ЛитМир - Электронная Библиотека

Закрыв за ним дверь, Казариан коротко бросил:

— Твой обман сразу раскроется, если Геннард увидит тебя за едой. Тебя выдадут твои ровные зубы. Поэтому тебе придется следить за тем, чтобы не показывать зубы в присутствии Гурбориана и Гратча. Будем считать, что предполагаемая лихорадка Волориана не позволяет тебе есть приготовленное угощение.

Я проглотила еще немного ализонской еды, поклявшись не раскрывать рот во время встречи баронов.

Наконец, Казариан повел меня вниз, в просторный зал. Он остановился перед высокими двойными дверями, которые вели внутрь обширного помещения. Стены были завешены колышущимися зелеными портьерами, вышитыми золотой нитью. Три огромных железных светильника, стоявших на полу, давали достаточно света, но на большом столе в центре комнаты были зажжены свечи. Посреди стола лежал также меч В ножнах, с оправленной в серебро рукояткой. А на длинном столе, протянувшемся вдоль стены, Геннард сервировал обильный холодный ужин.

Казариан сразу же схватил меч и выдернул его левой рукой из ножен, после чего последовал неожиданный шквал выпадов и ударов. Как я и предполагала, он обращался с оружием удивительно свободно. Явно удовлетворенный, он убрал меч в ножны, затем окинул пристальным взглядом портьеры. Позади одного из больших резных кресел вертикальные складки ткани прикрывали нишу в каменной стене. Казариан спрятал меч в узком пространстве и, поправив портьеру, повернулся ко мне.

— Хочу предупредить, чтобы ты избегала даже царапины от любого баронского меча — они могут быть смазаны ядом, здесь это вполне обычное дело. Ты говорила, что умеешь обращаться с посохом — а как насчет меча или кинжала?

Покачав головой, я написала на своей доске:

«Самострел, посох — но не меч. Могу ударить кинжалом, если вблизи».

Я коснулась рукоятки одного из кинжалов у себя на поясе, но Казариан нахмурился.

— Лучше не стоит, — сказал он. — Кроме того, всем нам придется разоружиться — формально, конечно, — прежде чем начнется наша встреча. У меня нет никаких сомнений, что и у Гурбориана, и у Гратча будет при себе спрятанное оружие, того же они ожидают и от нас, но обычай есть обычай. Естественно, они не сочтут оружием твой посох. Ализонские бароны не сражаются палками.

«В Долинах сражаются», — твердо написала я.

— Я слышал, — улыбнулся Казариан, затем его лицо вновь посерьезнело. — Когда Гурбориан будет обращаться к тебе, — сказал он, — ты должна писать на своей доске так быстро, как только можешь, но так, чтобы ни Гурбориан, ни Гратч не видели, что именно ты пишешь. Читать за тебя вслух буду только я. Таким образом я смогу отвечать на вопросы о том, чего ты можешь не знать. Пусть тебя не пугают надменные манеры Гурбориана или Гратча. Ты — барон Волориан из Рода Кревонель, а он не обязан считаться ни с кем, кроме самого Лорда-Барона, В открытых дверях появился Бодрик. Он был одет в камзол с высоким воротником, скрывавшим раненую шею, и казался вполне готовым к схватке, если она все же произойдет.

— Прибыли гости из Рептура, хозяин, — доложил он.

— Мы встретим их у входа, — ответил Казариан.

Проходя за ним следом через двойные двери, я заметила тяжелую деревянную балку, лежавшую у стены возле порога, но у меня не было возможности спросить Казариана о ее назначении.

Сразу за дверью выстроились в ряд позади Бодрика четверо вооруженных телохранителей Казариана. Лицом к ним стояли четверо, столь же хорошо вооруженных, ализонцев, одетых в яркие ливреи цвета охры с черным кантом. В воздухе висел дух взаимной вражды, столь же отчетливый, как если бы между ними разбили о каменный пол бутылку с дурно пахнущей жидкостью.

Не обращая внимания на мелких сошек, Казариан направился прямо навстречу их приближающимся хозяевам.

Я сразу же узнала Гурбориана, уже известного мне по моим видениям в Лормте. Он был коренаст и широкоплеч, с более широким лицом, чем у Казариана, с более плоскими скулами и более крючковатым носом.

— Его темно-зеленые глаза напоминали испорченную во время обжига гончарную глазурь. Показная пышность его костюма внушала мне отвращение. Красный, словно кровь-вино, бархатный камзол был испещрен черными атласными вставками, швы вокруг которых были окаймлены жемчугом. На его плечах висела изящная золотая цепь, украшенная красными драгоценными камнями, такие же камни сверкали в перстнях на обеих короткопалых руках. Даже его черные высокие сапоги были украшены золотой инкрустацией. Однако камня Эльзенара на нем не было. Если он и принес его с собой, то прятал его от посторонних глаз.

Следом за ним шагал высокий и тощий человек — судя по всему, печально знаменитый Гратч. Как и большинство уроженцев Горма, он отличался внешностью от представителей Древней Расы. Его соломенно-желтые волосы и голубовато-зеленые глаза казались неуместными среди более бледных ализонцев. Когда он подошел ближе, я заметила складки в углах его рта, словно ему часто приходилось хмуриться. Цвет и вид его камзола из темно-красно-коричневой рубчатой фланели неприятно напомнил мне окровавленные бинты Бодрика. Цепь на его шее, хотя и не столь тяжелая и украшенная, как у его господина, тем не менее была из чистого золота.

Я не могла удержаться от сравнения двух стоявших друг против друга сторон. Рядом с Гурборианом и его людьми, люди Кревонеля выглядели совершенно невыразительно. Казариан упоминал о том, что предпочитает более простой стиль жизни, нежели другие бароны; теперь я лучше понимала, что он имел в виду.

Быстро решив, что буду подражать поведению самого надменного человека из всех, кого я знала, торговца из Карстена, высокомерные манеры которого всегда приводили в ярость дядю Паранда, я смерила Гурбориана ничего не выражающим взглядом.

Гурбориан оскалил клыки в лицемерной улыбке и провозгласил:

— Получив твое послание, Волориан, я понял, что лишь крайне важная для Кревонеля причина могла оторвать тебя от твоих псов в столь критический момент.

Я быстро нацарапала что-то на своей доске, чтобы Казариан «прочитал» мой ответ. Он ловко повернул доску так, чтобы Гурбориан ничего не видел, и передал ему якобы мои замечания:

— Разве это не самое подходящее время для тайной встречи? Я не пропускал Первого Щенения со времен заморской войны. Ни один барон не подумает, что я мог бы сейчас бросить свою свору.

— Хитрая уловка, — похвалил меня Гурбориан, — но не может ли кто-нибудь.., проболтаться насчет твоего отсутствия?

— Определенно — нет, — возразил Казариан. — На Псаря Волориана можно полностью положиться. Никто не узнает о нашей встрече — по крайней мере, не от кого-то из замка Кревонель.

— И, могу вас заверить, не из поместья Рептур, — искренне заверил Гурбориан.

Казариан вытер мою доску носовым платком и вернул ее мне.

— Давайте разоружимся, — предложил он, — и начнем нашу беседу.

Все четверо выложили устрашающее количество ножей на стол за дверью зала.

Поскольку я была самым старшим и, очевидно, самым главным участником этой встречи, я вошла в зал первой и заняла хозяйское кресло с высокой спинкой.

Казариан подождал, пока войдут двое гостей, затем закрыл двери и, нагнувшись, поднял заинтересовавшую меня деревянную балку. Теперь я поняла, для чего она нужна — он опустил ее в железные скобы, привинченные по обеим сторонам двойных дверей, заперев нас внутри и при этом оставив наших вооруженных телохранителей снаружи.

Глава 21

Казариан — события в замке Кревонель

(20 день, Луна Ножа / 21 день, Месяц Ледяного Дракона)

Спускаясь по лестнице впереди Мерет по пути в зал, где мы должны были встретиться с Гурборианом и Гратчем, я обдумывал ее реакцию на события сегодняшнего вечера. Ее явно потрясла неожиданная встреча с волколаком в моей спальне, но, к моему удивлению, она не упала в обморок от страха. Учитывая, что ей никогда прежде не приходилось видеть подобных зверей и что сперва она сочла его живым, она среагировала вполне разумно, отскочив в сторону и схватившись за свой посох, чтобы отразить нападение. На меня произвела впечатление ее выдержка — весьма необычная для женщины. Не испугал ее и вид ран вернувшегося Бодрика. Более того, она оказала весьма уместную помощь, своевременно налив ему бокал вина и продемонстрировав явное умение обращаться с бинтами. Судя по ее действиям, ее участие в войне Ализона с Долинами было достойно уважения.

33
{"b":"20862","o":1}