ЛитМир - Электронная Библиотека

— Что случилось? — встревоженно спросил Оуэн.

— Мерет больше не ощущает слов Эльзенара, — сказал Морфью, пододвигая ближе настольную лампу, чтобы осветить открытую страницу. — Мастер Оуэн, — воскликнул он, — почерк изменился! Я могу прочитать, что там написано! Похоже, это дополнение какого-то ученика — возможно, потерявшего рассудок, хотя…

— Морфью, — решительно произнес Оуэн, — пожалуйста, поделись с нами своим открытием, пока мы сами не потеряли рассудка.

Морфью смутился.

— Прошу прощения, друзья мои. Не могли бы вы принести еще лампу? Эти каракули столь неразборчивы, что мне не понять некоторых слов. Спасибо. "Мастер Эльзенар не вернулся, — запинаясь, прочитал Морфью. — Прошло.., три дня! Старый мастер Вердери отправился в хижину со своим магическим стеклом.

Он обнаружил следы заклинаний, столь изуродованных могучим потоком Силы, что проход в Арвон, оставленный Эльзенаром, уже не восстановить. Мы боимся самого худшего — что Эльзенара перехватил кто-то из Темных Адептов в Арвоне. Мы не перенесем потери одного из немногих настоящих Адептов. Да защитит нас Свет!").

Глава 14

Мерет — события в Лормте

(10 день, Месяц Ледяного Дракона / день Почитания, Луна Ножа)

Когда Морфью закончил читать и закрыл дневник Эльзенара, все мы какое-то время ошеломленно молчали, Первым заговорил Оуэн.

— Похоже, опасность, угрожающая нам ныне, — эхо тех давно прошедших событий. Как и во времена Эльзенара, Лормту вновь грозят Темные силы из Эскора.

Морфью, которого куда больше волновало совсем иное, радостно потер руки.

— Никогда не думал, что мне доведется узнать о происхождении Лормта, — воскликнул он. — Наконец-то, мастер Оуэн, в нашем распоряжении оказались свидетельства того, когда и почему была воздвигнута наша цитадель.

— И почему она почти не пострадала во время Сдвига, — заметил Оуэн. — Мы знали, что это как-то связано с нашими шарами из квон-железа, но дневник Эльзенара дает исчерпывающее объяснение. Шары наполнило Силой Великое Заклинание, шары позволяли наблюдать за Эскором. Есть достаточные основания полагать, что, когда Лормт подвергается угрозе со стороны магических сил, шары создают защитное заклятие, окружающее всю цитадель.

— Что мы со всей определенностью и наблюдали, — согласился Морфью. — Если бы после Сдвига, совершенного Волшебницами, земля не осела, стены Лормта наверняка бы устояли, — но как только магическая опасность исчезла, исчезла и защищавшая нас магическая сфера, и все повреждения, которые получил Лормт, были вызваны исключительно землетрясением.

К этому времени посох уже был в моей руке, и я ударила им о пол, привлекая к себе внимание.

— Теперь также понятно, — прочитала Нолар мои слова, — каким образом мой обручальный камень впервые оказался в западных землях; Эльзенар принес его с собой в Арвон тысячу лет назад, когда пересек море с помощью магического хода из Лормта.

— И тем не менее нам угрожает смертельная опасность — здесь и сейчас, а не тысячу лет назад, — нетерпеливо заявил Казариан, — Надеюсь, вы не хуже меня понимаете — если Гратчу удастся организовать встречу с эскорцами, Темные маги узнают, что у Гурбориана находится древний камень Силы.

Джонджа неохотно кивнула.

— Да, даже если он и не станет носить камень в их присутствии, Темные маги почувствуют исходящую от него ауру.

— Однако, судя по словам Эльзенара, камень был особым образом настроен на его собственный разум, — заметила Нолар. — Возможно, это помешает любому другому магу воспользоваться его Силой?

— Следует помнить, что с тех пор прошла тысяча лет, — сказал Оуэн. — Вполне вероятно, что любые ограничения, которые Эльзенар наложил на свой камень, за столь долгое время успели ослабнуть. Хоть я и уверен, что Светлые маги не станут пытаться подчинить своей воле атрибут Силы, настроенный на другого, но подозреваю, что магам Тьмы на подобные мелочи попросту наплевать.

Дюратан молча ходил взад и вперед по комнате, Наконец, он пододвинул кресло и сел рядом с Морфью, положив негнущуюся ногу на сундук с документами.

— Напрашиваются два вывода, — проговорил он, — и ни один из них мне не нравится. Если Темным магам удастся овладеть Силой, хранящейся в камне Эльзенара, опасность, грозящая Эсткарпу, многократно возрастет. С другой стороны, если Темные маги попытаются подчинить камень своей воле и он воспротивится их усилиям, не последует ли за этим новый чудовищный выброс Силы, подобный тому, что разрушил Главные Врата?

— У меня нет никаких сомнений в том, — возразила Джонджа, — что камень Эльзенара нельзя отдавать в руки служителей Тьмы. Его должны подчинить себе, или, по крайней мере, держать под своей защитой те, кто предан Свету.

— Но как нам этого добиться? — спросил Морфью. — Мы здесь, в Лормте, а камень Эльзенара — в Ализоне.

— На твой вопрос легко ответить, — печально произнес Дюратан. — Ответ легко дать, но исполнить его куда сложнее: нам придется отобрать камень у Гурбориана.

— Что, в Лормте есть целая армия, о которой мы ничего не знаем? — холодно спросил Казариан. — Барон Гурбориан вряд ли отдаст камень, если его об этом просто попросить, сколь бы убедительно ни была сформулирована ваша просьба.

— Возможно, ты предложишь более надежный способ? — бросил вызов Дюратан.

Казариан кивнул, не обращая внимания на сарказм Дюратана.

— Мы не можем терять время на то, чтобы собрать войско или отправиться в Ализон по суше, — заявил он. — Если заклинание, доставившее меня в Лормт, действует и в обратном направлении, я мог бы вернуться через портал Эльзенара в вашем подземелье и попытаться отобрать камень у Гурбориана.

Все заговорили наперебой, так что Оуэну пришлось поднять руку, призывая к порядку.

— И ты отважишься на подобную миссию? — спросил он ализонца.

— Да, — твердо ответил Казариан, — Что ж, весьма существенное сокращение наших сил, не так ли? — заметил Дюратан. — Сначала речь шла о целой армии, а теперь остался лишь один? Разве что барон Гурбориан имеет привычку прогуливаться в одиночестве, а ты в состоянии подготовить у себя дома хорошо вооруженный отряд, чтобы его подстеречь. Так или иначе, я настаиваю, чтобы вместе с тобой отправился кто-то из нас.., чтобы увеличить наши шансы на успех.

Казариан напрягся, собираясь ответить, но я опередила его, ударив посохом о пол. В течение всей нашей дискуссии я заставляла себя писать. С того самого мгновения, когда Дюратан предложил завладеть камнем Эльзенара силой, я знала, что против моих предложений вряд ли можно что-либо возразить. Хотя все мое существо протестовало против выводов, к которым пришел мой разум, я знала, что должна участвовать в этом рискованном предприятии.

Я подала лист пергамента Нолар, которая прочитала:

— Вспомните ограничение, наложенное на портал заклятием Эльзенара: лишь его кровные родственники могут через него пройти. Полагаю, что и я в какой-то степени родня Эльзенару; иначе почему моя мать назвала этот камень обручальным даром нашей семьи с древних времен? Возможно, моя способность мысленно проникать в суть вещей происходит от некой примеси магической крови, доселе неизвестной? Судя по моей внешности, я вполне могла бы отправиться в Ализон — вы, вероятно, заметили, что у меня такие же глаза и волосы, как и у ализонцев. Более того, я обладаю еще одной особенностью, полезной для потенциального шпиона — я не смогу проболтаться о чем бы то ни было в присутствии врага. И еще — если Гурбориан где-то спрятал камень Эльзенара, я уверена, что смогу, если потребуется, отыскать его, даже в темноте.

Пока Нолар читала, Казариан наклонился вперед, лицо его выражало крайнее удивление.

— Не хочешь ли ты сказать… — выпалил он, затем замолчал и обвел всех вызывающим взглядом. — Не пошлете же вы для столь важной миссии старую, немую женщину!

Морфью улыбнулся.

— Мерет вовсе не похожа на ваших ализонских женщин, — мягко сказал он. — Спешу сообщить, что женщины Долин столь же активны, как и мужчины, как в торговле, так и в бою.

20
{"b":"20862","o":1}