ЛитМир - Электронная Библиотека

Человек, побывавший в аббатстве Ришдола прошлым летом, привез мне письмо, в котором Гверса сообщала об удивительной находке за морем, в Эсткарпе. Два года назад, в год Кобольда, Волшебницы Эсткарпа устроили невероятной силы землетрясение, чтобы остановить вторжение через их южную границу, из Карстенз.

В результате стены и башни в Лормте, древней цитадели, знаменитой своими архивами, оказались частично разрушены. Под развалинами обнаружились неизвестные прежде хранилища и подвалы, где таились бесценные документы — настоящее сокровище для ученых.

Едва прочитав письмо наставницы Гверсы, я поняла, что должна отправиться в Лормт. До этого я чувствовала себя, словно ювелир, который пытается составить ожерелье из жемчуга Итдола, но ему недостает жемчужин, чтобы сделать драгоценность совершенной;

Мне не хватало двух жемчужин: фактов о родстве и сведений о еще одном сокровище, совершенно иного свойства. Куда же еще я могла направить свои поиски, кроме как в Лормт?

Два главных вопроса занимали — и продолжают занимать — мои мысли; кто был моим настоящим отцом и откуда взялось главное наследство моей матери, тот странный драгоценный камень, который она называла моим свадебным подарком?

С самого детства я всегда полагала, что знаю, кто я.

В тот день, когда мы впервые встретились, я представилась, написав на своей грифельной доске: «Мерет из Ферндола, немая со дня своего рождения в год Синерогого Барана». Ты сказал, что это подходящий год рождения для того, кто занимается торговлей шерстью, а столь четкий почерк, как у меня, не менее полезен торговцу, чем голос, и притом намного меньше опасений быть не правильно понятым. Мне тогда было семнадцать, и я была благодарна тебе за твою любезность.

Немногие из вечно занятых торговцев остановились бы, чтобы прочитать надпись на моей грифельной доске, или нашли бы время и терпение, чтобы ответить на мои вопросы.

С той первой нашей встречи ты отличался от всех остальных торговцев, и не только своей необычайной учтивостью. Я была несколько смущена, когда ты поведал мне, что у тебя два имени: Луидор, данное тебе родителями, и Неуверен, которым наградила тебя торговая братия. Помню, я подумала — что за странное имя Неуверен? — и написала на своей доске: «Почему Неуверен?»

Ты улыбнулся и ответил, что это из-за твоей прискорбной привычки предвидеть все возможные причины, из-за которых планируемое предприятие может потерпеть неудачу.

В тот вечер я Спросила о тебе мою мать. Она рассмеялась и ответила, что ты перемежаешь свою речь постоянными сомнениями. Сделав строгое выражение лица, она изобразила твой низкий голос: «О, я не уверен, что мы сможем приобрести сколько-нибудь пригодную шерсть в Доле — обильные дожди размыли тамошние пастбища. Кроме того, я не уверен, что они починили единственный мост, по которому могут проехать наши фургоны. Не уверен, что из этого предприятия хоть что-нибудь получится». Несмотря на твой мрачный вид, добавила она, ты очень деловой торговец, и иметь такого на службе — большое счастье для нашего клана.

Когда два года спустя торговый фургон матери рухнул в пропасть из-за оползня в горах, наше с тобой знакомство переросло из случайных встреч в сотрудничество. Узнав, что тебе интересны мои исследования родовых корней, я с удовольствием стала передавать тебе заказы на родословные от купцов и землевладельцев, которых мы встречали во время наших торговых поездок. Вскоре мы уже помогали друг другу проследить историю наших собственных семей. Твой род в течение многих поколений селился в прибрежных Долинах, неподалеку от замка Сикип, в то время как клан моей матери, Робнор, предпочитал города, рынки и ярмарки.

Мать впервые встретила отца в Твифорде, на большой ежегодной шерстяной ярмарке. Судя по некоторым ее словам, я поняла, что на нее сразу же произвело впечатление, как он разбирался в породах овец. Он поведал ей, что хочет найти знаменитых синерогих овец с западных отрогов. Он был убежден, что сможет с их помощью улучшить качество шерсти в Долинах. Зная свою мать, я полагаю, что она хорошо взвесила все его шансы на успех, прежде чем согласилась выйти за него замуж и сопровождать во всех путешествиях, от Аппдола до Палтендола.

Мать как-то раз сказала мне, сокрушенно вздохнув:

— Твой отец был хорошим человеком, но его чересчур занимали мечты вывести самую совершенную породу. Скажу честно — никогда не встречала кого-либо, кто мог бы сравниться с ним в знании овечьих пород и разновидностей. И все же он должен был больше внимания уделять нашему торговому делу. Мой же Дуин при любой возможности сбегал в горы, чтобы поймать очередного дикого барана и пополнить стадо.

Если бы ему передался по наследству торговый талант его далекого предка Родуина из Эккора! Однако — каждому свое, ничего не попишешь…

Мой отец (вернее, тот, кого я тогда считала своим отцом) был третьим сыном в семье и приходился дальним родственником клану Эккора. Я помню его лишь смутно, ибо мне было всего четыре года, когда он отправился во время бури на поиски пропавшего ягненка и больше не вернулся.

После его смерти мать отправила меня к наставницам в аббатство Ришдола, надеясь, что они смогут избавить меня от немоты. Не удалось. Однако наставница Гверса прилежно обучала меня в течение шести лет. Мать приехала за мной, когда мне было двенадцать. Хотя наставницы предложили оставить меня в аббатстве, переписчицей церковных книг, мать сказала, что мое искусство письма принесет больше пользы в торговом деле. Наставницы возразили, что моя немота вне стен монастыря станет для меня серьезной помехой, но мать ответила, что, напротив, это пойдет на пользу, поскольку я не смогу ни выболтать каких-либо секретов, ни оскорбить клиента неумной фразой.

Вскоре я обнаружила, что обладаю несомненным талантом вести счета, определять цены и находить нужные товары. Куда более редким талантом — почти неизвестным среди уроженцев Долин — оказалась моя способность отыскивать пропавшие предметы, особенно если я могла прикоснуться к вещи, принадлежав-. шей их владельцу.

Примерно в то же время я начала видеть необычайно живые сны. Все, что я помнила по пробуждении, — яркие цветные вспышки и обрывки странной музыки. Когда мне было лет пятнадцать, я однажды, оставшись наедине с матерью, нетвердой рукой написала о своих снах. Мать была постоянно чем-то занята; ее руки не находились в бездействии дольше, чем требовалось, чтобы подхватить новый моток шерсти или связку счетных палочек. В тот день, прочитав слова на моей грифельной доске, она уронила вязание на колени и неподвижно застыла. Могу поклясться, что на ее румяном от загара лице проступила смертельная бледность.

Медленно и тихо, что было совершенно на нее не похоже, она произнесла:

— Когда-то и у меня были странные сны.., еще до твоего рождения. Когда ты родилась, они прекратились, и я не вспоминала о них много лет. — Она покачала головой и вернулась к прерванному вязанию. — Все это лишь ночные химеры, и свет дня гонит их прочь.

Постарайся забыть о них.

Вскоре после этого случая мать впервые упомянула о моем свадебном подарке. Я нашла ее пропавший браслет, один из пары, которую она очень ценила. Она всегда любила красивые вещи. Обрадованная находкой, она рассказала мне, что у нее есть нечто особенное — подарок, отложенный к моей помолвке.

Взволнованная, я написала: «Что за подарок? Можно посмотреть?» Но мать лишь задержалась в дверях, выходя из комнаты.

— Нет, — твердо ответила она, — тебе нельзя его видеть, пока ты не станешь невестой. Это очень старый и ценный дар из.., тайного места, которое я не могу назвать.

Разочарованию моему не было предела, но за работой я постепенно забыла о подарке и не вспоминала, пока несчастье в горах не лишило меня матери.

В то время ты помогал дяде Хервику на нашей торговой базе в Ульмспорте, я же была в Веннеспорте, в неделе пути к югу, где мать намеревалась основать нашу вторую торговую базу. Мне было почти двадцать, когда она погибла. Шторм задержал твой с дядей Хервиком приезд, и я пыталась занять себя, разбираясь в вещах матери и откладывая в сторону то, что она наверняка с радостью раздала бы многочисленным родственникам и друзьям.

2
{"b":"20862","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Байки из грота. 50 историй из жизни древних людей
Быть интровертом. История тихой девочки в шумном мире
Восемнадцать капсул красного цвета
Чужое прошлое
Лисьи маски
Торты и пирожные с зеркальной глазурью
Scrum без ошибок
Сердце. Как помочь нашему внутреннему мотору работать дольше
Тарелка молодости. Есть, жить, любить и оставаться молодыми