ЛитМир - Электронная Библиотека

Харамис устало махнула рукой.

— Милая моя Магира, пожалуйста, оставь меня в покое. Я должна подумать, помолиться и решить, что делать дальше. Позаботься о нашем госте. Когда он окрепнет, мы поговорим с ним еще раз. А теперь иди.

Магира подчинилась.

Оставшись в одиночестве, Харамис невидящим взглядом уставилась в окошко библиотеки, по которому струились ручейки дождя. Она вспоминала не только то зло, с которым ей пришлось столкнуться двенадцать лет назад, но и черты знакомого лица, которые она так старалась выбросить из памяти и снов. Ей удалось забыть его, поскольку она не сомневалась, что он умер; она забыла и тревогу, посеянную им в ее душе, и странное чувство, ошибочно принимаемое ею за любовь…

Нет. Не надо обманывать себя. Ведь ей хотелось верить тем байкам, которые он рассказывал, — будто он никогда не подбивал короля Волтрика из Лаборнока вторгнуться в Рувенду, будто не имел никакого отношения к убийству ее родителей — законных короля и королевы Рувенды, будто не собирался покушаться на ее жизнь и жизнь ее сестер. Она верила ему, потому что любила его. А когда ложь стала очевидной, когда она раскрыла его план завоевания мира, когда он попросил ее разделить с ним эту преступную власть, она испугалась и стала презирать его. Она отвергла и его чудовищный план, и его самого.

Но она никогда не ненавидела, его. Она не могла его возненавидеть, потому что в глубине души продолжала любить. А теперь, когда он оказался жив, ее охватил самый настоящий ужас — не только из-за того, что он способен ввергнуть в хаос весь мир, но и из-за того, что он может посеять смятение в ее душе…

— Орогастус, — прошептала она, чувствуя, как сердце переворачивается в груди лишь оттого, что губы осмелились произнести его имя. — Молю Бога, чтобы ты был мертв. И не просто мертв, а заключен в самый глубокий из десяти адов!

И, продолжая проклинать его, она залилась слезами, вспоминая, как проклинала его раньше, как умоляла небеса прервать его жизнь.

Прошло немало времени, прежде чем ей удалось взять себя в руки. Она села напротив огня и опять сосредоточила внимание на талисмане, взявшись за жезл таким образом, чтобы можно было смотреть в шарик, как в серебряное зеркальце.

— Покажи мне, кто или что представляет наибольшую опасность для миропорядка, — твердо приказала она.

Шарик стал наполняться дрожащим туманом. Сначала цвета были расплывчатыми, похожими на перламутр морских раковин, потом стали ярче: в центре шарика образовалось розовое пятнышко, превратившееся затем в красное, малиновое и, наконец, ярко-бордовое. Потом этот яркий огонек разделился на три части, и картина прояснилась. Она отчетливо увидела цветок с тремя лепестками — Кровавый Триллиум; подобные цветы никогда не росли на земле, освещаемой Тремя Лунами. Образ высвечивался всего одно мгновение, после чего шарик померк.

Харамис похолодела.

— Мы трое? — прошептала она. — Мы более опасны, чем он? Как понимать то, что ты показал мне?

Серебряный шарик отражал отблески огня, пылающего в камине, а капелька воска в форме Черного Трил-лиума опять слабо замерцала. Талисман ответил:

Вопрос неуместен.

Нет, нет! — воскликнула Харамис. — Ты не обманешь меня, как обманывал уже много раз в прошлом! Я приказываю тебе сказать, от кого исходит угроза миру — от нас или от Орогастуса?

Вопрос неуместен.

Черт тебя побери! Говори же!

Вопрос неуместен.

В оконные рамы застучал ледяной град, снаружи бушевала буря, а в камине с оглушительным треском лопнуло горящее полено: во все стороны с шипением посыпались искры. Шар-Трилистник не выказывал признаков жизни; казалось, он издевается над ней, напоминая, что она слишком мало знает о принципе его действия, несмотря на упорное обучение.

Харамис почувствовала, как задрожали руки: то ли от гнева, то ли от страха. Постаравшись унять дрожь, она снова обратилась к талисману:

— Покажи мне хотя бы, жив Орогастус или нет. Серебряный шар опять подернулся перламутровым туманом, поплыли, сменяя друг друга, неясные разноцветные разводы, пытаясь сложиться в картинку. Но человеческое лицо так и не сформировалось. А еще через минуту Трилистник померк.

Ну вот. Этого и следовало ожидать. Если он жив, то конечно же своими чарами защитил себя от чужих глаз. Правда, есть еще один способ увидеть его… но сначала — последний вопрос талисману:

— Скажи, что за предмет взял из Кимилона Портоланус во время второго путешествия с дороком Шики?

На этот раз картинка получилась отчетливая: возникло изображение сундука, соответствующего описанию Шики. Сундук был открыт, на дне виднелись сделанные из металла ячейки, а в одном из углов — квадратное углубление, в котором было сложено несколько драгоценных камней. Харамис с удивлением разглядывала сундук. Вдруг талисман подал голос:

Сундук этот разрывает узы и создает новые.

Разрывает узы? Какие узы?

Такие, какие связывают меня с тобой.

О, Триединое Божество! Неужели ты хочешь сказать, что он может отнять три талисмана Скипетра Власти у меня и моих сестер и лередать всю власть Портоланусу?

— Да. Для этого надо всего лишь поместить талисманы в сундук и по очереди коснуться пальцем этих драгоценных камней.

Охваченная страхом, с невыразимой тяжестью на сердце Харамис отправилась к себе в комнату за мехами и теплой одеждой — она должна была подготовиться к посещению пещеры Черного Льда. Перед тем как наведаться туда, Орогастус всегда надевал особые одежды и для нее приготовил такие же, считая ритуал переодевания обязательным, чтобы задобрить своих мрачных богов. А ведь это было соэсем не нужно. Он так и не понял, откуда черпается могущество, ошибочно принимая древние науки за колдовство, верил только в магию. Пренебрегал уроками своего гениального учителя Бон-дануса.

— Клянусь Цветком, я так счастлива, что он ничему у него не научился, — сказала себе самой Харамис. — Если бы он овладел истинной магией, он бы нас одолел.

Закутавшись в теплые одежды, она спустилась на нижний этаж башни, к длинному тоннелю, который вел в глубокое подземелье у подножия горы Бром. Прорубленный в скалистой породе ход освещался теми же волшебными светильниками, что и большинство помещений самой башни: они давали свет, но не грели. Укутавшись в меха поплотнее, она поспешно пошла по тоннелю. Изо рта вырывались облачка пара. Долгие годы она не приходила сюда, чтобы не нарушать своего покоя. И вовсе не потому, что здесь царила атмосфера черной магии, а из-за того, что тоннель будил воспоминания о нем.

Она открыла массивную, покрытую инеем дверь в конце тоннеля и вошла в огромную пещеру с гранитными стенами, толщу которых прорезали отложения кварца. Пол был выложен прозрачными плитами, такими же черными и прочными, как лед, проникший сквозь трещины в стенах и потолке пещеры. По всему периметру помещения располагались ниши, заполненные причудливыми до нелепости штуковинами. Двери из черного обсидиана вели в другие комнаты, заваленные такими же странными предметами. Орогастус рассказывал ей, что в пещере хранятся чудодейственные приспособления, спасающие его от Сил Тьмы. Но Харамис подозревала, что все эти вещи были машинами Исчезнувших: кое-какие он нашел здесь, другие выменял у народа. Он построил здесь свою башню для того, чтобы волшебные предметы всегда были под рукой и чтобы охранять пещеру Черного Льда. Когда он умер, Харамис поселилась в башне сама, но никогда не пользовалась содержимым хранилища, хотя и пополняла его запасы загадочными предметами, найденными народом Болот в развалинах.

Немалую часть таинственных механизмов, спрятанных в пещере Черного Льда, составляло оружие.

Харамис отворила одну из обсидиановых дверей и вошла в небольшую комнату, стена которой была покрыта толстым слоем инея. Посередине комнаты стояло подобие зеркала серого цвета — древняя машина, обладавшая способностью показывать местонахождение любого существа, живущего в этом мире. Машина почти не работала. В последний раз, когда Харамис пыталась с ее помощью определить, где находится Тио-Ко-Фра, колдунья из Глисмака, машина слабо замигала, а потом, пробормотав что-то о страшной усталости, отключилась. Однако после того она долгие годы наслаждалась отдыхом и покоем, и сейчас у Харамис теплилась надежда, что машина набралась сил. Она должна очень точно задать вопрос, потому что первый вопрос может оказаться и последним.

5
{"b":"20859","o":1}