше элса в диаметре с двумя отверстиями, сквозь которые были продернуты жгуты из прочной грубой холстины. Жгуты привязывались к тросу. Почти целый час корабли занимали нужную позицию. К этому времени стемнело. Велинкир сам встал к штурвалу, чтобы курс корабля был неизменным. «Литий» оказалась не столь послушной, она находилась на расстоянии около двадцати элсов, и ее бросало вверх-вниз, так что максимально выровнять скорости так и не удалось.

Теперь между помощниками капитанов двух кораблей велась бесконечная перекличка, их голоса заглушал завывающий ветер. Кадия с Джеганом и высоким вай-вило подошли к борту. Они с Анигель крикнули друг другу несколько подбадривающих слов. Для более пространного разговора с помощью талисмана не было времени. ,

Вместе с Имму, Эллинис и Ованоном Анигель наблюдала за тем, как перебросили первый линь. Потом было приведено в порядок остальное снаряжение. Первый помощник с флагмана заверил Анигель,. что небольшие изменения в расстоянии между двумя кораблями могут регулироваться с помощью специального устройства. Конечно, возможны неожиданные толчки, способные напугать ее. Трое сильных матросов подошли к Анигель и преклонили колени, прося благословения. Потом они встали к лебедке, с помощью которой собирались натягивать или ослаблять трос при резких движениях и толчках.

На «Литии», чья палуба располагалась на десять элсов ниже палубы флагмана, трос прикрепили к основной мачте. Блок с такелажем располагались чуть ниже: сам Ламмому-Ко вызвался тянуть Анигель настолько плавно, насколько будет возможно. Канаты трещали, люди, стоящие у лебедки, проверяли натяжение троса. Наконец первый помощник капитана решил, что подвесная дорога готова. Анигель поцеловала Имму, Эллинис и Ованона. Потом она ступила на дубовый круг, обвязала пояс вокруг талии, ее подняли в воздух и перенесли через поручни борта.

Флагман нырнул вниз, а «Лития» поднялась. На какой-то момент люлька, подвешенная к тросу, оказалась на одном уровне с огромной серой волной. Анигель окатывала вода, она болталась в воздухе, как марионетка. Потом флагман подпрыгнул, а «Лития» опустилась вниз. Трос над головой Анигель звякнул и напрягся, затем чуть-чуть провис. Анигель внезапно остановилась, покачиваясь, а потом опять стала медленно передвигаться. Теперь суда шли, словно по волшебству, на одной скорости и в одном и том же направлении, несмотря на бушующие волны, как пара странных, неравных, но опытных танцоров.

Люлька двигалась очень быстро, Анигель уже преодолела больше половины расстояния между кораблями. Она даже ухитрилась махнуть рукой столпившимся у борта «Литии» людям. Между корпусами кораблей на мгновение образовалась водяная яма — они были в самой нижней точке падения. Анигель легко скользила вниз по туго натянутому тросу, ее тащили не только мускулистые руки Ламмому-Ко; но и сила гравитации. Потом корабли стали одновременно взбираться на гребень новой гигантской волны.

И вдруг ветер затих. Анигель показалось, что «Лития» несется прямо на нее. Трос, к которому крепилась люлька, провис, и, вместо того чтобы скользить по нему, Анигель стала медленно падать вниз, в воду. Она услышала, как на «Литии» закричали, и с ее собственного флагмана донесся вопль женщины-аборигенки. Два корабля сближались. Еще минута — и она коснется воды.

— Талисман, спаси меня! — закричала она.

Ветер завыл, выравнивая суда. С легким звоном трос снова напрягся, Ламмому-Ко разжал руки и опрокинулся на палубу. Анигель как стрела понеслась к маленькому суденышку. Она понимала, что в следующее мгновение разобьется о палубу…

И вдруг она зависла в воздухе.

Ветра не было.

Не было ни бушующего моря, ни болтающегося корабля. И «Лития», и морские волны стали неподвижны, словно превратились в камень.

Анигель, казалось, спокойно висела в воздухе, над ее головой по-прежнему были канаты, но они застыли, как замороженные. Она не смела дышать. Сама жизнь замерла.

А потом было разрешено двигаться — но только ей одной в мире. Она добралась до «Литии», перемахнула через борт и мягко приземлилась, все еще держась за жгуты спасательной люльки. Вокруг нее толпились ошеломленные вайвило. Джеган напоминал маленькую статую с широко раскрытыми желтыми глазами и разинутым от изумления ртом, а Кадия…

30
{"b":"20859","o":1}