ЛитМир - Электронная Библиотека

Ранним утром на следующий день я отправился в Эстпорт. Вдоль берега реки Эс протянулась накатанная дорога, и ехать было легко, несмотря на снег. Отдохнувшая лошадь двигалась быстро, и к ночи я был уже на месте.

Я благоразумно обогнул стороной местную крепость, поместье Эстфорд, владения Кориса из Горма, бывшего воина, а ныне Лорда-Сенешаля Эсткарпа. Нам в Ализоне приходилось слышать, что после серьезного ранения Корис перебрался в свои уединенные владения.

Ходили также слухи, что они с супругой — Лоизой, дочерью лорда Верлейна, грабителя затонувших кораблей, — до сих пор, время от времени, давали советы Ведьмам Эсткарпа. Не желая привлекать внимания столь опасных врагов, я направился прямо к порту возле устья реки.

Я быстро нашел торговый дом, который порекомендовал мне торговец в Эсе. Его коллеги охотно взяли на себя заботу о моей лошади, согласившись отправить ее назад в Эс вместе с очередной партией товара. Они сообщили также, что сулкарский капитан, которого я ищу, действительно сейчас в порту и готовит свой корабль к путешествию в Долины. Один из учеников проводил меня до таверны, где любил бывать капитан Браннун, и показал мне рослого волосатого типа, жадно глотавшего эль за столом возле двери. Я отвлек его от кружки, громко позвав по имени, и представился.

Он вытер пену с щетинистых сулкарских усов и смерил меня презрительным взглядом.

— Для такого мальчишки, как ты, орешь ты неплохо, — сказал он. — И что тебе такого понадобилось, что ты нарушаешь мой покой?

В Ализоне с давних пор было известно, что с сулкарцами имеет смысл говорить только напрямую — хитрость в общении с ними неуместна. Достав из кошелька на поясе два серебряных слитка, я бросил их на грубый деревянный стол. Когда я покидал Лормт, Мерет предложила заплатить за мое путешествие в Долины, однако я настоял на том, чтобы воспользоваться моим собственным золотом. Дюратан возразил, что вряд ли стоит демонстрировать металл с ализонским клеймом, но Оуэн, к некоторому моему удивлению, послал слугу за ларцом, в котором лежали неклейменые серебряные слитки, и тщательно отвесил количество серебра, равноценное моему золоту.

Капитан Браннун ухмыльнулся и потрогал слитки жилистым пальцем.

— Вижу, дело у тебя и в самом деле срочное, — заметил он. — Как я понимаю, тебе нужно место на «Ищущем Бури»?

— Если ты идешь сразу в Долины — да, — подтвердил я. — Мой наставник требует, чтобы я отправился в торговую экспедицию вместо него, пока его сломанная нога заживает в Лормте.

Браннун со всей силы хлопнул меня по плечу.

— Счастье улыбнулось тебе, парень! — воскликнул он. — Я загрузился товаром уже шесть дней назад и жду лишь подходящего ветра, чтобы отплыть в Веннеспорт. Но что ты сидишь тут, весь иссохший, словно пустынный цветок? Эй, хозяин — эля для моего пассажира! И для меня! Что за товар ты везешь? Предупреждаю, в моем трюме почти нет места.

— Я надеюсь вернуться с товаром, — ответил я, — но сейчас у меня ничего нет. Только мои личные вещи.

— Тем лучше, — радостно взревел Браннун. — Я боялся, что тебе понадобится место в трюме, у меня его нет. Давай, допивай свой эль, и я покажу тебе «Ищущий Бури» — лучший корабль из всех, на палубе которых хотелось бы стоять.

Поднявшись, он сгреб со скамьи рядом с собой темно-желтую груду, которая сперва показалась мне кипой шкур. Заметив мой взгляд, Браннун громко расхохотался.

— Сомневаюсь, что ты когда-либо видел живьем зверя, подарившего мне эту шубу, — провозгласил он. — Это настоящий лев — да, один из тех редких зверей из краев к югу от Долин. Когда я был молод — примерно твоего возраста — он напал на меня во время плавания вдоль побережья. Мы сошли на берег, чтобы пополнить запасы пресной воды. Я стоял, наклонившись, и наполнял бочонок из ручья, когда лев прыгнул на меня из зарослей. Должен сказать, славная была схватка! Не окажись у меня на поясе топорика, возможно, моя собственная шкура по праву украсила бы его логово. Так или иначе, я заполучил эту превосходную шубу — и украшение для моего боевого шлема — одним ударом.

Бросив на стол несколько карстенских серебряных монет, он потащил меня к двери.

Мне никогда прежде не приходилось бывать на морских кораблях. Весь мой опыт ограничивался речными судами. С необычной для своих размеров ловкостью Браннун спрыгнул с пристани на палубу внешне неуклюжего, но устойчиво державшегося на плаву широкопалубного сулкарского корабля. Как и у всех подобных кораблей, его нос украшала гротескная фигура в виде чешуйчатой змеи.

Браннун потянул носом воздух и, прищурившись, взглянул на низкие облака.

— Ветер пока слишком слаб, чтобы мы могли выйти в море — возможно, к утру он усилится. Идем!

Можешь выбрать себе каюту — хочешь, рядом с вином, хочешь — рядом с шелком. Или ты предпочитаешь спать на палубе?

Я заверил его, что предпочту место в трюме. Мне казалось благоразумным как можно больше времени проводить под палубой, по возможности не показываясь на глаза сулкарцам и уменьшая тем самым вероятность разоблачения. Я признался Браннуну, что это мое первое морское путешествие, и выразил опасение по поводу возможных штормов. На какое-то мгновение мне показалось, что он задохнется от негодования.

— Шторма, шторма! — сплюнул он. — Я хожу в море зимой, хожу среди штормов! Почему, по-твоему, я назвал свой корабль «Ищущий Бури» ? — Он яростно взмахнул руками. — Потому что шторм для него — наивысшее наслаждение; чем выше волны, тем быстрее он летит по ветру. — Он покачал головой, не в силах поверить в мое невежество. — Возможно, в трюме ты не столь сильно промокнешь, — с неохотой признал он, затем глаза его вспыхнули. — Конечно, во время по-настоящему сильного шторма мне потребуется каждая пара рук на борту. Не сомневаюсь, твой наставник достойно оценит приобретенный тобой опыт.

На восемнадцатый день Луны Первых Щенков мы вышли из Эстпорта. Три дня спустя на нас обрушился первый шторм. Я узнал о кораблях и морском деле столько, сколько никогда не предполагал узнать — как на палубе, так и под ней. Команда Браннуна состояла из шумных и задиристых парней, типичных сулкарцев, но они были искусными моряками и, как мы в свое время узнали на собственном горьком опыте, отважными воинами. Каждый раз, когда я оказывался на палубе, от меня ожидали какой-либо помощи, и потому я при малейшей возможности предпочитал оставаться в трюме.

Впрочем, даже там я не мог полностью уединиться.

Едва закончился первый шторм, Браннун вошел в мою кабину со счетными палочками и документами в руках и бросил их на мою деревянную койку.

— Разберись-ка с этими грузовыми накладными, — приказал он. — Вряд ли твоему учителю понравится, что ты впустую теряешь время, когда у тебя столько возможностей набраться опыта.

Я с удовольствием сказал бы ему, что для подобной работы у меня есть управляющий, но, чтобы не выдать себя, постарался навести некоторый порядок среди исписанного неразборчивым почерком бумажного хаоса.

Когда Браннун вернулся несколько часов спустя, я сообщил ему, что, судя по счетным палочкам, в его трюме недостает четырех тюков шерсти — по сравнению с почти нечитаемыми грузовыми накладными.

— Вы, торговцы из Долин, — заявил Браннун, — вечно помешаны на точных подсчетах. — Он опять хлопнул меня по плечу так, что у меня застучали зубы, и проревел:

— Идем, пообедаем у меня в каюте! Там и обсудим, как правильно вести бухгалтерию.

Именно во время этого обеда я едва себя не выдал, Когда мы ели какую-то, вполне приемлемую на вкус, вареную рыбу, я заметил большую крысу, высунувшую голову из-за деревянного шпангоута, изгибавшегося вдоль стены. По привычке, прежде чем я успел что-либо сообразить, моя рука потянулась к висевшему на поясе ножу и метнула его в крысу, пронзив гнусную тварь насквозь.

Браннун набрал в грудь воздуха и пристально посмотрел на меня.

— Где ты научился так швырять нож, ученик? — прорычал он.

Проклиная себя за то, что позволил моим мускулам действовать помимо моей воли, я, стараясь выглядеть как можно более униженно, поведал ему о своем мнимом горьком прошлом.

44
{"b":"20862","o":1}