ЛитМир - Электронная Библиотека

Теперь туман, окружавший рэктамские корабли, стал таять. В любой момент из него опять могла сформироваться призрачная рука. Прогремел голос Великой Волшебницы:

— Убирайтесь, рэктамцы! Уходите из гавани, пока не поздно!

Орогастус не замедлил ответить:

— Что за глупый спектакль, Великая Волшебница? Неужели нас могут устроить эти детские игрушки? Мы знаем, что это всего лишь иллюзия! Все наши снаряды достигли земли и произвели массу разрушений! Твоя гигантская рука — жалкий призрак! Ты вообще не можешь причинить нам вреда!

И он расхохотался.

Теперь в голосе Великой Волшебницы слышалось отчаяние:

— Если ты не повернешь назад, колдун, то тебе и твоим сторонникам грозит страшная беда!

— Неужели? — иронично спросил Орогастус. — Скажи мне, Великая Волшебница, почему ты не повернула снаряды в нашу сторону? Почему не сожгла наши корабли астральным огнем и не подняла рифы, чтобы пробить их днища? Почему не послала на нас гибельную гигантскую волну? Я знаю почему! Потому, что ты не можешь намеренно предать смерти или ранить жи— вое существо! Я прочитал об этом в маленькой красной книжице — об этом и о множестве других секретов!

И снова над водой прокатился его смех.

Потом он сказал более суровым Голосом:

— Мы больше не станем терять времени, состязаться с тобой! Наши храбрые солдаты горят желанием высадиться на берег!

Толо затаил дыхание. Ему показалось, что внезапно вся береговая линия, вся длинная городская набережная взорвались, и стена огня поднялась выше высотных зданий.

Орогастус заговорил издевательским тоном:

— Бедная колдунья! Ты думаешь, люди из Тузамена и Рэктама напуганы этим драматическим трюком? Мы не оддлинги, мы не бросимся врассыпную при виде огня! Нет! Мы отлично знаем, что твой миленький спектакль не причинит нам вреда. Теперь ты можешь показывать нам и свирепые морды скритеков, и дожди из горячей серы, и воображаемые снежные лавины… Мы все равно пробьемся к дворцу, убивая каждого, кто встанет на нашем пути! Но ты не посмеешь убивать нас! Ты не посмеешь! Признайся!

Ответа не последовало. Пламя исчезло. В этот момент стало окончательно ясно, что Великая Волшебница потерпела поражение.

Теперь рэктамский флагман в сопровождении других трирем спокойно плыл к главному причалу. Толо пытался разглядеть, есть ли на берегу хоть один солдат. Вдруг дверь в его каюту распахнулась.

В дверном проеме стоял дородный Желтый Голос. Его глаза сияли как звезды, и он заговорил голосом самого Орогастуса:

— Принц Толивар! Ты мне нужен! Надень королевский наряд, который вручит тебе Желтый Голос, а потом приходи ко мне на палубу.

— Д-да, Хозяин. — Едва не потеряв сознание от страха, мальчик спустился со стульчика. В последний раз он видел проявление могущества колдуна давным-давно, на Виндлорских островах (или это было недавно?), когда добровольно принял решение следовать за Черным Голосом, а не бежать к матери. Каким же безмозглым кретином он был тогда! Мама… Папа… Их собираются убить. И на этот раз не во сне.

Волшебный свет в глазах Желтого Голоса потух. Толо не сделал ни одного движения, чтобы снять с себя пижаму, и помощник колдуна пробурчал своим обычным хрипловатым голосом:

— Ну что ты стоишь, как жалкая птичка, — собираешься спеть серенаду Трем Лунам? Иди сюда. Мне что, одевать тебя, как малое дитя?

— Нет, — сказал Толо.

Он так и не смог справиться с противной дрожью. Движения были вялыми, как у куклы. Он поднимал одну руку, потом другую, потом ногу, потом вторую ногу, пока помощник колдуна, непрерывно ворча, натягивал на него расшитый золотом костюмчик. Поверх костюма Желтый Голос надел великолепный камзол небесно-голубого цвета, через плечо перекинул усыпанную драгоценными камнями перевязь, с которой свисали роскошно изукрашенные ножны — из них торчала рубиновая рукоятка маленького королевского меча. Когда-то Толо страстно мечтал о нем! Но сейчас, когда мечта его сбылась, он не задумываясь отдал бы три таких меча в обмен на свободу, на то, чтобы очутиться подле своих родителей, брата и сестры.

На шею принца Желтый Голос повесил миниатюрную копию королевской цепи Лаборнока: в каждое звено был вставлен большой бриллиант, а посередине прикреплен оправленный в черное золотой медальон в форме цветка. Наконец Голос открыл небольшую кожаную шкатулку и вынул корону. Она была совсем маленькая, но в точности повторяла настоящую, какую носила королева. Вглядевшись в нее, Толо заметил, что в капельке янтаря, находившейся в центре короны, не было бутона. И драгоценные камни показались ему тусклыми. Наверное, поддельные.

— Надевай же, мальчик! — прикрикнул Голос. — Хозяин ждет нас.

— Но зачем весь этот маскарад? Я же не могу прикидываться королем! — Придется! — проревел Голос. — Прикинешься как миленький, раз этого хочет Хозяин. Сначала ты станешь королем Лабровенды, а уж потом Хозяином Тузамена.

— Я даже не знаю, как… Голос грубо оборвал мальчика:

— Или ты сейчас же наденешь корону, или тебе придется испытать на себе гнев Орогастуса, ты, безмозглое ничтожество! Неужели ты настолько глуп, что думаешь, будто на самом деле будешь править страной или хотя бы попробуешь свои силы в качестве монарха? Ты всего лишь часть спектакля, кукла — и ничего больше!

Голос нахлобучил корону на голову мальчика. Она оказалась тяжелой и неудобной. На плечи Толо была накинута отороченная золотой тесьмой мантия из белого меха. Капюшон прикрыл корону. Наконец принц был готов, и Желтый Голос потащил его из каюты. По трапу они поднимались почти бегом.

Когда мальчик ступил на палубу, послышалась команда спустить якоря. Последовали оглушительный скрежет и два громких всплеска. Моряки карабкались по вантам и орудовали лебедкой, спуская паруса. Весла замерли. Корабль дернулся, резко остановился и застыл в самом центре водного пространства гавани, а другие корабли армады продолжали плыть к пристани. На некоторых были сломаны мачты, в деревянной обшивке кое-где зияли прорехи, были и другие разрушения, но большинство кораблей вышли из битвы абсолютно невредимыми.

Толо и Голос поднялись на верхнюю палубу. Там стояли король Ледавардис, премьер-министр Джерот и тузаменский генерал Зокумонус, облаченные в парадные доспехи и тяжелые меха. Фиолетовый Голос робко выглядывал из-за спины Орогастуса, который был одет в свой жуткий черно-серебряный наряд с серебристой маской. При виде его бедняжка Толо онемел от ужаса.

Колдун вручил Трехголовое Чудовище Желтому Голосу. Другой талисман был приторочен к его поясу.

— Возьми это, мой Голос, и сопровождай короля, министра Джерота и лорда Зокумонуса, пока они будут готовиться к наступлению на суше. Будь начеку, следи за врагом и сообщай нашим друзьям о вражеских наме— рениях, чтобы воины Тузамена и Рэктама поскорее овладели Дероргуилой. Но помни, ты должен пользоваться талисманом только для наблюдений, иначе его тайное могущество может погубить и тебя, и наших союзников.

— Слушаюсь, Хозяин.

Поклонившись, Голос взял талисман и водрузил его на свой бритый череп.

— И вот еще что, — сказал Орогастус. — Ты знаешь, что не сможешь увидеть Великую Волшебницу, ее скрывает магическая пелена. Но если все-таки она попадет в поле зрения твоих беспощадных глаз, не волнуйся. Помни, она не может причинить тебе вреда, пока на тебе мой талисман, но ни в коем случае не вступай с ней в борьбу! Прикажи талисману сделать себя невидимым и немедленно свяжись со мной, чтобы сообщить о ее местонахождении.

— Понял, — сказал Голос и повернулся к юному королю: — Я готов, великий король.

Горбун взглянул на Орогастуса.

— Значит, вы не будете участвовать в штурме?

— У меня есть другие дела, Ледо, — добродушно ответил колдун. Из прорезей маски на Ледавардиса смотрели серебряные непрозрачные глаза — они казались фантастическим дополнением костюма. — Я полагаю, теперь тебе не придется сражаться с магией. Великая Волшебница страшно устала. Она знает, что магические трюки не остановят тебя, и, скорее всего, отказалась от попыток запугать нас. Она больше не наблюдает за мной, а значит, и я ее не вижу. Похоже, она отправилась посовещаться с королевой Анигель, королем Антаром и их утопающей в снегу армией.

84
{"b":"20859","o":1}