ЛитМир - Электронная Библиотека

И тем не менее колдун не сомневался в благополучном исходе. Защитников было очень мало, и он располагал волшебным оружием Исчезнувших, в то время как у Двух Тронов была одна лишь Харамис.

Черт бы ее побрал! Почему он раз и навсегда не выбросит ее из головы? В его великих мыслях нет места для нее. И сам он в ней не нуждается!

— Если она откажется присоединиться ко мне, пусть тогда погибает вместе со всеми! — заговорил он вслух.

На несколько мгновений он задумался… Потом попросил диадему показать ему расположение рувендских войск, которые отправились на помощь Вару, чтобы дать отпор зинорцам и их союзникам-пиратам. Этот конфликт был уже ликвидирован, и победоносные воины Рувенды возвращались домой.

На карте, лежащей перед ним, вспыхнули светящиеся точки, обозначающие границы между Рувендой и Варом вдоль реки Мутар и Тассалейского леса.

«Неплохо. Вряд ли они успеют вовремя подойти к Дероргуиле».

Потом он посмотрел на лорда Осоркона и его мятежников. Они спрятались в лесах в шестнадцати лигах от столицы Лаборнока. Пока их присутствие удалось сохранить в тайне, убив бедных угольщиков, живших в этих краях, да нескольких случайных путников, которые, на свою беду, путешествовали по лесу, но долго скрывать продвижение этой небольшой армии не удастся. Если Харамис еще не обнаружила ее, это всего лишь вопрос времени, да и король Антар скоро заинтересуется, почему среди отрядов вооруженных людей, прибывающих в Дероргуилу для обороны, нет лорда Осоркона и его рыцарей.

Ну да ладно. В основном события развиваются так, как и было задумано. Рэктамцы должны быть готовы к нападению с тыла: могут подойти из Лаканы преданные Двум Тронам суда. Но с этим легко будет справиться. Орогастус засмеялся. Выход невольно подсказал невинный принц Толивар! Из мальчика удалось вытянуть немало сведений об укреплениях вокруг дворца. Харамис, несомненно, попытается защитить свою сестру с помощью волшебства, но в конце концов и королева Анигель, и наследный принц Никалон, и принцесса Джениль будут захвачены в плен, как и Кадия, если она встанет на сторону сестры.

Когда все они будут казнены, Ангар погибнет в сражении, а клятвопреступник Осоркон получит по заслугам (ведь никто не собирается оставлять в живых перебежчиков), маленький принц Толивар останется единственным наследником лабровендской короны. И Лабровенда превратится в послушного вассала Рэктама… пока Орогастусу не надоест ублажать короля-карлика.

Все должно быть просто чудесно. И выглядеть вполне законно, так, чтобы комар носа не подточил.

Орогастус удовлетворенно кивнул своим мыслям. Никогда еще завоевание мира не казалось ему настолько беспроигрышным делом. В Рэктаме и Зиноре правят мальчишки, скоро то же самое будет и в Лабровенде. На островах Энджи — дряхлые монархи, на троне Вара пожилая чета. Республиками Имлит и Окамис управляют безмозглые купчики, Галанаром — престарелая матрона, у которой только несколько глупых наследниц-дочерей. Чтобы покорить Саборнию с ее длинноносыми варварами, потребуются некоторые усилия, но со временем она тоже падет — и весь мир будет у его ног.

К тому времени он овладеет магией в совершенстве! Даже если третий талисман не попадет к нему в руки сразу, он подождет. И наконец, через двенадцать тысячелетий ожидания, миром будет править Звездная Гильдия.

Звезда…

Новые члены Гильдии будут безраздельно преданы своему Хозяину.

Орогастус опять нахмурился: он вспомнил слова То-ло о том, будто бы Черный Голос пытался читать красную книжечку. Хотя колдун не очень-то доверял маленькому принцу, даже намек на подобное непослушание со стороны главного из его помощников беспокоил колдуна. Черный, несмотря на свое хрупкое телосложение, был самым способным из Голосов, он больше других годился для вступления в Звездную Гильдию. Но всей ли душой предан он Хозяину? И сохранят ли верность ему Желтый и Фиолетовый Голоса?

Поколебавшись, Орогастус принял твердое решение.

Больше нельзя откладывать то, что задумано. Пока не началась военная сумятица, нужно раз и навсегда определить, является ли преданность Голосов истинной или недовольство и зависть отравили их послушание.

Он надел на голову диадему и вызвал своих помощников.

Все трое быстрыми шагами вошли в салон. Ветер стих, и огромный корабль плыл спокойно. Черный Голос, который с помощью Трехвекого Горящего Глаза следил за Ледавардисом и Дероргуилой, рассказал Хозяину, что уйзгу страшно удивились таинственному исчезновению Кадии и Джегана.

— Некоторые из них очень напуганы, они считают, что это вы, Хозяин, похитили их, — сказал Черный. — Но ведь это невозможно. Остается думать, что Великая Волшебница каким-то образом забрала их оттуда.

Орогастус поднялся из-за стола и принялся расхаживать взад-вперед, размышляя над подобной возможностью. Неужели Харамис научилась проделывать такие немыслимые трюки? Последние двенадцать лет он ничего не слышал о ней. Но если она умеет волшебным способом переносить людей, почему же она не спасла короля Антара и его детей? Почему не перенесла солдат Рувенды в Дероргуилу? Орогастус знал, что задавать подобные вопросы талисманам бессмысленно. Они хранили упорное молчание во всех вопросах, касающихся Харамис и ее поступков.

Черный Голос продолжал докладывать:

— Я не обнаружил следов пребывания Кадии в Дероргуиле. Правда, если сама Великая Волшебница взяла ее под свою защиту, она, как и Белая Дама, стала невидимой для обзора. Хозяин, эта история беспокоит меня. Если Великая Волшебница способна переносить людей, она сможет во время атаки вывести из опасного места королеву и двух старших детей. Тогда ваш план разрушится, и маленький принц Толивар не сможет стать наследником Двух Тронов — ведь королевская семья не погибнет!

— Думаю, это не так, — немного поразмыслив, ответил колдун. — Даже если Анигель удастся избежать смерти, она не сможет помешать нашей победе. Она не воительница, не то что ее сестра Кадия. Мы всегда можем пустить слушок, что и она, и ее дети погибли, и Лабровенда капитулирует еще до того, как Анигель опровергнет это и соберет новую армию.

— Вы, несомненно, правы, Хозяин, — сказал Фиолетовый Голос. — Даже Великая Волшебница не справится с тринадцатью тысячами мужчин.

— Если бы она могла это сделать, — с улыбкой сказал колдун, — она бы давно это сделала. Через час наш флот подплывет к берегам Лаборнока. Люди лорда Осоркона уже готовы нанести удар. Нам нужно только высадить на берег тузаменских воинов, чтобы они смогли воспользоваться волшебным оружием Исчезнувших. Мы будем придерживаться первоначального плана и атакуем Дероргуилу послезавтра… Именно поэтому я и призвал вас, дорогие Голоса.

Он протянул руку за Трехвеким Горящим Глазом, и Черный Голос с почтительным поклоном отдал ему талисман. Три помощника встали в ряд, ожидая продолжения. Орогастус взялся за тупое лезвие декоративного меча, так что рукоятка с тремя веками оказалась сверху. На голове колдуна покоилось Трехголовое Чудовище.

— Голоса мои, в последнее время я узнал странные вещи: будто кто-то из вас стал завидовать принцу Толивару, кто-то испугался, что я не буду нуждаться в вас теперь, когда в моем распоряжении оказались два могущественных талисмана, кто-то нарушил мой запрет, касающийся маленькой красной книжечки под названием «История войны»… Но было кое-что и похуже: два раза я искал Звездный Сундук и не мог найти его, не прибегнув к помощи талисманов, а потом обнаруживал в самом неподходящем месте, где его держали явно для того, чтобы проникнуть в его секреты.

Голоса зашумели, стали все отрицать и уверять Хозяина в безграничной преданности.

Орогастус жестом заставил их замолчать. — Нет нужды в долгих речах. С помощью этого талисмана, — он поднял вверх тупой меч, — я спокойно установлю истину.

Три помощника в ужасе уставились на трехвекую рукоятку меча. Со лбов и бритых черепов Фиолетового и Желтого Голосов потекли струйки пота. Черный Голос в своей траурной одежде стал похож на труп.

74
{"b":"20859","o":1}