ЛитМир - Электронная Библиотека

Не владея собой, я громко застонал. Колдун пробудился. Я назвал его лжецом и грязным убийцей и выхватил свой охотничий нож, успокоившись только тогда, когда он пригрозил мне волшебным жезлом.

На людей это действует именно так, как я говорил, — заявил Портоланус. — Да ты и сам очнулся сразу

же, ты был без сознания всего минуту. Должно быть, сказался какой — то побочный эффект. Вы устроены немного иначе, чем люди, возможно, вы более уязвимы для моей волшебной палочки.

Возможно! Что значат для тебя все эти убийства? Только повод для разглагольствований?

Я не хотел убивать твоих соплеменников, — сказал он. — Я не бесчувственное чудовище. — Он помолчал, раздумывая, а я продолжал в бессильном гневе ранить его. Потом он снова заговорил: — Попробую облегчить твои страдания: дам тебе щедрую награду и возьму к себе на службу. Теперь я властелин Тузамена, а скоро стану владыкой мира. Думаю, мне пригодится опытный человек, который будет присматривать за ламмергейерами.

Я уже готов был в негодовании отказаться, но осмотрительно промолчал. Ничто не сможет воскресить ни жену, ни детей, ни друзей. Так или иначе, но я найду способ отомстить черному злодею, а если сейчас откажусь служить ему, он убьет меня взмахом руки. Мы находились на расстоянии одного дня полета от края Вечного Ледника, а от моей деревни нас отделял всего час пути.

— Я подумаю над твоим предложением, — проворчал я, отворачиваясь. Потом притворно захрапел, и скоро он снова провалился в сон. Но я не спал и думал, что же делать дальше. Когда меня ослепляли гнев и отчаяние, я с удовольствием прикончил бы его. Но хладнокровно сделать это я не мог. Оставались еще вуры… Но и им я не мог приказать напасть на него. Если я совершу убийство, то ничем не буду отличаться от колдуна.

Я вылез из палатки, подошел к моему другу Нанунцио и заговорил с ним, испрашивая совета. Он сказал:

— Давным-давно, когда народ Гор попадал в трудное положение, он посылал гонца к Великой Волшебнице, к Белой Даме, которая охраняла и защищала весь народ.

Я вспомнил, что когда-то в раннем детстве слышал легенды о ней, но мне всегда казалось, что она живет очень далеко, на самом краю мира, и ничего не сможет сделать для бедных дороков из Тузамена.

— Мы, вуры, знаем, где она живет, — сказал Нанунцио, — это на самом деле далеко. Если у меня хватит сил, я отвезу тебя туда, и она восстановит справедливость.

Я поговорил с двумя другими птицами, попросил их доставить колдуна в то место, где кончается Вечный Ледник, но не дальше, а потом возвращаться в селение. Оставшийся в живых народ может разделить поровну оставленные Портоланусом драгоценные камни и все мое имущество. Я высказал вурам и свои пожелания на будущее: они должны навсегда покинуть селение, чтобы никогда больше несчастный проводник вроде меня не смог принести беду нашему народу, если Портоланусу вздумается вернуться и заставлять кого-то служить ему. А зачем ему нужен народ, если не будет вуров.

Потом мы с Нанунцио улетели.

И вот я здесь, у вас, Белая Дама, со своей грустной историей.

ГЛАВА 2

Харамис и Магира покинули маленькую спальню и спустились по винтовой лестнице в библиотеку Великой Волшебницы.

— Я уверена, что это не он! — воскликнула Магира. — Он умер! Он превращен в ничто Скипетром Власти!

Лицо Великой Волшебницы затуманилось — у нее не было такой уверенности.

— Ну что ж, посмотрим. Сейчас главное то, что мы узнали: хозяином Тузамена стал колдун, который вполне способен посеять в мире беспорядки… И второе — место, где он находился в заточении, называется Кимилоном. Мне уже встречалось когда-то это название, но не помню, в связи с чем.

Библиотека представляла собой огромный, высотой в три этажа зал, заставленный стеллажами. Она была перестроена по проекту Харамис из прежней, старинной. Именно здесь она обычно работала, изучая волшебные книги, историю и сотни наук, что, по ее мнению, должно было помочь ей справиться с делом, которому она себя посвятила. Напротив входа располагался уютный камин, где горел настоящий огонь: глядя на языки пламени, Харамис чувствовала особое вдохновение. Камин был только в библиотеке — все остальные помещения башни отапливались с помощью химических веществ. Пара лесенок, стоящих у стен, позволяли добраться до любой полки. Дневной свет проникал в библиотеку сквозь узкие, змеевидной формы окна, а когда становилось темно, возле окон зажигались волшебные светильники, заливавшие все помещение мягким желтым светом. На широком письменном столе возле камина стоял причудливый старинный канделябр, тоже волшебный: дотронувшись до невидимой точки на его основании, можно было регулировать яркость света.

Остановившись в центре библиотеки, Харамис закрыла глаза и положила руку на свой талисман из белого металла — тоненький жезл, свисающий с цепочки на шее. На конце талисмана был маленький шарик, увенчанный тремя лепестками. Потом она взмахнула ресницами и поспешно направилась к одной из стремянок, чтобы достать с полки нужную книгу.

— Здесь! Вот она! Одна из тех книг, которые я нашла в развалинах Нота, где так долго жила Великая Волшебница Бина.

Она вернулась к письменному столу, положила пыльный фолиант и прикоснулась к нему тремя лепестками. Книга раскрылась, высветились нужные слова. Она прочитала вслух:

— Считать непреложным законом, действующим среди народов Гор, Болот, Лесов и Моря, что любая вещь Исчезнувших, найденная в руинах, должна быть показана старшему в этой местности, затем изучена досконально с целью выяснения, может ли она причинить вред или нет, легко ли поддается контролю или в ней заключена могучая колдовская сила. Любому народу запрещается пользоваться такими вещами или торговать ими. Они должны быть сосредоточены в безопасном месте. Раз в году их нужно передавать Великой Волшебнице, которая может хранить их в Недосягаемом Кимилоне или в другом, таком же уединенном месте, выбранном по ее усмотрению…

— Сейчас мы храним эти опасные вещицы здесь, на горе Бром, — сказала Магира, — в пещере Черного Льда.

Харамис кивнула.

— А я-то считала, что Кимилон находится в башне старой Великой Волшебницы, которая исчезла после ее смерти. Значит, наш приятель Шики прав: тот затерянный во льдах Кимилон и есть хранилище Великой Волшебницы Бины… а может быть, другой Великой Волшебницы, жившей до нее.

Харамис, нахмурившись, смотрела в открытую книгу, легонько касаясь ее талисманом. Она совсем забыла о канделябре, и с него упала капля застывшего воска в виде цветка с тремя маленькими лепестками. Книга засветилась изнутри, но магический жезл не сработал и не оказал дальнейшей помощи.

Если мужчина, найденный там, — тот, о ком мы думаем, значит, в Недосягаемый Кимилон он был отправлен Скипетром Власти. Отправлен после того, как мы трое просили его разрешить наши споры и судить этого мужчину.

Но почему? — вскричала Магира. — Почему Скипетр сделал это вместо того, чтобы уничтожить его? Разве тот суд не был актом восстановления миропорядка?

Харамис неотрывно смотрела на мерцающий восковой цветок. Потом заговорила как бы сама с собой:

— В его распоряжении было много лет для изучения этих волшебных древних вещиц. А потом вышло так, что он смог воспользоваться полученными знаниями и спастись. Он завладел Тузаменом с помощью чудесных машин Исчезнувших.

Теперь лицо Магиры выражало неподдельный испуг.

— Но почему Скипетр позволил свершиться такому злу?

Харамис покачала головой.

Не знаю. Если он в самом деле жив, значит, он призван сыграть какую-то роль в восстановлении великого равновесия мира. Нам казалось, что оно уже до стигнуто, но последние события показывают, что мы ошиблись.

А по-моему, именно он причина всех недавних беспокойств, — настаивала Магира. — Именно его слуги, черные маги, могли подстрекать людей к изменению существующих границ, сеять волнения среди народа Лесов, даже внести раздор между королевой Анигель и Большеглазой Дамой…

4
{"b":"20859","o":1}