ЛитМир - Электронная Библиотека

Маленький человечек опустил голову.

— Это ваш талисман, а я ваш слуга, Белая Дама.

Он поцеловал ей руку, потом надвинул на торчащие уши кожаную шапочку и отважно шагнул в черную дыру.

Громко звякнул колокольчик, и дорок Шики исчез. Харамис окликнула его, но не услыщала даже эха своего голоса — один затихающий, удаляющийся звон.

Теперь настала моя очередь, сказала она себе. Ужасная мысль пронзила ее: «Может быть, Портолануса тоже вызывали? Может быть, его вызывали даже дважды?»

Какой смысл таится в этом странном путешествии? Неужели могущественный Скипетр Власти, состоящий из трех талисманов, нуждается в чем-то, находящемся так далеко, что ей и не снилось? Ей страшно захотелось посоветоваться с сестрами, рассказать им об этой новой загадке, попросить поделиться с ней силой и решимостью перед тем, как окунуться в неведомое! С храброй Кадией! С любящей, преданной Анигель!

Но почему она, самая нерешительная, должна быть главной?

Нет, подумала она. Она не будет обременять их своими проблемами. Она сможет и сама подавить эту проклятую дрожь и последует примеру старины Шики…

Харамис обеими руками ухватилась за талисман и шагнула в отверстие тоннеля. Ее тут же окутала удушливая тьма, и она повисла в пустоте. Она не испытывала боли, но ей показалось, что мозг разорвался от оглушительного звона.

И тут же она поняла, что ноги коснулись чего-то твердого. Шуршащая галька. Вокруг по-прежнему было темно, но она знала, что это всего лишь тьма ночи, а не волшебное отсутствие света. Когда глаза привыкли к темноте, она увидела даже звезды, едва различимые в небе, которое начинало приобретать странный темно-красный цвет. Еще слышался шум, словно на берег накатывают ненова отступают легкие волны. Ее лица коснулся слабый ветерок, несущий прохладу.

Морское побережье.

Вдалеке в воде плавали какие-то громадины — светящиеся видения кораблей. Но человек не мог построить такие огромные корабли. Они были как острова, как небольшие горы, и каждая громадина излучала голубоватое или зеленоватое сияние. Крохотные волны увенчивала такая же светящаяся пена.

Теперь красно-черное небо начало меняться. На далеком горизонте выросло перламутровое пятно, потом появились другие перламутровые столбы света — всего пять: они покачивались как призрачные растопыренные пальцы, затем столбы расширились, стали ярко-розовыми, белыми, зелеными и превратились в разноцветную завесу. Небо отражалось в гигантских айсбергах и освещало странный ландшафт за спиной Харамис — пустынные голые холмы, на которых местами белел снег.

Поднимался ветер.

— Где я? — прошептала Харамис.

— На побережье моря Авроры.

Вот чем объясняется фантастический цвет неба! Это северное сияние, редкое явление природы, о котором она читала, но никогда не видела своими глазами: оно бывало только на крайнем севере. Постоянно меняющиеся краски были так ослепительно прекрасны, что она забыла, зачем прибыла сюда…

«Ты не должна забываться, Харамис. Тебе нужно многому научиться!»

Она чуть не закричала. Мысленная речь не принадлежала ее талисману.

— Это вы, Великая Волшебница Моря? — позвала она. — Где вы?

«Иди по светящейся дорожке».

Теперь сияние распространилось по всему морю, а рядом с тем местом, где она стряла, вода, казалось, отвердела, превратившись в подобие чистой сверкающей льдины, усыпанной миллионами крошечных алмазов. Пока она смотрела на нее, ледяная дорожка удлинялась, протягивалась от самого берега до высочайшего из сверкающих айсбергов.

«Выдержит ли она мой вес?» — спросила себя Харамис. Прохладный ветерок заставил ее задрожать. Она протянула ногу. Лед слегка заскрипел, но не треснул.На другом конце узкой светящей дорожки колыхалась черная морская рябь, но сама она была прочна, как железо.

Завернувшись в плащ Великих Волшебников, Харамис пошла к морю.

ГЛАВА 11

— Госпожа, если карта, с которой вы сверяетесь, верна, — сказал Кадии капитан Ли-Вунли, — то мы находимся приблизительно в паре лиг от того места, где утонул ваш талисман.

Когда хозяин судна позвал Кадию и Анигель, они уже сами спешили на палубу «Литии». Судно медленно плыло к югу вдоль изрезанного берега Консульского острова, оставаясь на приличном расстоянии от него.

Последние три дня «Лития» курсировала между Виндлорскими островами, и на дозоре стоял человек, который должен был известить команду о появлении рэкгамских пиратов или враждебных местных жителей.

Они заплыли уже далеко, но не заметили ни единого корабля. Иногда виднелись дымки над поселениями алиансов да небольшие группки аборигенов, удивших рыбу на отмелях. От талисмана Анигель было мало пользы: среди скопления островков пиратская трирема не просматривалась. Правда, королева довольно отчетливо могла разглядеть это огромное судно, но определить его точное местоположение на карте было невозможно. Маленькие острова так походили один на другой, да и карта не отличалась точностью. Так что для них оставалось загадкой, опередили их пираты или остались позади.

Талисман дал понять, что за продвижением «Литии» из тайных укрытий следят немало алиансов. Так как народ Моря обладал способностью связываться со многими островами с помощью телепатии, все алиансы, несомненно, знали, где находится пиратский корабль. Но когда с ними заговорили ваивило, алиансы отказались отвечать, а когда королева попыталась послушать их разговоры с помощью талисмана, то с огорчением узнала, что между собой они говорят на особом непонятном наречии, а не на том общепринятом торговом диалекте, основанном на человеческом языке, который они использовали во время злополучного совещания с Кадией.

Лишенные сведений о местонахождений своих врагов, обе сестры могли только тормошить капитана Ли-Вунли, уговаривая его развить наибольшую скорость при еле заметном ветерке, и молиться о том, чтобы добраться до места потери раньше Портолануса.

— Благодаря вам мы так быстро доплыли до Консульского острова, капитан, — ласково сказала ему Ани-гель. — Удивительно, как вам удавалось плыть ночью в этом лабиринте из скал и рифов, которые окружают нас.

Взглянув через плечо на вайвило, приводившего в порядок парус, Ли-Вунли прошептал:

— Этим мы обязаны жителям Леса, королева. Эти парни с огромными глазами обладают каким-то особым чутьем, помогающим им распознать препятствия под водой. Ночь для них ничем не отличается от дня, а плавание по мелководью — от путешествия по их родным речкам.

— Залив, на берегу которого стоит поселок великого вождя Хор-Шиссы, находится, кажется, как раз за этим мысом, — сказала Кадия, склонившись над измятой картой. — Я не могу понять, почему нет ни одной лодки аборигенов, почему никто не препятствует нам. Когда мы были здесь в последний раз, нас встретило множество каноэ с двадцатью воинами в каждом. Они провожали нас до места стоянки. Это произошло, когда Мы находились гораздо дальше от поселка вождя, чем сейчас.

— Может быть, у морских оддлингов есть веские причины, чтобы не покидать берег, — заметил Ли-Вунли. Его обычно жизнерадостное лицо под широкополой шляпой с перьями сейчас было невесело. — Великая королева, взгляните-ка еще разок за этот мыс с помощью вашего волшебного обруча.

— Хорошо.

Анигель закрыла глаза и дотронулась до венчавшей ее голову сверкающей диадемы.

— Ой, там пиратская трирема с опущенными парусами! Я вижу, что она уже бросила якоря!

— Гром и молния! — воскликнул Ли-Вунли — Свистать всех наверх! Рулевой! Готовься к остановке!

Выкрикивая команды, он убежал, судно стало замедлять ход и наконец остановилось.

— Живо! — сказала сестре Кадия. — Рассмотри пиратский корабль повнимательнее. Спускают ли они шлюпки с баграми? Делают что-нибудь похожее на попытку вытащить мой талисман?

Анигель некоторое время молчала, глаза ее оставались закрытыми.

— Нет, не вижу ничего подобного. Матросы тянут канаты и закрепляют спущенные паруса, рэктамский адмирал разговаривает с одним из офицеров… Говорит, что они только что прибыли к Консульскому острову. Они не могли плыть ночью, опасаясь наткнуться на рифы. Кажется, у Портолануса есть волшебный прибор, позволяющий измерять глубину воды, но он не очень точно работает. Поэтому каждую ночь трирема вставала на якорь. Ради Цветка! В скором времени на палубе покажется сам Портоланус со своими подручными!

34
{"b":"20859","o":1}