ЛитМир - Электронная Библиотека

Внезапно звуки под ковром прекратились. Дым и копоть исчезли, воздух в салоне опять стал чистым и свежим. Портоланус расправил плечи, торжествующе усмехнулся и сделал шаг вперед, чтобы приподнять ковер.

Кожаные ремешки, скреплявшие кольчугу, сгорели, повсюду валялись разрозненные металлические пластинки. От тела пирата не осталось даже костей. В центре груды обгорелого металла лежал талисман, совершенно невредимый, теперь он опять казался не чем иным, как благородным мечом, сделанным из темной стали, скорее декоративным, нежели боевым, поскольку лезвие не было заточено.

Портоланус поднял его и заткнул за ремень, потом опустил ковер. Он обратился к рыцарям:

— Оставьте нас, уходите все до единого!

— Нет! — закричала Ганондри. — Будь осторожен, волшебник! Ты забыл о моём предупреждении?! Даже если все на этом корабле погибнут, что сможешь ты сделать без могущественного Рэктама? Ты добьешься своей цели только с моей помощью!

Колдун оперся о стол обеими руками. Теперь лицо его было усталым и опустошенным, а голос хриплым:

— Ты права: сейчас, когда талисман Анигель опять стал недосягаем, я еще больше, чем прежде, нуждаюсь в твоей помощи. Но пока ты не выгонишь отсюда этих безмозглых кретинов, я не буду с тобой разговаривать. Гони их!

Он пододвинул золоченый стул, уселся на него и криво усмехнулся.

— Со мной тебе ничто не угрожает, великая королева. Ты сама видела, что мой талисман пока не всесилен. Он убивает только того, кто осмеливается коснуться его. Клянусь тебе Силами Тьмы, которым служу, — я не причиню тебе вреда!

Когда королева все-таки приказала своим рыцарям унести почерневшие остатки доспехов и удалиться, ее рука дрожала. Она взяла графин, налила себе большой бокал бренди и едва не расплескала напиток, поднося его ко рту. Выпив залпом, она немного успокоилась, хотя ее глаза все еще сверкали ненавистью и страхом, с которым она с трудом справлялась, несмотря на огромную силу духа. Она сказала:

— То, что происходит, недопустимо, волшебник. Мы должны снова пересмотреть условия нашего договора. Ты получил свой талисман, но мой оказался недосягаем.

— В нем нет никакой необходимости! Давай посмотрим, на что еще способен этот волшебный меч, может, он годится не только для того, чтобы поджаривать мелких жуликов? — Не успела королева возразить, как .он взялся за лезвие меча и сказал: — Талисман, покажи нам короля Антара!

Когда изображение сформировалось, Гаиондри не смогла сдержать возгласа восхищения. Она увидела темное волнующееся море, моросил дождик. На волнах, то исчезая, то вновь появляясь, покачивались четыре круглых предмета: три головы со свирепыми мордами окружали одну поменьше, человеческую. Ангар и вайвило медленно плыли к освещенной береговой линии острова.

— Вот как, — сказал Портоланус. — Значит, им все-таки удалось, несмотря на ураган и появление Хельдо, сбежать. Ну ничего, догнать нашего высокого гостя будет нетрудно! А теперь, талисман, покажи нам принца Никалона, принцессу Джениль и принца Толивара.

Воображаемым оком королева-регентша увидела Ники и Джен распростертыми в грязи посреди селения. Их руки и ноги были привязаны к столбам, казалось, они лежат без сознания. С неба падали редкие капли дождя, из хижин высовывались, окликая друг друга, али-ансы.

— Так, так! Кажется, двое старших беспризорников удостоились чести быть принятыми туземцами в соответствии с милыми традициями местного гостеприимства. Думаю, об их судьбе нам уже не придется беспокоиться. А где же третий королевский отпрыск?

Изображение послушно переместилось на Толивара. Он целеустремленно продирался сквозь чащу кустарников, что-то бормоча себе под нос. Портоланус и королева смогли расслышать только несколько фраз:

— Тетя Кадия не сможет заставить меня… ну и что, что пираты схватят меня… лучше быть волшебником, чем ничтожным вторым принцем… Я буду скучать только по Ралабуну, а по ним — не буду…

Портоланус убрал изображение и в задумчивости нахмурился. Потом он скомандовал:

— Талисман, покажи мне точно, где сейчас находятся король Антар, трое детей и… Кадия.

В его воображении возникла карта Консульского острова, на ней мигали яркие белые точки. Он сразу же догадался, что они обозначают. Король Антар находился в полумиле от берега, штормовым ветром его отнесло чуть южнее. Маленький Толивар шел по лесу как раз напротив стоянки рэктамской триремы. Двое плененных детей были в центре большого поселения алиансов приблизительно в миле от моря в сторону севера. Кадия была неподалеку, ее местонахождение почти не изменилось. — Покажи снова принца Толивара, — приказал Пор-толанус.

Сквозь открытые двери салона послышались громкие команды и топот бегущих ног. Вся трирема завибрировала — заработали обе лебедки на носу корабля, поднимая огромные якоря.

Королева вскричала:

— Кто приказывал сниматься с якоря? Нужно немедленно выслать на берег вооруженные отряды! Если нам удастся поймать хотя бы одного из беглецов, мы получим преимущество и сможем заставить королеву Аиигель расстаться с талисманом!

Она бросилась к выходу и стала кричать, вызывая адмирала Джерота.

Портоланус все еще наблюдал за принцем Толива-ром, разговаривая сам с собой:

— Вот дьяволенок! Ничего себе! Экая смелость! Он чем-то похож на меня, разве нет? Мне кажется, я вижу, что его окружает некая аура, я чувствую какой-то магический потенциал! Вот почему у меня не хватило духу даже подумать о применении к нему пыток! Может быть, удастся сделать из него колдуна?.. Интересно, достаточно ли он смышлен, чтобы разбираться в государственных делах? Мог бы он Напрямую помочь нам одолеть Два Трона?

Ганондри снова вошла в салон.

— Я приказала оставаться на месте, а пока шесть лодок с вооруженными людьми отправляются за королем Ангаром и маленьким принцем. О тех детях, что попали в руки алиансов, забудем. Несомненно, королева Анигедь следит за ними, пока ее дорогим чадам угрожают жестокие туземцы, она вряд ли будет обращать на нас внимание. Сейчас мы должны…

— Я не пойду на берег! — заявил колдун.

— Неужели морские оддлинги опасны для такого могущественного колдуна? — с сарказмом спросила королева. Потом ее тон стал более суров. — Ты должен привести поисковую группу прямо к королю Антару и к принцу Толивару — с помощью своего талисмана. Время не ждет! — С этой группой отправится мой Черный Голос — он отыщет короля, а со второй группой за Толиваром пойдет мой Фиолетовый Голос. Я свяжусь с Ними и укажу точное местонахождение короля и принца. А мне покидать корабль ни к чему!

— Ты пойдешь, потому что я приказываю это сделать!

— Нет! Никакой необходимости в этом нет! Минуту Портоланус и королева-регентша в тишине

смотрели друг на друга. Потом он мягко проговорил:

— Тебе не удастся заточить меня на острове оддлин-гов, королева. Выкинь эту идею из головы. Мы остаемся союзниками, хорошо это или плохо, и я постараюсь, чтобы хотя бы один из заложников был схвачен — тогда ты сможешь поторговаться с королевой Анйгель по поводу талисмана. Однако я настоятельно советую не производить обмен здесь. Если алиансы замучат ее детей до смерти, Анйгель обезумеет, с ней трудно будет договориться. Как только мы поймаем Антара или маленького принца, нам следует4 немедля поднять паруса.

— А потом? — резко спросила королева.

— Ты доставишь меня и моих людей на тузаменское судно. С помощью Волшебного Зрения моего талисмана я ускорю встречу с тремя остальными кораблями. До них придется плыть не больше нескольких дней. А потом, если ты пожелаешь продолжить наше сотрудничество, мы отправимся домой вместе, одной флотилией. Как и раньше, ты можешь увезти пленников с собой…

— А Звездный Сундук, — твердо сказала Ганондри, — ты сейчас же отдашь мне. Иначе твой союз с могущественным Рэктамом будет расторгнут, и тебе придется распроститься с мечтой о завоевании Лабровенды!

Портоланус вытащил меч из-за ремня и медленно поднес его тупое темное лезвие к горлу королевы-регентши. Она замерла, напряглась, но не вздрогнула, не закричала, даже когда холодный металл коснулся ее кожи. Если колдун и приказал уничтожить ее, талисман отказался повиноваться.

44
{"b":"20859","o":1}