ЛитМир - Электронная Библиотека

— Я уверена, — твердо сказала Нолар, — что, будь здесь Джонджа, она бы посоветовала Мерет отдохнуть, чтобы у нее были силы записать новые послания Эльзенара, если мы их обнаружим. — Чем-то на мгновение напомнив госпожу Беталию, Нолар решительно выставила Дюратана и Морфью из комнаты, затем помогла мне расположиться на ночь в тихой каморке по соседству, которую мы превратили в мою временную спальню. Держа свечу в руке, Нолар ненадолго задержалась у двери.

— Мне нужно приготовить снадобье, способное поддержать силы исследователей, — с улыбкой заметила она. — Если они найдут сегодня ночью еще какие-нибудь записи Эльзенара, они, наверное, поспешат сюда, умоляя тебя о помощи, так что лучше поспи, пока есть такая возможность.

Едва Нолар закрыла дверь, я откинулась на подушки, натянув до подбородка теплое одеяло. Однако тревожные мысли не давали мне заснуть.

Меня беспокоило, как примут Казариана в Ализоне. Даже если ему удастся правдоподобно объяснить свое отсутствие, отныне ему угрожает опасность со всех сторон. Лорд-Барон, наверняка, постоянно — и вполне справедливо — опасается всевозможных заговоров против себя; жаждущие мести силы Рептура будут стремиться возложить на юношу ответственность за исчезновение Гурбориана; а все остальные оставшиеся в живых сторонники Гурбориана, скорее всего, станут пуще прежнего добиваться союза с Темными магами Эскора. Даже если Казариан сумеет привлечь на свою сторону Волориана и еще кого-то из старых баронов, его положение по-прежнему останется очень рискованным.., однако я уже видела, как действует Казариан в минуту опасности. Если кто-то и мог успешно преодолеть смертельный лабиринт неустанной борьбы за власть в Ализоне, то только Казариан.

Не могла я избавиться и от мыслей о том положении, в котором оказались мы сами, то есть Лормт.

Нам было просто необходимо убедить Совет Волшебниц серьезно отнестись к нашему предупреждению, но захотят ли они выслушать Дюратана и Джонджу, а если да, то согласятся ли действовать в наших интересах? Многое зависело от того, удастся ли нам представить убедительные доказательства существования планов Эльзенара, касавшихся обнаружения и, как мы надеялись, также и обезвреживания любых Врат или проходов, через которые Темные Силы Эскора могли напасть на Эсткарп. Я не знала, смогут ли Волшебницы успешно воспользоваться указаниями древнего мага, даже ясно изложенными. Хватит ли их общей Силы для того, чтобы привести в действие его заклятия? Написал ли вообще Эльзенар о том, как следует применять эти заклятия? Вопросам, которые роились у меня в голове, подобно раздраженным пчелам, казалось, не было конца.

Мне почудилось, будто я слышу тихий, убежденный голос Неуверена:

«Когда у тебя больше вопросов, чем ответов, и когда на разрешение большинства вопросов требуется время, ни к чему тратить силы на бессмысленные сомнения. Лучше потрать их на какую-нибудь задачу, для которой уже есть решение, и пусть время даст тебе то, чего не хватает для ответа на другие вопросы».

Мой драгоценный Неуверен… Он явился ко мне во сне прошлой ночью, напомнив о случае, о котором я не вспоминала много лет. Мы вдвоем пересчитывали рулоны ткани на одном из наших складов в Ульмспорте.

Другие торговцы и посыльные то входили, то выходили, постоянно прерывая нас, пока Неуверен не оказался обмотан тремя полотнищами из разных рулонов.

После очередного неожиданного вторжения Неуверен раздраженно повернулся, и рулон, разматываясь, соскользнул с его плеча на пол.

Конечно, я не могла рассмеяться вслух, но меня трясло от нескрываемого веселья. Он вызывающе уставился на меня.

«Могу я спросить, — бросил он, — что тут такого сметного?»

Трясущейся рукой я написала на своей доске:

«Ты похож на плетеный хлеб из Элдердола»

Неуверен окинул себя взглядом, затем искренне расхохотался за нас обоих.

«Лучше я выберусь, — воскликнул он, — пока окончательно не запутался. Хотя, — добавил он приглушенным тканью голосом, — я слышал, что правильно завязанная плетенка служит талисманом, отгоняющим несчастья».

Сон этот перебросил мост в далекое прошлое, словно не миновали с тех пор бесконечные годы, но, когда я проснулась, в памяти моей остались лишь теплые воспоминания. Я знала, что никогда больше не смогу ощутить прикосновение руки Неуверена к моей, кроме как в воспоминаниях, так же как никогда больше не смогу взять в руки мой обручальный дар, магический камень Эльзенара, который отправился вместе с хозяином в волшебные края, недоступные нашему пониманию.

К сожалению, Неуверену не довелось увидеть магический камень, обручальный дар моей матери.., но лишь теперь мне стало ясно, что камень, обладающий подобной Силой, не мог быть лишь простым украшением для невесты. Он был неразрывно связан с самой жизнью мага, которому принадлежал. Его чудовищная Сила. позволяла Эльзенару преодолевать огромные расстояния и вершить великие дела. Что-то подсказывало мне, что магический камень доставил Эльзенара туда, где маг мог вновь воссоединиться в единое целое. Не могу сказать почему, но я это знала. Теперь и Эльзенар, и его магический камень были невообразимо далеко от нас. На многие века судьба разделила их, словно плывущие листья, разнесенные потоком времени в разные стороны. Эльзенар был волшебным образом заточен в логове Нарвока, словно под слоем зимнего льда, в то время как его драгоценный камень переходил из рук в руки, и никто не подозревал о его истинной сущности, пока, благодаря нашим усилиям, он не вернулся к своему владельцу. После этого поток времени вновь понес их обоих к их магическому предназначению.

Неуверена тоже унес от меня поток времени, и столь же неотвратимо. Теперь, среди водоворота событий, меня сопровождали обитатели Лормта, принявшие меня в свое общество. Более того, сколь невероятным это ни казалось, я вынуждена была признать, что начинаю считать одним из своих новых товарищей и Казариана из Ализона. В том, что он был моим родственником, у меня не было сомнений. К тому же манеры его оказались крайне учтивыми и неожиданно мягкими. Исходя из того, что я знала, прежде чем приехала в Лормт, я должна была презирать и опасаться его, как врага.., но, после испытаний, которые нам довелось пережить вместе, я начала думать, что, возможно, когда-нибудь, если мы снова встретимся, я смогу.., назвать его другом.

На закате своей жизни я совершила путешествие намного более далекое, чем ожидала, и видела то, чего не предполагало даже самое пылкое воображение. Чувство причастности к великим событиям придавало сил моему изможденному телу. Наконец, я нашла для себя достойное место. Лормт был тем самым убежищем, которого я искала, не сознавая еще, что не могу полностью принадлежать одним лишь Долинам. Мое будущее внушало страх; в любой момент мы могли быть вовлечены в схватку за собственную жизнь, но судьба уже бросала мне подобный вызов прежде. Меня поддерживали и придавали мне сил не только воспоминания; со мной были надежные друзья, готовые сражаться за все самое дорогое для нас.

Прежде чем я заснула, перед моим мысленным взором предстала сцена, которой не могло быть в действительности: Неуверен стоял в лучах солнца, протягивая мне руку. На шее у него висел на серебряной цепочке сверкающий голубой драгоценный камень, такой же формы, как и мой обручальный дар, но лишенный невыносимого бремени заключенной в нем Силы. Я поняла, что это и в самом деле обручальный дар, который я преподнесла бы своему возлюбленному, если бы судьба была к нам благосклонна.

Мне показалось, что я слышу шепот Неуверена:

«Сейчас ты должна приложить все усилия для того, чтобы защитить Лормт.., но я всегда буду ждать тебя, дорогая».

Погруженная в золотой сон, я улыбнулась и потянулась к перу и чистому листу пергамента. Мне еще столь многое предстояло написать.

Заключение

Мерет — события в Лормте

(5 день, Месяц Ивового Карш / 4 день, Луна Горячечного Листа)

53
{"b":"20862","o":1}