ЛитМир - Электронная Библиотека

Морфью задал вслух вопрос, который интересовал и меня:

— А что, если проход Эльзенара функционирует лишь в определенное время ночи? Возможно, заклинание, приводящее его в действие, как-то привязано ко времени. Меня не было здесь, когда появился магический портал, но Оуэн показал мне каменную плиту, над которой он возник, и мы пометили ее на будущее. Как я понимаю, все вы наблюдали некое светящееся пятно, висящее над полом. Мои глаза не столь зорки, как когда-то, но сейчас я не вижу ничего необычного в воздухе над отмеченным камнем.

Мудрая нахмурилась, глядя на свою рунную доску.

— Я тоже не ощущаю сосредоточения Силы, которое привело нас сюда перед тем, как открылся проход.

Ты что-нибудь чувствуешь, Нолар?

Подруга Дюратана покачала головой, и Мудрая повернулась к Мерет.

— Возможно, если ты дотронешься до камня, отмеченного Морфью, — предложила она, — ты сможешь ощутить нечто, недоступное для нас.

Мерет наклонилась и провела пальцами по каменным плитам, которые отметил Морфью, но колдовская интуиция на этот раз ее подвела. Она написала на своей доске, что камень не вызывает никаких образов в ее сознании.

Оуэн полез в висевшую у него на поясе сумку и достал… Ключ Старшего!

— Может быть, этот ключ — часть заклинания, — заметил он, протягивая ключ мне. — Ведь ты держал ключ в руке тогда, в замке Кревонель, когда впервые заметил открывающийся проход?

Я задумался, вспоминая те события.

— Да, — подтвердил я, — я держал ключ в руке, но стоял спиной к центру помещения. Меня привлекло странное свечение, внезапно вспыхнувшее позади меня.

— Если бы только мы побольше знали о том, как древние маги составляли свои заклинания, — с тоской проговорила подруга Дюратана. — Наверняка они могли открыть проход в любой момент, когда им это было нужно, с помощью каких-нибудь слов или жестов.

— Я не произносил никаких слов и не делал никаких жестов, — возразил я, — не знал я и куда, собственно, отправляюсь.

Морфью смотрел на помеченный камень.

— Возможно, — задумчиво произнес он, — если Казариан встанет на это место и представит себе соответствующее помещение в замке Кревонель, то сила его мысли перебросит магический туннель в точку назначения.

Мудрая кивнула.

— Предположив, что портал может одновременно принять более одного человека, — предупредила она, — мы не должны рисковать, позволяя двоим нашим путешественникам разделиться. Если Мерет и Казариан возьмутся за руки, они наверняка останутся вместе.

Помня о неприятных ощущениях, испытанных мной во время переноса, я счел разумным заранее предупредить Мерет.

— Меня швыряло во все стороны, словно под ударами зимней бури, — сказал я ей. — То, что говорит Мудрая, справедливо, но боюсь, что просто держаться за руки недостаточно. Лучше я обхвачу тебя руками, госпожа, держа при этом Ключ Старшего, как и в тот раз, на случай, если он является неотъемлемой составляющей заклинания. Идем, встанем рядом друг с другом и сосредоточимся на конечном пункте нашего путешествия.

Мерет заткнула свой посох за пояс и, после секундного колебания, положила руки мне на талию. Держа ключ в правой руке, я обхватил ее за плечи, крепко прижав к груди.

— Помещение, в котором мы должны оказаться, — громко объявил я, — это охраняемое магическими силами глубокое подземелье под замком Кревонель. — Я закрыл глаза, пытаясь сосредоточиться на голых каменных стенах, таких какими я видел их в последний раз… на потемневшей от времени деревянной двери с серебристо-бронзовым замком…

— Вот оно! — вернул меня к реальности внезапный крик Мудрой. Когда я открыл глаза, на расстоянии вытянутой руки от нас разрастался в воздухе противоестественный овал из застывшего света.

— Держись крепче, госпожа! — приказал я и, подняв ее, шагнул в сверкающую дыру.

Глава 18

Мерет — события в Лормте, затем, в замке Кревонель

(20 день, Месяц Ледяного Дракона / 19 день, Луна Ножа)

Я силой заставила себя приблизиться к Казариану и обхватить руками его стройную талию. Судя по всему, он не испытывал ко мне подобного отвращения, поскольку стиснул меня столь сильно, что я едва могла дышать. Внезапно я осознала, что ни один мужчина не обнимал меня так крепко с тех пор, как не стало моего любимого Неуверена, все мучительные годы, прошедшие до сегодняшнего дня. Мысль о том, что я вынуждена испытывать подобное унижение со стороны ализонца, казалась мне почти невыносимой, но впереди меня ждало худшее.

Я отчаянно цеплялась за Казариана, единственную твердую и теплую опору среди кромешной тьмы и ревущего хаоса. Я чувствовала, как под камзолом колотится его сердце, а он продолжал крепко держать меня.

Не знаю, в состоянии ли я была дышать и можно ли было вообще дышать в этой чудовищной бездне. Затем, столь же внезапно, все кончилось, и мы оказались в другом помещении с каменным полом. Единственным источником света был лишь сам таинственный портал, и когда он, быстро уменьшаясь в размерах, исчез, нас окружила полная темнота.

— Можешь стоять, госпожа? — донесся до меня голос Казариана. Он ослабил объятия, так что мои ноги вновь прочно опирались на пол, но придерживал одной рукой за плечи. — Ах да, она же не может говорить, — пробормотал он по-ализонски, затем добавил:

— Сожми мою руку, если можешь стоять без посторонней помощи.

Я нащупала его ладонь и сжала ее. У меня слегка кружилась голова, словно в лихорадке или спросонья, но я была уверена, что смогу устоять, если не буду пытаться двигаться.

Казариан отпустил меня. Вскоре неподалеку послышался скребущий звук. Казариан высек искру с помощью трута и кремня и, присев на корточки, поджег полусгоревший факел, возможно, тот самый, что он оставил, отправляясь в Лормт. Мерцающий огонь факела осветил комнату без окон и с голыми стенами, с одной лишь массивной дверью. Я оперлась на посох, ожидая, пока пройдет головокружение.

— Прежде чем мы покинем эту комнату, — предупредил Казариан, — мы должны тщательно продумать наши действия. Лучше всего, если тебя будут видеть как можно меньше людей. Меня постоянно сопровождает Геннард, мой слуга с самого моего появления на свет. Прежде он служил сородичу моего родителя, и он единственный в замке Кревонель, кто знает Волориана в лицо. Я скажу ему, что ты — барон, прибывший в Столицу с тайным визитом; он не станет задавать лишних вопросов. Мы можем также полностью положиться на Бодрика, смотрителя моего замка, прибывшего в Кревонель пять лет назад из наших прибрежных владений. Да, именно эти двое будут обслуживать нас. Пусть тебя не смущает шрам на лице Бодрика — он получил его два года назад в стычке с разбойниками из Карстена. — Казариан помолчал, затем добавил:

— Бодрик постоянно враждует с Лурском, главным оружейником Гурбориана. Они заключили между собой нечто вроде вооруженного перемирия на то время, пока и Гурбориан, и я в Столице. Мне придется доверить доставку письма для Гурбориана именно Бодрику. Он наверняка сумеет добиться того, что нам нужно — передать письмо Морфью в руки Гурбориана, избежав при этом нежелательного внимания со стороны посторонних.

Я достала из внутреннего кармана плаща грифельную доску и мел. Будучи ограниченной как малыми размерами доски, так и недостаточным знанием ализонского, я постаралась выразить множество возникших у меня вопросов как можно более кратко.

«Не удивятся ли слуги, не найдя наших лошадей?» — написала я.

Казариан прочитал мои слова и оскалил клыки в хищной усмешке.

— Я рад, госпожа, что наше не слишком комфортабельное путешествие не повлияло на твой разум, — сказал он. — Если мы хотим, чтобы наша миссия в Сто лице оставалась тайной, нам не следует привлекать к себе внимание и появляться здесь в сопровождении верхового отряда. Как хозяин замка Кревонель, один лишь я знаю и использую множество тайных ходов, которые позволяют входить и выходить, оставаясь незамеченным для друзей и врагов. Мои слуги решат, что мы воспользовались одним из таких ходов — что мы, собственно говоря, и сделали, хотя и несколько своеобразным способом. — Он помолчал, затем продолжил:

26
{"b":"20862","o":1}