ЛитМир - Электронная Библиотека

— Ой!

Девочка одна. Не старше Бесс, какой ее в последний раз видел Крис. Стоит у стола и смотрит на него так, словно он ее испугал. Платье у нее грязное и мятое. Должно быть, несколько дней провела в пути, и льняные манжеты и кружева воротника посерели от грязи.

Девочка не просто некрасивая, она уродливая. Волосы расчесаны прямо и убраны под плотный чепец. Те немногие, что выбиваются наружу, рыжие, брови и ресницы тоже. Нос и щеки густо покрыты веснушками. Да Бесс гораздо красивей. Эта девочка выглядит так, будто боится собственной тени.

— Немного еды, госпожа. — Крис поставил поднос.

— Спасибо. — Даже голос у нее не настоящий. Он словно тень. — Мастер Бойер очень добр…

Крис сделал шаг к ней.

— Что ты знаешь о мастере Бойере? — сердито спросил он.

Она слегка отшатнулась.

— Ничего. Он… он добр ко мне. Сказал, что кто-нибудь принесет мне поесть…

— Что вы здесь делаете? — Девочка явно боится. Почему-то это подбодрило Криса. — Зачем тревожите мастера Бойера?

Девочка покачала головой.

— Я… Я приехала, потому что меня взял с собой дядя Джаспер. Он… я должна ехать к тете, ему по пути. Поэтому я поехала с дядей.

Крис фыркнул.

— Знаешь, кто он такой, этот твой дядя? Он хватает людей, чтобы их убивали. Но зачем он приехал сюда? Мастер Бойер не любитель священников! Зачем искать то, чего никогда не найдешь?

Нэн продолжала качать головой.

— Не знаю. Он мне ничего не говорил.

Она смотрела на мальчика, который стоял прямо перед ней. Между ними только стол. Выглядит он очень грубым… пугающим… несмотря на передник и закатанные рукава. Кто он? Слуга в гостинице? Но почему задает ей эти вопросы? Впервые за все время кто-то усомнился в истории, придуманной дядей Джаспером. Она уверена, что трактирщик с добрым лицом поверил, что она здесь просто сопровождает дядю, ей нужно проехать с ним небольшое расстояние. Она глотнула. Нужно поступать так, как она делала в других местах, начать расспрашивать самой. Но раньше ей всегда приходилось иметь дело со служанками, которые ее жалели и с готовностью ей верили. За все недели, что она провела с дядей Джаспером, ей не встретился такой сердитый и подозрительный человек. Нэн с огромными усилиями попыталась набраться храбрости.

— А ты кто? — Голос ее звучал уверенно, и она немного успокоилась. — Ты сын мастера Бойера?

Он покачал головой.

— Прислуживаю в трактире. — Ответил коротко и не назвал своего имени. Но потом добавил: — Мастер Бойер не женат, у него нет семьи. — Он подошел еще на шаг ближе, внимательно наблюдая, как она отступает. — Кто его оболгал?

— Не знаю… — начала она. Но он резко прервал ее:

— Твой дядя явился охотиться. Кто сказал, что в «Благородном олене» скрываются паписты?

Нэн могла только смотреть на него.

— Он… дядя… ничего мне не говорит. Не знаю, зачем он сюда приехал. — Это ложь, одна из многих неправд, которые лежат на ее совести. Дядя Джаспер говорит, что если ложь служит добру, то это не ложь, но Нэн терпеть не могла лгать.

Она подумала, догадался ли этот трактирный слуга, что она лжет: он все так же сердито смотрел на нее. Что произошло между ним и хозяином, почему он с такой готовностью защищает мастера Бройера? Если они не родственники, как он сказал…

— Мастер хороший человек. — Он помолчал, словно ждал, не посмеет ли она это отрицать. — Его нельзя так беспокоить.

Неожиданно он повернулся и вышел, решительно захлопнув за собой дверь. Нэн осталась на месте. Она дрожала. Приятный коричный запах пирога еще усилил ее тошноту. Нужно заставить себя съесть хоть немного, чтобы никто не усомнился в том, что она девочка, не знающая, чем занимается ее дядя, он только сопровождает ее к тете.

Она взяла кубок и отхлебнула подогретый эль. Напиток теплый и острый. Впервые у нее внутри потеплело. Взяв ложку с роговой ручкой, она разломала хрусткую корочку пирога. Но ела без удовольствия, только из необходимости играть свою роль. Пусть все быстрей кончится — побыстрее, и они уедут отсюда!

За едой она осматривала стенные панели. Она знала, что привело сюда дядю Джаспера: он верил, что сам мастер Бойер не кто иной, как один из предателей священников и что в «Благородном олене» есть тайник, в котором можно спрятаться.

В дни королевы Елизаветы часто устраивались укрытия для священников. Очень хитрые тайники, достаточно большие, чтобы там мог поместиться человек; были и другие тайники, поменьше; в них прятали принадлежности ложной службы. Если мастер Бойер сам священник, как считает дядя Джаспер, она должна искать не укрытие для человека, а тайник с принадлежностями для мессы.

Больше Нэн не могла есть. Тени, лежавшие в углах маленькой гостиной, приблизились, как будто хотели ее вытолкнуть. Девочка прижала руки к груди и дико озиралась. Это где-то здесь — то, что она ищет, должна найти. Она знает это, как будто кто-то кричит ей на ухо.

Так уже было — дважды. Что-то направляет ее прямо к тайнику. Она боится, ужасно боится, когда это необычное знание проникает ей в мозг и шлет в нужном направлении. Но эту тайну она сумела скрыть от дяди Джаспера. Это… это как колдовство, эта ее способность находить спрятанное. А ведьмы — это еще хуже, чем священники. Если только дядя Джаспер узнает… Нэн вздрогнула и негромко застонала, и этот звук испугал ее еще больше.

Нужно побыстрее это найти, чтобы они могли уехать отсюда! Быстрей, быстрей…

Она закрыла глаза и ждала, позволяя знанию прийти, не отталкивая его, вопреки всей своей ненависти к происходящему. Потом, глядя прямо перед собой, хотя на самом деле комнату она не видела, пошла, скользя пальцами по стенным панелям. И когда подошла к камину с дальней стороны, нашла. Здесь… где-то…

Пальцы двинулись вверх и вниз вдоль камина. Нашла. Может, не сумеет открыть, но уж об этом позаботится дядя Джаспер. Со вздохом она вернулась к скамье, с которой на пол свешивался ее плащ.

Огонь ее больше не грел. Как всегда — это знание делало ее слабой и больной — и ей становилось так холодно, словно жизнь уходила от нее. Теперь нужно подыскать объяснение для дяди Джаспера. Она должна объяснить, как узнала тайну. На этот раз она не может сказать, что подслушала разговоры служанок. Этот мальчик… Но вряд ли мастер Бойер доверит слуге тайну, которая может означать его гибель. Нет, сейчас у нее нет никакого правдоподобного объяснения.

Нэн запахнулась в плащ. Молчать тоже не годится. Она не доверяла собственной смелости — особенно в том, что связано с дядей Джаспером. В первые же дни он сломал ее волю, и теперь она его служанка и ничего не может от него утаить, кроме самой большой своей тайны — как она узнает о таких делах.

Она заплакала, безнадежно, тихо, слезы бежали по щекам, и она не пыталась их вытереть. Она всегда боялась, что это произойдет — когда-нибудь.

Крис спустился вниз. Человек короля вызвал мастера Бойера в одну из верхних комнат для допроса. С верха лестницы доносились мужские голоса, а солдаты продолжали ходить из комнаты в комнату.

Джем вместе с Сьюки и Бет, одной из служанок, сидели на кухне. За ними присматривал один из солдат. Но когда их туда загоняли, Крис был во дворе. А он знал одну из тайн дома: дверь, которую легко не заметить, ведет из конюшни прямо в главный зал. Иногда по ночам мастер Бойер уходит и приходит, пользуясь этой дверью, и Крис это видел, но молчал. Это дело мастера Бойера, и ни один знающий его человек не подумает, что он занимается злыми делами. Но ведь эти преследователи считают его священником! Кто мог сказать такую дикую ложь?

Крис задержался у входа в маленькую гостиную. Девочка сказала, что ничего не знает, но он ей не поверил.

Она испугана до полусмерти. Он уверен, что, будь у него возможность, смог бы что-нибудь из нее вытянуть. Он быстро открыл дверь, вошел и сразу закрыл за собой.

Здесь полутемно. Внутренние занавесы опущены, чтобы помешать ледяным сквознякам и дневному свету. Сначала он поискал девочку на скамье или у стола, но ее не было.

10
{"b":"20863","o":1}