ЛитМир - Электронная Библиотека

Она встала лицом к зеркалу, глубоко вздохнула и произнесла громким голосом:

— Отвечай на мой вопрос!

В зеркале отражалась только ее собственная фигура, поэтому она повторила свои слова более энергично.

И машина проснулась! Отражение Харамис затуманилось, и она услышала слабый шепот:

— Отвечаю. Пожалуйста, спрашивай.

Она постаралась говорить тем же неестественно высоким тоном, что и раньше, используя короткие фразы: именно такой речи учил ее Орогастус, когда раскрывал самые сокровенные секреты, стремясь завоевать ее любовь.

— окажи мне одного человека. Покажи на карте, где он находится.

Медленно — очень медленно — зеркало засветилось. И прошелестело:

— Вопрос понят. Назови имя.

Она представила его облик, удивившись, как быстро он воскрес в ее воображении — одухотворенное прекрасное лицо, обрамленное длинными серебристыми волосами.

Но сейчас она не осмеливалась назвать его настоящее имя. Кем бы ни оказался этот возникший ниоткуда колдун, ей необходимо установить его личность и узнать, кто же ее злейший враг.

Портоланус из Тузамена, — сказала она.

Начинаю поиск, — ответило зеркало таким слабым голосом, будто умирало. Его поверхность превратилась в калейдоскоп тусклых разноцветных разводов — почти такой же, который демонстрировал недавно ее талисман. Свистящим шепотом машина понесла какую-то тарабарщину, которую невозможно было понять. Харамис чуть не закричала от гнева, но все-таки сдержалась: она знала, что любое слово будет воспринято древней машиной как команда и вызовет нежелательный эффект. Кроме того, она может просто-напросто отключиться.

Скачущая мешанина разноцветных полос и пятен успокоилась, появилось смутное, едва различимое изображение карты моря неподалеку от островов Энджи. Где-то на материке мигал крошечный яркий огонек. Харамис почувствовала головокружение. Сердце забилось в груди, как пойманная птица, рвущаяся из клетки на волю.

Сначала машина покажет местонахождение человека. Потом она изобразит лицо.

Карта исчезла. Стал формироваться новый образ, еще более расплывчатый. Лицо явно принадлежало мужчине, но его черты были так размыты и бесформенны, что оно могло быть лицом любого. Ее охватило страшное разочарование, а потом она стала проклинать себя за глупость.

Картинка растаяла. Зеркало произнесло еще несколько неразборчивых звуков, и свет внутри него померк. С ужасающей ясностью Харамис поняла, что машина больше никогда не заработает. Она выбежала из комнаты и захлопнула дверь, дрожа от противного холода и душевного напряжения, которое ей так и не удалось победить.

Портоланус в море, это несомненно, он вместе с людьми из Тузамена плывет туда, где скоро будут и обе ее сестры. В его власти находится один из народов. У него есть доступ к сокровищам Исчезнувших, которые, возможно, представляют большую опасность для мира, чем те, что спрятаны в этой пещере. А кроме того, у него — тот сундук со звездой, который может передать ему волшебную силу всех трех талисманов, если злодею удастся отнять их у хозяек. Возможно, Портоланус — всего лишь начинающий волшебник, который каким-то образом узнал, где находятся тайники Великой Волшебницы. Если это так, он ей не страшен и она спокойно справится с ним. Но если колдун — Орогастус, ее задача существенно усложняется, и не только из-за того, что оказываются затронутыми ее чувства.

Она напомнила себе, что он очутился в Недосягаемом Кимилоне по воле самого Скипетра Власти. Значит, для этого была какая-то веская причина. Вполне возможно, что, проведя в одинокой ссылке во льдах целых двенадцать лет, Орогастус все-таки овладел тайнами истинной магии.

А ей это еще предстоит сделать.

ГЛАВА 3

На организацию встречи Кадии с вождем алиансов ушло много месяцев. Хорошо, что она посоветовалась с Учителем в Краю Знаний, прежде чем выработать стратегию, которой собиралась следовать. Народ Моря непохож на жителей Рувенды, привыкших подчиняться законам Белой Дамы и признающих в Кадии повелительницу. В Алиансе, расположенной у Южного моря, Великая Волшебница была полузабыта, а Большеглазая Дама и вовсе незнакома — с какой стати они будут доверять ей?

Сейчас Кадия восседала в громадной хижине на Консульском острове напротив собравшегося на совет народа Моря, радуясь легкому ветерку, проникавшему сквозь сплетенные из травы стены жилища. Ее талисман, называемый Трехвеким Горящим Глазом, увитый в знак миролюбивых намерений цветами и виноградной лозой, лежал на циновке перед ней рядом с украшенным растениями мечом великого вождя Алиасы.

За спиной Кадии сидели Джеган из ниссомов и шестнадцать воинов вайвило — ее бессменная стража. Они заседали в хижине почти три часа без передышки. Но пока Хор-Шисса и тридцать его вождей выказывали желание продолжать беседу, в интересах Кадии было отнестись к ним со всем вниманием. Она уже много раз подробно объясняла свои предложения. Большеглазая Дама, Великая Защитница народа Полуострова в его взаимоотношениях с человечеством, она явилась сюда, чтобы помочь Алиансе в разрешении ее длительного конфликта с королевством Зинора.

Она пришла, чтобы помирить их.

В мертвой тишине народ Моря выслушал ее. Потом Хор-Шисса жестами повелел своим малым вождям изложить все обиды, нанесенные им людьми Зиноры, и, один за другим, они рассказали о совершенных против народа преступлениях торговцев из этого королевства. Кадию поразило, насколько их рассказы противоречат истории велеречивого зинорского короля Вондримеля, который относился к ее желанию вмешаться крайне легкомысленно. Ей стало ясно, что конфликт гораздо серьезнее, чем она предполагала.

Сейчас гневную речь произносила женщина-вождь с одного из мелких островов. Она дала волю своей ярости: ее огромные желтые глаза с вертикальными зрачками бешено вращались на коротких, выдающихся из черепа отростках, клыки были оскалены. Она приехала из бедного края, о чем свидетельствовали ее одежда и украшения: сплетенная из травы набедренная повязка и две нити необработанного жемчуга. Бугры на спине и верхние конечности не были покрыты краской, а с пояса свисал в качестве оружия грубый каменный топорик, украшенный морскими ракушками.

— Ты говоришь, что мы должны помириться с людьми Зиноры! — Взмахом перепончатой руки она обвела группу сидящих на корточках местных вождей. — Мы, гордые алиансы, которые жили свободными на этих островах с тех времен, когда Большая Земля еще была скована льдами? Почему мы должны слушать тебя? Зинорианцы приезжают на наши острова и, торгуя, вечно обманывают. А когда мы отказываемся продавать жемчуг и благовонное масло, они воруют! Они жгут наши деревни! Они даже убивают нас! Они убили моего сына! Ты слышала, Большеглазая Дама, что говорили другие вожди о том зле, которое нам причинили? Мы не хотим больше иметь дела с зинорианцами! Мы не нуждаемся в торговле с ними! Мы будем торговать с народами Окамиса и Имлита, что живут за Мелким морем. Передай лютому королю Зиноры, что нам на плевать на него! Мы знаем, что он осмеливается заявлять, будто эти острова являются частью его владений, но он всего лишь враль и дурак. Виндлорские острова принадлежат народу Моря, который живет на них, а не хвастливому человеку, живущему в красивом дворце на Большой Земле!

Собравшиеся алиансы одобрительно загудели.

— Если торговцы опять появятся, — продолжала женщина-вождь, — я расскажу тебе, что мы с ними сделаем! Наши воины в каноэ спрячутся среди рифов, и, когда корабли приплывут, чтобы ограбить нас, мы пробьемих днища и потопим без предупреждения. А когда море выбросит на берег трупы зинорианцев, мы сдерем с них кожу для своих барабанов. На вершинах морских скал мы сложим пирамиды из их черепов, и гриссы будут вить в них гнезда! Мясом зинорианцев будут питаться рыбы, а их разрушенные корабли станут добычей морского чудовища Хельдо!

Она скрестила чешуйчатые руки и села на место, а другие вожди, соглашаясь с ней, издали громкий вопль.

6
{"b":"20859","o":1}